Столкновения на индийско-китайской границе

134

Ladakh by tiendat dinh // www.flickr.com/photos/dinhtiendat/

© Куприянов А.В., 18.06.2020

Ночью 15 июня в долине реки Галван в Ладакхе произошло столкновение между китайскими и индийскими солдатами. Несмотря на то, что ни одна из сторон не применяла огнестрельного оружия, оно закончилось гибелью 20 индийских военнослужащих. Трое из них, включая полковника Сантоша Бабу, погибли во время стычки, остальные, по имеющимся сведениям, получили тяжелые травмы и замерзли, когда температура ночью опустилась ниже нуля. Китайская сторона также понесла потери. По некоторым данным, они составили 35 человек, но Пекин эти сведения пока не подтвердил.

Гибель десятков военнослужащих в результате рядовой пограничной драки стала неприятным сюрпризом и для Нью-Дели, и для Пекина. С 1975 г., когда в перестрелке погибли четверо индийских солдат, все столкновения такого рода на границе обходились без жертв. Выработался неписаный «пограничный кодекс поведения»: во время стычек на спорных участках огнестрельное оружие не использовалось, стороны обходились кулаками, палками и камнями. На протяжении десятилетий этот кодекс позволял избегать потерь, однако сейчас дал сбой. По всей видимости, это было связано со спецификой места, где произошло столкновение, и погодными условиями. По сообщениям прессы, многие индийские солдаты сорвались или спрыгнули, спасаясь от ударов дубинками, в ледяную и быструю реку Галван с каменистого склона, высота которого достигает нескольких метров, в результате чего получили тяжелые травмы.

Сам пограничный спор между Индией и Китаем имеет долгую историю. Граница между двумя странами основывается в основном на так называемых линиях Арда-Джонсона и Макмагона, проведенных соответственно в 1897 и 1914 гг. Китайское правительство эти линии не признало, однако в конце 1940-х гг. после получения Индией независимости и образования КНР этот вопрос был отложен в долгий ящик, так как Пекин и Нью-Дели были заинтересованы в укреплении взаимоотношений и совместных действиях на международной арене. Однако постепенное нарастание противоречий между Индией и Китаем, взаимное недоверие и непонимание мотивов действий друг друга привели к конфликту – пограничной войне 1962 г., в которой Индия потерпела поражение. По итогам конфликта китайские войска заняли территорию Аксайчин, которая лежала в пределах сферы требований КНР и через которую проходила стратегически важная дорога, связывающая Синьцзян и Тибет, но отступили с других спорных территорий.

С тех пор пограничный вопрос является одной из самых болезненных тем в отношениях Индии и Китая. Обе стороны подозревают друг друга в намерении захватить всю спорную территорию; любое усиление войск на границе, строительство инфраструктуры, передвижение сил трактуется как возможная подготовка к агрессии и немедленно вызывает ответные меры. Ситуация усугубляется тем, что из-за отсутствия принципиального соглашения о границе она не делимитирована и не демаркирована, в результате чего представления Индии и Китая о том, где именно она проходит, порой расходятся, что приводит к стычкам пограничных патрулей. Спором о границе индийско-китайские противоречия не исчерпываются, но этот вопрос остается одним из самых острых, мешая развитию двусторонних отношений. Индийское руководство неоднократно выражало намерение разрешить, наконец, пограничный спор. В начале 2000-х гг., во время второго премьерского срока Атала Бихари Ваджпаи, Индии и Китаю удалось вплотную подойти к урегулированию этого вопроса, но поражение «Бхаратия Джаната парти» (БДП) на выборах не позволило завершить процесс. Глава МИД Индии в нынешнем правительстве БДП Сумбаманьям Джайшанкар также неоднократно заявлял, что Индия намерена в принципе урегулировать пограничный спор, однако никаких конкретных шагов для этого, насколько известно, сделано не было. При этом административная реформа в августе 2019 г., в результате которой был упразднен штат Джамму и Кашмир, а Ладакх, в состав которого, с индийской точки зрения, административно входит Аксайчин, вызвала в Пекине недовольство. Масла в огонь подлило заявление главы МВД Индии Амит Шаха, в очередной раз подтвердившего, что Нью-Дели рассматривает Аксайчин как часть Ладакха. Но непосредственной причиной нового обострения, по всей видимости, послужило завершение строительства Индией рокадной дороги Дарбук – Даулат-Бег-Олди, резко изменившей в пользу Индии стратегическую ситуацию в регионе.

Нынешний виток противостояния начался со стычки в районе озера Пангонг-цо 5 мая. В дальнейшем произошли стычки в районе перевала Наку-Ла в Сиккиме и на Линии фактического контроля в Ладакхе (долина реки Галван и Хот Спрингс). Обе стороны стянули в район противостояния силы численностью до бригады, усиленной артиллерией, обвинив друг друга в нарушении Линии фактического контроля. На прошедших 6 июня переговорах между индийской и китайской военными делегациями было достигнуто принципиальное соглашение о разводе войск во всех точках противостояния, кроме озера Пангонг-цо. Во время процесса развода и произошла трагедия в долине Галван.

Гибель 20 индийских военных привела к значительному обострению обстановки. Индийское правительство, до того избегавшее комментариев по вопросу пограничных столкновений, выступило с жесткими заявлениями о готовности дать отпор любому врагу. Части в западном секторе Линии фактического контроля были приведены в состояние повышенной готовности. Премьер-министр Нарендра Моди пригласил к себе лидеров политических партий, чтобы обсудить ситуацию и дальнейшие действия.

В настоящий момент руководство Индии находится на развилке. В случае дальнейшей эскалации противостояния Моди и его правительство укрепят позиции внутри страны, но сам по себе конфликт между ядерными державами чреват самыми серьезными последствиями. Даже в том случае, если дело ограничится локальной пограничной войной, индийско-китайские отношения будут испорчены на годы вперед, а пространство принятия решений для индийских политиков критически сузится.

С другой стороны, трагедия в долине реки Галван может послужить толчком для окончательного урегулирования пограничного вопроса, что снимет одну из самых сложных проблем в индийско-китайских отношениях и исключит возможность повторения подобных инцидентов. Этот вариант представляется наиболее выгодным для России, не заинтересованной в обострении напряженности между ее стратегическими партнерами, но его реализация зависит прежде всего от готовности индийского руководства пойти на известные внутриполитические риски.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
10.07.2020

В информационном агентстве "Интерфакс" состоялась заключительная онлайн-сессия "Примаковских чтений"  с участием Министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

подробнее...

10.07.2020

Предлагаем вашему вниманию содержание нового номера журнала «Мировая экономика и международные отношения» (т. 64, № 7, 2020).

подробнее...

Вышли из печати