Изменение условий финансовых выплат в Европейском союзе: риторика и расчёт

194

used photo: Viktor Orban and Mateusz Morawiecki // Internet

© Стрежнева М.В., 27.11.2020

К возмущению прочих европейских столиц, Будапешт и Варшава 16 ноября 2020 г. заявили о блокировании ими бюджета Евросоюза на 2021–2027 годы (Multiannual Financial Framework – в сумме почти 1 100 млрд евро), а заодно и согласованного в ЕС прошлым летом в чрезвычайном порядке пакета мер по поддержке и восстановлению экономики в условиях пандемии COVID-19 (Next Generation EU – 750 млрд евро). Им не нравятся давно вынашивавшиеся планы Брюсселя привязать будущие финансовые выплаты к критериям по соблюдению государствами-получателями верховенства права. В соответствии с европейским регламентом в том виде, в каком его уже поддержали остальные 25 стран ЕС, на Европейскую комиссию будет возложена ответственность по выявлению правовых нарушений в отдельных странах. В случае обнаружения таковых, ЕК сначала должна будет вступить в диалог со страной-нарушительницей, а в случае провала диалога – предложит Совету министров ЕС принять к ней меры, которые будут включать приостановку европейских выплат и прочие варианты финансового воздействия. Если страна полагает, что рекомендация Комиссии Совету по санкциям в её отношении нарушает принципы объективности и является дискриминирующей, она может в исключительном случае запросить, чтобы данный вопрос прошёл обсуждение в Европейском совете.

В отличие от этого регламента, требующего голосования большинством голосов, основные бюджетные решения в Евросоюзе принимаются единогласно (и здесь к польскому и венгерскому вето вроде бы теперь также собирается присоединиться Словения). Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что «европейская олигархия» пытается подавить слабые государства-члены, и посулил Евросоюзу коллапс, а его венгерский коллега Виктор Орбан назвал бюджетную кондициональность формой шантажа в отношении стран, сопротивляющихся наднациональному курсу в вопросах иммиграции.

Польский министр юстиции Збигнев Зёбро подлил масла в огонь, рассуждая о «порабощении»: «Мы не согласны со столь радикальным ограничением суверенитета». Но тут уж в пылу спора министр, как представляется, неподобающим для официального лица образом утратил в своих речах всякую связь с действительностью. Это происходит с ним, впрочем, не в первый раз. Помнится, в 2006 г. именно министр Зёбро вслух подозревал Россию в фабрикации польских документов на несвежее мясо[1].

В Европейском парламенте ответили на нынешние выпады из Будапешта и Варшавы в том смысле, что со стороны ЕП дальнейших уступок им ждать не приходится (речь идёт о смягчающих изменениях, которые всё же были внесены, по инициативе Германии и по итогам чрезвычайной сессии Европейского совета в июле 2020 г., в законодательное предложение Европейской комиссии 2018 г. по вопросу об увязке уважения к праву и к демократии с прямым доступом к европейским финансам). Франция же предупредила, что «Европу нельзя взять в заложники», а при решении проблемы по фонду «ЕС следующего поколения» в частности можно в крайнем случае обойтись и без этих двух стран, встав на путь продвинутого сотрудничества, для этого предусмотренный. Такую опцию особенно активно пропагандирует Ги Верховстадт, представляющий Европарламент по вопросам брексита[2]. В рамках продвинутого сотрудничества не менее чем девять государств-членов могут имплементировать некие меры, если договориться по соответствующему предложению в полном составе Евросоюза не удаётся. Прочие государства-члены сохраняют право присоединиться к «продвинутым», когда они того пожелают. Решение, одобряющее продвинутое сотрудничество, принимается в Совете министров большинством голосов при согласии Европарламента.

Можно было бы также действовать по образцу создания Европейского механизма стабильности, учрежденного странами Еврозоны на базе международного договора в 2012 г. Однако эксперты Комиссии, умудрённые прошлым опытом, настойчиво советуют отказаться от такого варианта, усматривая в нём опасность повторения множества институциональных сложностей, с которыми ЕК пришлось столкнуться в ходе преодоления долгового кризиса в Еврозоне.

Эти радикальные варианты не дают обойти блокировку восточноевропейскими правительствами вступления в силу самих многолетних финансовых рамок. В Евросоюзе, тем не менее, довольно громко продолжают звучать призывы не поддаваться давлению со стороны авторитарных восточно-европейских режимов. Они подкрепляются тем аргументом, что правительства в Варшаве и Будапеште, подрывающие независимость национальной судебной власти, наступающие на свободу средств массовой информации и неправительственные организации у себя дома, сопротивляются общим финансовым решениям в ущерб интересам собственных граждан, которым и предназначены европейские средства. При этом Венгрии (с населением в 10 млн человек) в следующем многолетнем бюджетном цикле ЕС всего причитается до 61 млрд евро, Польше – свыше 170 млрд. На таком основании многие обозреватели и политики, в том числе венгерские[3], полагают, что два правительства просто блефуют, но в последнюю минуту не откажутся от столь необходимых денег и пойдут на попятную.

Однако это ещё не полная картина происходящего. Европейский союз тоже подчиняется верховенству закона. Поэтому он не может просто взять и сократить финансирование всем получателям в своём государстве-члене, если для таких действий нет правовых оснований в Основополагающем договоре. Единственной правовым ограничителем, позволяющим пойти на подобные действия, является необходимость защиты финансовых интересов самого Союза. Но причинная связь между эрозией верховенства права и нанесением ущерба финансовым интересам ЕС в большинстве случаев будет выглядеть малоубедительной, а потому на самом деле её трудно отстоять в суде[4]. Впрочем, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен утверждает: «Мы говорим здесь о нарушениях верховенства права, которые угрожают бюджету ЕС – и только об этом»[5].

В создавшейся сложной ситуации полной ревизии регламента по верховенству права в угоду отдельным протестующим восточно-европейцам ожидать не приходится. Ей решительно противятся не только Европейский парламент, но и «прижимистые» страны Евросоюза (Австрия, Дания, Нидерланды, Швеция и Финляндия), которые, надо сказать, с большими сомнениями согласились летом 2020 г. на фонд «ЕС следующего поколения» – и только при условии сопровождения его имплементации жёсткой кондициональностью. Средства для него Еврокомиссия собирается занимать на мировых финансовых рынках[6]. Вопрос о том, кто будет, когда придёт время, отдавать долги по средствам, которые пойдут на гранты (313 млрд евро), остаётся несколько в тумане (ныне предусмотренных для этих целей европейских налогов может и не хватить). Для стран-доноров тем более важно, чтобы европейское финансирование не попадало ненароком в руки коррупционеров на местах.

Скорее уж партнеры могут сейчас предложить «подсластить пилюлю» Польше и Венгрии, посулив им больше невозвратных субсидий из этого фонда. Дело в том, что по прежним раскладам соотношение субсидий и льготных кредитов в пакете мер по восстановлению экономики для восточных стран ЕС, сравнительно легко преодолевших первую волну пандемии, но сильно пострадавших от второй, не слишком благоприятное (иными словами, на их долю пришлось больше кредитов, которые всё же им самим надо будет отдавать). Но сложность здесь в том, что кому-то из других стран (Италии, Испании?) пришлось бы теперь поделиться с ними собственной долей субсидий.

Что касается непосредственно бюджетной проблемы, то Европейский союз способен продолжать функционировать в 2021 г. и на основе цифр своего бюджета за 2020 г., хотя бы при таком (маложелательном для всех) временном решении начало имплементации мер из пакета по восстановлению экономики и задержалось бы, но тогда в полном объёме будет осуществляться только выплата сельскохозяйственных субсидий, а финансирование по линии евробюджета научных исследований и структурных расходов может на какой-то период сократиться.

По существу, венгерское правительство при активной поддержке Польши (и отчасти также Словении) использует сейчас психолого-экономическое давление (демонстративно мешает особенно пострадавшим от COVID-19 странам срочно получить от Брюсселя жизненно необходимые субсидии), чтобы попытаться дополнительно ослабить действие регламента по обеспечению соблюдения верховенства права, причём Орбан намекает на возможность компромисса при соблюдении двух условий, что не лишено определенной логики, к которой как будто склонны прислушаться в Германии, занимающей в текущем полугодии председательское кресло в Совете: (1) более чёткое определение самого принципа верховенства права, исключающее политическую мотивировку финансовых санкций; (2) наличие более надежного механизма, позволяющего странам опротестовать бюджетные санкции наднационального уровня.

Пока рассмотрение возникшей политической по сути проблемы, обозначившей серьёзную линию раскола в Евросоюзе, будет продолжаться вплоть до сессии Европейского совета 10-11 декабря 2020 г., на которой она должна стать важным пунктом повестки дня. Конкретные контуры разрешения бюджетного конфликта на данный момент не пока видны.

Примечания:

[1] Минюст Польши: Россия подделала документы на мясо. Виртуальная таможня: таможенно-логистический портал, 29 ноября 2006. Доступ: http://vch.ru/event/view.html?alias=minyust_polschi_rossiya_poddelala_dokumenty_na_myaso.
[2] См.: EU states push for Hungary and Poland to drop budget deal veto // Financial Times, November 17 2020. URL: https://www.ft.com/content/d27a26f2-728d-4b80-9b98-970b8f6e0746. Положения о продвинутом сотрудничестве см. в статьях 20 Договора о Европейском союзе и статьях 326 – 334 Договора о функционировании Европейского союза.
[3] Benedek J. Orban’s bluffing on a rule-of-law mechanism – here’s why // EUobserver.com, 27 Oct., 2020. URL: https://euobserver.com/opinion/149858.
[4] Gros D., Blockmans S., Corti F. Rule of law and the Next Generation EU recovery // ceps.eu, 15 Oct., 2020. URL: https://www.ceps.eu/rule-of-law-and-the-next-generation-eu-recovery/.
[5] Цит. по: Poland, Hungary should go to EU court on rule of law, not block budget, Commission says // Reuters, 25Nov., 2020. URL: https://www.reuters.com/article/eu-budget-vetoes-commission/update-1-poland-hungary-should-go-to-eu-court-on-rule-of-law-not-block-budget-commission-says-idUSL1N2IB0RE.
[6] Тогда лидеры всех стран ЕС приняли подобную увязку в принципе, но не договорились о более точных формулировках.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
13.04.2021

По итогам работы трёхсторонней группы экспертов России, Индии и США опубликован совместный доклад по ситуации в Афганистане «2021: Afghanistan’s Year of Reckoning».

подробнее...

13.04.2021

Олег Давыдов встретился с Министром-советником Посольства Республики Корея в России Лим Хён Тэ. Состоялся обмен мнениями относительно перспектив развития российско-южнокорейского взаимодействия, а также по вопросам, связанным с реализацией КНДР своих ракетно-ядерных программ.

подробнее...

Вышли из печати