Навстречу ХХ съезду КПК. Китай – США: диалог после съезда…?

448

used images: Joe Biden, Xi Jinping, US and China Flags, Earth // Internet

© Михеев В.В., Луконин С.А., 11.10.2022

Сегодня два основных политических фактора определяют развитие Китая: обострение китайско-американских отношений и назначенный на 16 октября ХХ съезд КПК.

Современное состояние китайско-американских отношений характеризуется резким военно-политическим обострением и некоторым затишьем в идеологическом противоборстве, а одновременно – выходом на понимание «новой нормальности» в вопросах безопасности и ожиданием после съезда перемен.

Обвал в двусторонних связях произошел в августе и был связан с визитом на Тайвань спикера Конгресса США Н. Пелоси. Пекин усмотрел в этом отход Вашингтона от принципа «одного Китая» и «покушение на суверенитет КНР». И хотя высшее руководство США официально подтвердило американскую позицию «одного Китая», по китайским и американским оценкам двусторонние отношения «упали до минимума».

Министерство иностранных дел КНР объявило об ответных мерах в военно-политической области:

  1. Прекращение планирования разговоров по линии связи между руководителями на уровне зон боевого командования вооруженных сил Китая и США.
  2. Отмена рабочих встреч представителей министерств обороны КНР и США.
  3. Отмена встреч в рамках механизма китайско-американских консультаций по военной безопасности на море.
  4. Приостановка сотрудничества между Китаем и США по вопросам репатриации нелегальных иммигрантов.
  5. Приостановка сотрудничества между Китаем и США в области правовой помощи по уголовным делам.
  6. Приостановка сотрудничества между Китаем и США в борьбе с транснациональной преступностью.
  7. Приостановка сотрудничества между Китаем и США в области борьбы с наркотиками.
  8. Приостановка переговоров между Китаем и США по вопросам изменения климата.

Усилилось военное противостояние сторон в Тайваньском проливе, резко возросла активность китайских вооруженных сил, участились военно-морские и военно-воздушные учения НОАК. Журналисты заговорили о риске военного конфликта.

В то же время китайское руководство продолжало и продолжает исходить из стратегического постулата о недопустимости прямого военного столкновения с США – с до конца непредсказуемыми, но в целом негативными последствиями для китайской экономики и для внешнеполитического позиционирования Китая.

На фоне военно-политического обострения выглядит несколько приглушенной традиционная для последнего времени пропагандистская риторика Пекина антиамериканской направленности: «гегемония США виновна в обострении современной международной обстановки; США навязывают свои ценности и вмешиваются во внутренние дела» и т.п. Редкие онлайн-конференции и еще более редкие встречи в сентябре с китайскими экспертами высветили более мягкие, чем еще совсем недавние высказывания китайцев об отношениях с США как в плане неприемлемости для Китая войны, так и в плане полезности нормализации связей с Америкой.

Впрочем, в самый канун ХХ съезда накал антиамериканской пропаганды вновь повысился. В начале октября официальный печатный орган КПК газета «Жэньминь Жибао» выступила со статьей, в которой главным стал тезис о том, что «США не могут считаться подлинно демократической страной», поскольку «навязывают…», «вмешиваются…» и не могут обеспечить «справедливый характер» международных отношений.

Можно предположить, что это отражает дух и содержание той части решений предстоящего съезда, в которых – на фоне сужения геополитического пространства доминирования западных ценностей – пойдет речь о преимуществах китайской политической системы во главе с КПК, «ядром» которой является Си Цзиньпин.

Несмотря на вводимые США санкции против высокотехнологичных корпораций Китая (самый последний пример: внесение в октябре в американский черный список компаний по производству военных дронов и занимающихся разработками в области генома человека), экономическое сотрудничество продолжает развиваться. За первые восемь месяцев 2022 г. американские инвестиции в Китай выросли более чем на 30% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

В преддверии ХХ съезда в конце сентября – начале октября высокопоставленные американские руководители высказались в пользу постепенного возобновления диалога с Китаем по выгодным для США направлениям. Госсекретарь США Э. Блинкен заявил о необходимости восстановить американо-китайское взаимодействие по климату и борьбе с наркотиками.

Министр обороны США Л. Остин дает новую трактовку нарастающего военного присутствия Китая в зоне Тайваньского пролива: «Это не ведет к прямому военному столкновению с США. Однако это является новой нормальностью, которую США должны принять». И предлагает частичное возобновление военных контактов в условиях повышенной напряженности в проливе. Китайское военное руководство осторожно, но все же поддерживает идею постепенного и поэтапного (этапы еще предстоит определить) восстановления военного диалога.

Вместе с тем, до нормализации отношений далеко. В аналитических кругах Вашингтона и Пекина в октябре зазвучал скептицизм в отношении возможности встречи Си и Байдена на полях Саммита G-20 в ноябре в Индонезии, на которую сторонники нормализации контактов в обеих странах возлагали и продолжают возлагать большие надежды.

Параллельно в последние два-три месяца усиливается соперничество сторон за лидерство в Африке и южной части Тихого океана в борьбе за симпатии островных государств.

В сентябре на полях Генеральной Ассамблеи ООН прошла первая встреча созданной США в июне новой группы «Сотрудничество по обеспечению безопасности в сфере минералов». В группу входят англосаксы: Канада, Британия, Австралия; европейцы: Еврокомиссия, Германия, Франция, Швеция; а также азиаты: Япония и Южная Корея. Цель группы – создать альтернативу китайскому доминированию в богатых ресурсами африканских странах за счет формирования специального фонда для обеспечения «безопасности в сфере минеральных ресурсов», используемых для разработки «зеленых технологий», применяемых в производстве батарей для электрокаров, солнечных панелей и ветровых турбин. В дополнение к этому Япония намерена в ближайшие годы выделить 30 млрд долл. на помощь африканским странам, включая обучение административным и экономическим методам управления.

В качестве ответного шага Пекин планирует на ноябрьском Саммите G-20 выступить с инициативой о принятии в группу Африканского союза.

В южной части Тихого океана озабоченность США вызывает неожиданная активность Пекина в регионе в последние месяцы. На прошедшем в сентябре в Вашингтоне Саммите США и 14 стран островной Пацифики Соединенные Штаты, в качестве своего рода балансира китайских инвестиций, выделили странам региона 860 млрд долл. на цели развития экономики.

Обе стороны понимают, что такого рода соревнование за то, кто больше даст денег, позволяет островным небольшим государствам региона маневрировать между двумя лидерами и играть на их противоречиях. Однако полагают, что неизбежные издержки могут окупиться за счет предполагаемого усиления военного и политического присутствия США и Китая на новой площадке геополитического соперничества.

Нарастает американское давление на Китай в сфере высоких технологий. Журналисты по обе стороны Тихого океана пишут об обострении «технологической воны» между Китаем и США.

15 августа 2022 г. Министерство торговли США ввело запрет на экспорт в Китай программного обеспечения для автоматизации электронного проектирования. Ранее, 28 июля США приняли т.н. «закон о чипах». Этот закон в китайских оценках нацелен на прекращение поставок в КНР технологий, оборудования и материалов для производства чипов по технологическому процессу 14 нанометров (Тайвань и Южная Корея производят чипы по техпроцессу 3-4 нм). А также на ускорение возвращения индустрии производства чипов в США (ранее страна выносила такое производство в Азию) путем американских субсидий, что должно привести к разрыву связей между китайской индустрией микросхем и миром.

Пекин связывает закон о чипах с новой инициативой США по созданию группы Chip-4 (CША, Япония, Южная Корея, Тайвань) – альянса четырех главных производителей чипов, задачей которого объявлено «блокирование развития китайской индустрии микросхем и монополизация индустрии высококачественных чипов».

На фоне новой «технологической войны» в Китае растет понимание того, что, как пишет Посол по особым поручениям (в отставке) О. Давыдов, сегодня традиционные войны и конфликты при всей их остроте и разрушительных последствиях уходят в прошлое, вытесняются на периферию международной жизни. Они уступают место конфликтам нового поколения, где в роли оружия будет выступать интеллект, знания, способность к инновационному мышлению, а также умение ключевых игроков быстро адаптироваться к переменам и новым условиям конкуренции на внешних рынках.

Украинская тема продолжает занимать важное место в китайско-американских отношениях. Китайская позиция по присоединению четырех украинских территорий к РФ не выходит за рамки изначальной позиции Пекина по СВО. Китайское руководство не осудило Россию, воздержалось при голосовании в ООН по соответствующей резолюции, но и вновь подтвердило Киеву свою позицию «о недопустимости нарушения суверенитета» и «гегемонии одной страны в этом вопросе», а также не поддержало решение России о включении в состав РФ новых территорий.

Министр иностранных дел КНР Ван И, как и в других сложных для страны ситуациях, традиционно многозначительно прокомментировал позицию Пекина: «Китай не будет стоять в стороне, но и не будет подливать масла в огонь».

В нынешних геополитических условиях просматриваются новые нюансы в подходах американских и китайских аналитиков к украинским событиям. В США эксперты все настойчивее продвигают идею о том, что по мере продолжения военных действий Китаю все труднее будет держать нейтралитет без дополнительного ущерба для китайско-американских отношений и глобальных притязаний Китая на лидерство.

Китайские военные аналитики, комментируя углубляющееся китайско-российское военное сотрудничество с акцентом на частые совместные учения, высказывают опасения – не приведет ли это к дальнейшему ухудшению отношений с США по фактору военной политики России и особому характеру отношений Китая и России.

На этом фоне внимание экспертов и политиков привлекло выступление Г. Киссинджера в начале октября 2022 г. По его мнению Си Цзиньпин, «давая карт-бланш России на СВО» и идя по пути «стратегического партнерства без границ» с Россией, рассчитывал на быструю победу Москвы в Украине. Однако в контексте нынешнего развития ситуации и по мере превращения конфликта в затяжной, по мнению Киссинджера, Си будет все труднее развивать партнерство без границ с Россией без необратимых стратегических рисков для Китая, его геополитических планов и отношений с США.

Исходя из этого тезиса, Г. Киссинджер предсказывает, что после ХХ съезда КПК Си может переосмыслить свой подход к России и возобновить диалог с США.

Оправдается ли прогноз бывшего Госсекретаря США – покажет уже ближайшее время. Лакмусовой бумажкой здесь станет то, состоится или нет ожидаемая встреча Си Цзиньпина и Байдена в ноябре в Индонезии на полях Саммита G-20.

Лучше понять ситуацию могут помочь в какой-то мере и внешнеполитические тезисы ХХ съезда КПК, главными вопросами которого, при всей важности экономики и внешней политики, все же будут кадровые, а именно лишенный интриги вопрос об избрании Си Цзиньпина на третий срок в качестве Генерального секретаря ЦК КПК. И напротив, интриги о предстоящих кадровых изменениях в высшем партийном руководстве, большинство членов которого переступило пенсионный рубеж в 68 лет.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
30.11.2022

Форум «Глобальный энергетический диалог» ИМЭМО РАН провел семинар «Нефтегазовая политика Ближнего Востока». Семинар вела Наталья Иванова.

подробнее...

25.11.2022

На площадке РСМД опубликована статья Никиты Белухина «Холодная дипломатия Северной Европы и Китая», посвящённая экономическими и политическим связям Северной Европы с Китаем и оценке готовности ее стран поддержать шаги по сдерживанию Китая и ограничению контактов с ним.

подробнее...

Вышли из печати