Экономическая программа нового британского правительства: от «либерализма» новых консерваторов к консерватизму традиционных тори

329

used image: Palace of Westminster (the meeting place for the Parliament of the United Kingdom).
Photo by Terry Ott // www.flickr.com/photos/terryott/

© Подколзина И.А., 05.09.2022

В Соединенном Королевстве подведены итоги выборов в правящей партии: новым лидером консерваторов и, соответственно, премьер-министром страны стала Лиз Трасс, занимавшая в прежнем правительстве должность министра иностранных дел. В предвыборной гонке она опередила бывшего канцлера Казначейства Риши Сунака, уход которого со своего поста, как считается, спровоцировал волну отставок в правительстве и, в конечном счете, отставку Бориса Джонсона. Во вторник 6 сентября состоится аудиенция Трасс с Елизаветой II в шотландской королевской резиденции Балморал. В среду новый глава правительства проведет первое заседание кабинета министров и примет участие в работе палаты общин, в том числе, в традиционной сессии «Вопросов премьер-министру».

Предвыборная кампания, продлившаяся около двух месяцев, примечательна тем, что продемонстрировала значительные разногласия между депутатами и рядовыми тори и серьезный раскол внутри консервативной фракции в парламенте. Согласно опросу YouGov, более половины респондентов – членов Консервативной партии выразили несогласие с действиями министров и отставкой Джонсона (53% против 41%). Более того, в гипотетической ситуации с участием Джонсона в качестве третьего кандидата он выиграл бы выборы, получив 40% голосов, тогда как Трасс и Сунак набрали бы 28% и 23% соответственно[i].

Отсутствие единства в парламентской фракции отмечается с 1990‑х годов, но если до 2019 г. раскол проходил по линии отношений с ЕС, то к 2022 г. он сместился в сторону такого принципиального вопроса, как роль государства и рынка в экономике. Показательно, что оба кандидата апеллировали к тэтчеризму, при этом Трасс одержала победу с экономической программой, кардинально отличающейся от той, которую на протяжении двух с половиной лет реализовывал Сунак, отвечавший за экономический и финансовый блок в правительстве Джонсона.

Период карантинных ограничений и последующего восстановления деловой активности характеризуется сдвигом экономической политики влево и усилением перераспределительной функции государства. В частности, в 2020 г. в условиях карантинных ограничений доходы домохозяйств в среднем снизились, тогда как доходы беднейших домохозяйств увеличились[ii]. К концу 2021 г. пандемия отошла на второй план, а значительные социальные выплаты были перенаправлены на поддержание доходов населения в условиях инфляции и сопутствующего ей удорожания жизни. Механизм макроэкономического регулирования был трансформирован таким образом, что ведущая роль перешла к фискальной политике, тогда как монетарная политика фактически была направлена на обеспечение благоприятных условий финансирования правительственных программ[iii]. Следствием принятых в 2021 – первой половине 2022 гг. мер стало усиление прогрессивности налоговой системы и рост налогового бремени до максимального за 70 лет уровня[iv].

Удорожание жизни на фоне высокой инфляции обусловило основную тематику предвыборных дебатов и встреч кандидатов с рядовыми членами партии. Подход, который на практике реализовывал и в ходе кампании отстаивал Сунак, базируется на допущении, что наиболее эффективным инструментом управления инфляцией является манипулирование налогами. Как следствие, ключевым пунктом программы бывшего главы Казначейства являлось сохранение высоких налогов до того момента, пока инфляция не вернется к приемлемым значениям. Ожидаемое при таком раскладе охлаждение экономической конъюнктуры должно выступать фактором, сдерживающим инфляцию. Это снизило бы давление на Банк Англии и позволило бы ему избежать значительного повышения ставки. Показательно, что к середине 2022 г. при инфляции, превысившей 10%, ставка Банка Англии после серии повышений достигла всего лишь 1,75%. Предполагается, что в перспективе низкая стоимость кредита обеспечит восстановление деловой активности, однако в случае неудачи британская экономика рискует застрять в состоянии стагфляции. Стоит отметить, что данный подход отражает текущие тенденции в практике макроэкономического регулирования и соответствует рекомендациям международных институтов[v].

Целью программы Трасс является стимулирование деловой активности и экономического роста. В основе программы – сокращение налогового бремени, финансирование бюджетного дефицита за счет дополнительных заимствований и реструктуризация той части государственного долга, которая сформировалась в период пандемии. В рамках этого подхода акцент сделан на стимулирующем влиянии низких налогов на экономику, а ответственность за инфляцию возложена на монетарную политику. Ключевым антиинфляционным инструментом является ставка Банка Англии, и она должна будет существенно вырасти. В контексте монетарной политики Трасс не исключает возможности пересмотра мандата центробанка. Критики программы полагают, что высокая стоимость заимствований может стать фактором риска для экономики в более отдаленном периоде. Среди сторонников Трасс – представители правого крыла тори, в том числе Дэвид Фрост, Джон Редвуд, Иан Дункан Смит; на этапе голосования во фракции ей отдали голоса такие выбывшие кандидаты, как Суэлла Браверман, Кеми Бэйденок, Пенни Мордент. Программу Трасс поддержал известный экономист Патрик Минфорд, в 1980-х консультировавший Маргарет Тэтчер[vi].

Изменения в налоговой политике

Кардинальные разногласия по вопросам макроэкономического регулирования указывают как на значительное расширение политического спектра, в рамках которого функционирует Консервативная партия, так и на глубочайший кризис, в котором она оказалась после двенадцати лет нахождения у власти.

В целом ситуация, с которой столкнется новое правительство, характеризуется не только высокой инфляцией, но и энергетическим кризисом, забастовками на транспорте, хаосом в аэропортах, кризисом системы здравоохранения, притоком нелегальных иммигрантов, расколом общества по вопросам гендерной идентичности, культуры «отмены» и прочими проблемами, которые в СМИ представляются все более и более апокалиптическими. Осенью, в связи с очередным повышением тарифов на газ и электроэнергию, ожидаются протестные движения, возглавляемые профсоюзами и левыми активистами, в том числе из организаций Don’t Pay и Enough is Enough. На этом фоне все чаще звучат напоминания о «протестной зиме» (Winter of discontent) 1978–1979 гг., которая завершилась вотумом недоверия лейбористскому правительству Джеймса Каллагана.

Несмотря на имеющееся у консерваторов большинство в палате общин в 76 мест, с учетом упомянутого раскола во фракции успешное прохождение законов, предлагаемых новым правительством, не может быть гарантировано. Помимо сопротивления в парламенте оппозиции и части однопартийцев, правительству придется взаимодействовать с влиятельной неорганизованной группой проевропейски настроенных организаций, благотворительных фондов, чиновников аппарата государственной службы, продвигающих прогрессистскую повестку, не всегда совпадающую с традиционными консервативными ценностями. Десятилетие назад с легкой руки Майкла Гоува, занимавшего тогда пост министра образования, и его советника Доминика Каммингса, эта группа была идентифицирована как “The Blob” – по названию желеобразной инопланетной сущности, поглощающей все вокруг, из одноименного фантастического фильма ужасов 1950-х. В 2020 г. Каммингс, будучи уже советником Джонсона, попытался реформировать систему государственной службы, но потерпел неудачу.

Очередные всеобщие выборы должны состояться не позднее января 2025 г.[vii]. На самом деле, в смене лидера правящей партии в середине избирательного цикла нет ничего необычного: после Второй мировой войны 9 из 16 премьер-министров заняли этот пост в период между всеобщими выборами. Что касается текущих событий, то в голосовании за нового лидера на «партийном этапе» могли принять участие те члены партии, которые оплатили годовой взнос не позднее трех месяцев до начала выборов. Точной информации о численности Консервативной партии не сообщается, по приблизительным оценкам, – это порядка 160–180 тыс. человек. В то же время, численность избирателей, регистрируемых для участия во всеобщих выборах, составляет 46,5 млн. Это обстоятельство будет использовано для давления на новое правительство и саботирования мер под предлогом ограниченной легитимности.

Примечания:

[i] Members think it was wrong to oust Boris Johnson. YouGov. 3 August 2022 https://yougov.co.uk/topics/politics/articles-reports/2022/08/03/more-our-conservative-members-poll
[ii] Living standards, poverty and inequality in the UK: 2022. IFS. 2022 https://ifs.org.uk/publications/16124
[iii] Quantitative easing: a dangerous addiction? House of Lords. Economic Affairs Committee. 1st Report of Session 2021–22 https://committees.parliament.uk/publications/6725/documents/71894/default/
[iv] Economic and fiscal outlook – March 2022. OBR. 2022. https://obr.uk/download/economic-and-fiscal-outlook-march-2022/
[v] United Kingdom. IMF Country Report No. 22/56. IMF. 2022. 109 p.
[vi] Heffer S. Patrick Minford: ‘Liz Truss is the nearest thing we’ve got to Margaret Thatcher’. The Telegraph. 27 August 2022 https://www.telegraph.co.uk/news/2022/08/27/patrick-minford-liz-truss-nearest-thing-got-margaret-thatcher/
[vii] The Dissolution and Calling of Parliament Act 2022


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
04.10.2022

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Никиты Белухина «Датское Содружество в прицеле великих держав» , посвящённая парадипломатии Гренландии и Фарерских островов и отношениям этих автономных территорий с Данией.

подробнее...

04.10.2022

В г. Светлогорске Калининградской области проходит Форум по вопросам безопасности и сотрудничества России и Белоруссии «Рубежи Союзного государства». В Форуме принимают участие Александр ДынкинФедор Войтоловский, Эдуард Соловьев и Иван Данилин.

подробнее...

Вышли из печати