Вакцина от голода

103

Kenya. Photo by Feed My Starving Children // www.fmsc.org

© Фрумкин Б.Е., 20.05.2020

Пандемия коронавируса, менее чем за полгода охватившая почти 5 млн человек, стала шоком для экономики и общества во всех странах мира. ООН признала первоочередной задачей объединение усилий для разработки антивирусной вакцины и международную солидарность в обеспечении ею человечества.

Это ослабило внимание к «привычным» долговременным глобальным проблемам. Между тем «коронавирусный кризис» еще более обострил их, одновременно отвлекая ресурсы от их решения. Главной такой проблемой остается проблема голода. К началу 2020 г. голодал каждый 9-й житель Земли. Причем за последние 4 года, число страдающих от т.н. «острой формы отсутствия продовольственной безопасности», прямо угрожающей их жизни, возросло на 70% до 135 млн чел. в 55 странах. Особенно чувствительные к недоеданию в этих странах, – 75 млн детей, – имели задержку роста, и 17 млн – страдали от истощения. В прошлом году голод и связанные с ним болезни унесли жизни около 9 млн чел. или почти каждого 6-го из умерших землян. Пока голод убивает больше людей, чем ВИЧ, туберкулез и малярия вместе взятые. Коронавирус расширил этот печальный список, при этом он унес жизни лишь 350 тыс. чел., а голод с начала текущего года, по некоторым оценкам, – почти 3,5 млн чел. Однако коронакризис усугубил ситуацию, ухудшив продовольственную безопасность миллионов людей. Возникает порочный круг, когда коронакризис усугубляет голод, а голод, в свою очередь, ослабляет здоровье и повышает уязвимость людей к вирусу.

По всему миру карантинные и другие меры по противодействию пандемии привели к массовому закрытию предприятий, росту безработицы, снижению доходов и нарушению цепочек продовольственного снабжения. Причем этот «двойной кризис», в отличие от предыдущих мировых продовольственных кризисов имеет стрессовый характер, к чему мир не был готов. Даже в развитых экономиках это резко повысило нагрузку на системы государственной продовольственной помощи. Например, в США, где действуют более 10 таких программ, только самая масштабная из них поддерживает свыше 40 млн чел., т.е. почти каждого 8-го американца. В Евросоюзе в рамках наднациональной помощи продовольственные наборы получают свыше 12 млн чел., что примерно равно населению Бельгии. Однако богатые страны имеют достаточно денег и продовольствия, чтобы решать эти проблемы. Экстренная помощь оказывается фермерам и пищевым отраслям. Бедные страны таких возможностей лишены. Коронакризис ударил по ним особенно болезненно, резко повысив безработицу и бедность внутри этих стран, почти перекрыв поступления денег семьям от работающих за границей, обрушив доходы от туризма, нарушив транспортно-логистические системы доставки необходимого им импортного продовольствия. Кроме того, ряд стран ограничили экспорт продовольствия, что способствовало его подорожанию. Антикризисные ограничения нарушили и нормальный ход сельскохозяйственных работ. Поэтому перед многими людьми из крестьян и городской бедноты фактически встал вопрос – «умереть от коронавируса или от голода».

Вместе с тем, в целом пока нет признаков ухудшения мировой продовольственной безопасности. По прогнозам Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН, в этом году производство базовых продовольственных и кормовых продуктов будет на прошлогоднем уровне (рис, соя) или выше (пшеница, кукуруза). Соответственно сохранится и мировой экспорт этих продуктов. Это относится и к России, которая, видимо, сохранит положение важного экспортера зерна (45 млн т или более 10% ожидаемого мирового экспорта), в т.ч. главного экспортера пшеницы (36 млн т или 20% мирового вывоза).

Ключевые же проблемы – восстановление транспортно-логистических систем доставки продовольствия странам-импортерам и компенсация кризисного падения их доходов от экспорта традиционных товаров – нефти, минерального сырья, продуктов тропического земледелия (чая и т.п). Очень важны и прекращение (или хотя бы смягчение) вооруженных конфликтов и внутренней политической напряженности в странах, страдающих от недостатка продовольствия. В зонах военных действий люди втрое чаще страдают от недоедания, чем жители стран без конфликтов. Пока прогресса здесь нет, скорее, наоборот, коронакризис способствовал ужесточению ряда конфликтов. Поэтому Всемирная продовольственная программа (ВПП) ООН прогнозирует практически удвоение числа голодающих в мире – до 265 млн чел. Дефицит продовольствия испытывают уже 30 стран. Причем в 10 из них, которые страдают от внутренних конфликтов, мешающих развитию сельского хозяйства и доступу к международной продовольственной помощи (Йемене, ДР Конго, Афганистане, Ю. Судане и др.), острый голод испытывают от 4 до 16 млн чел. Более того из-за недостатка финансирования и проблем с безопасностью сотрудников, ВПП объявила об уходе из Йемена и о сокращении продовольственных пайков для беженцев в некоторых других странах.

Для противодействия «коронавирусному обострению» мировой продовольственной проблемы и недопущения драматического роста числа смертей от недоедания не нужно изобретать вакцину. Она давно и хорошо известна – международная солидарность в содействии развитию АПК в недостаточно обеспеченных продовольствием странах и оказание им кризисной продовольственной помощи.

Все страны должны модернизировать национальные экономические и аграрные политики, чтобы восстановить подорванное коронакризисом равновесие спроса и предложения продовольствия. Меры по поддержанию экономической доступности продуктов питания (особенно для малоимущих) и их физической доступности (через поддержку фермеров, малого и среднего бизнеса в переработке сельхозсырья, хранении и торговле продовольствием) уже предпринимаются или разрабатываются во многих странах. Категорически необходимо поддержать международную помощь в развитии агропродовольственных комплексов менее развитых стран. В ближайшее время следует восстановить, и по возможности нарастить гуманитарную помощь наиболее пострадавших, прежде всего через Всемирную продовольственную программу, помогающую недоедающим в 80 странах мира. В финансировании такой помощи почти 30 странам участвует Россия. По оценкам ВПП, сейчас программа нуждается в дополнительном финансировании в размере 2 млрд долл. в течение месяца, и еще 12 млрд долл. до конца 2020 г., чтобы прокормить около 100 млн чел. При выделении ресурсов на борьбу с коронакризисом и посткризисное восстановление нужды ВПП должны войти в число приоритетов.

Еще более важно обеспечить бесперебойное функционирование цепочек поставок агропродовольственных товаров, избегая несоразмерных протекционистских мер. Наша страна приняла активное участие в выработке в апреле этого года общей позиции министров сельского хозяйства стран Группы 20 по преодолению последствий коронакризиса, в т.ч. недопущению разрыва устоявшихся цепочек поставок ключевых продовольственных товаров, а также предотвращению волатильности и ценовых спекуляций на мировых продовольственных рынках. С реализацией этих мер не стоит мешкать.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
29.05.2020

Александр Дынкин принял участие в вебинаре «Covid-19 and cheap oil in Russia: an explosive mix?», прошедшем в ISPI. 

подробнее...

29.05.2020

В информационном агентстве «Интерфакс» состоялась первая онлайн-сессия «Примаковских чтений» на тему «Россия и постковидный мир».

подробнее...

Вышли из печати