СААРК в условиях пандемии

193

used umage from Internet

© 08.07.2020, Брагина Е.А.

Крайне тяжелым стало воздействие COVID-19 как на Индию, так и на её ближайших соседей, страны Южной Азии (Афганистан, Бангладеш, Бутан, Мальдивы, Непал, Пакистан, Шри Ланка) с общей численностью населения свыше 1,8 млрд человек. Это 23,8% населения всего мира, из них – более 80% молодого возраста. 33,4% живут в условиях чрезвычайной бедности менее 1,9 долл. в день (критерий ООН). Все перечисленные выше восемь стран в 1987 г. стали членами созданного ими регионального объединения СААРК – «Ассоциация регионального сотрудничества Южной Азии» (South Asian Association for Regional Cooperation), которое за все годы существования показало свою неэффективность. В 2005 г. Китай получил статус наблюдателя в СААРК, что давало ему возможность участвовать в работе Ассоциации, делать время от времени финансовые вложения в её фонд. Эта позиция позволила КНР постоянно быть в курсе дел всех восьми стран Южной Азии.

Сложные взаимоотношения Индии и Пакистана, самых экономически и политически влиятельных стран Южной Азии, создали определенные трудности в работе СААРК. Постоянной проблемой стали трансграничные нарушения между Индией и Непалом, Индией и Бангладеш. В Индии работают 279 тысяч выходцев из Непала, а многие индийцы также в поисках работы перебираются в эту страну. Схожая ситуация существует с временными рабочими из Бангладеш в Индии. Эта проблема резко обострилась, когда в связи с COVID-19 границы закрылись, и сотни тысяч людей в странах региона не смогли вернуться на родину.

Темпы роста стран Южной Азии в целом к середине 2020 г. опустились до 0,1%. Резко упала хозяйственная активность и внешний спрос, от которого существенно зависят экономики стран-членов СААРК. Оценки перспектив региона международными организациями противоречивы, но в основном пессимистичны. Так, Мировой банк предупредил, что Южная Азия, в связи с пандемией коронавируса, стоит перед самым тяжелым кризисом за последние 40 лет[1]. Но тот же банк, по свидетельству индийской газеты «The Economic Times», прогнозирует 6,6% роста региона в 2021 г. и инфляцию 2,4% против текущей 2,9%[2]. Такой отскок теоретически возможен, но низкие экономические показатели первого и частично второго кварталов этого года вызывают сомнения в возможности значительных положительных сдвигов.

Н. Моди проявил незаурядную политическую дальновидность и дипломатическую гибкость, обратившись 15 марта в разгар пандемии в ходе организованной по его инициативе видеоконференции к главам стран-членов СААРК с конкретным предложением. Он призвал их обсудить ситуацию в здравоохранении стран-членов организации, а главное, создать на добровольных началах чрезвычайный фонд для взаимной поддержки в трудное время. Был назван взнос Индии в будущий фонд, который предлагалось собрать в размере 10 млн долл. Инициатива Н. Моди была своевременной, вполне в духе ранее провозглашенного им лозунга «Соседство прежде всего» (Neighborhood is first). Но если предыдущие попытки совместных действий стран Южной Азии большей частью оставались нереализованными, то в условиях пандемии коронавируса идея объединения усилий на началах добровольной взаимопомощи сразу получила поддержку всех членов СААРК.

Такая быстрая, а главное, положительная реакция, произошла чуть ли не впервые за годы существования этой организации. В каждой из стран-участниц к марту 2020 г. уже были зафиксированы случаи заражения коронавирусом – в Индии около 100 человек, Пакистане 55, на Мальдивах 8, в остальных членах СААРК официальных показателей заболеваемости ещё не было. Но реальность растущей общей опасности была уже осознана всеми её участниками. В мартовской видеоконференции 2020 г. все восемь государств-членов Ассоциации были представлены первыми лицами, за исключением главы Пакистана Имран Хана. Вместо него присутствовал министр здравоохранения этой страны. Обсуждались возможные формы и масштабы взаимопомощи стран в противостоянии общей опасности. Н. Моди сообщил, что Индия в счёт предлагаемого ею добровольного фонда в 10 млн долл., уже закупила на 1,7 млн долл. лекарства и медицинское оборудование для доставки в шесть стран-членов СААРК, за исключением Пакистана.

Первой предложение Н. Моди поддержала премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина Вазед, сообщившая, что её страна выделила Мальдивам медицинскую помощь в размере 1,5 млн долл. Все члены СААРК в ходе видеоконференции высказались за создание чрезвычайного добровольного фонда для борьбы с COVID-19 и подтвердили намерение его финансировать. Размеры взносов были разными, но в них участвовали все страны Южной Азии (в млн долл.): Афганистан и Непал – по 1,0; Бангладеш – 1,5; Бутан – 0,1; Индия – 10, Мальдивы – 0,2; Шри Ланка – 5,0. Последним был Пакистан, объявивший 9 апреля 2020 г. свой взнос в размере 3 млн долл. В итоге к 10 апреля члены СААРК сформировали на добровольных началах чрезвычайный фонд в размере 21,8 млн долл., первый в истории этой организации. Было также решено совместно вести постоянное наблюдение за распространением пандемии в странах-участницах организации, чтобы бороться с общей опасностью. Индия ранее направила на Мальдивы бригаду врачей для помощи местным властям в связи с начавшимся на этом небольшом островном государстве распространением коронавируса.

Инициатива Н. Моди, сразу поддержанная правительствами всех стран Южной Азии, показала, что потребность в объединении усилий территориально близких государств региона в противостоянии пандемии была объективно необходима и востребована. Это стало резким контрастом по сравнению с развитыми экономиками, не сумевшими скоординировать усилия в оказании помощи развивающимся странам, в то время, когда они особенно в ней нуждались.

До начала пандемии COVID-19 в мировом хозяйстве и экономических стратегиях большинства стран побеждала идея глобализации, как своего рода объективная закономерность/направленность/обусловленность экономического развития. Разрушительные удары опасной болезни поразили в разных масштабах все государства, заставив использовать в первую очередь экономическую изоляцию для защиты. Распространившаяся болезнь поражала прежде всего население в возрасте от 20 до 39 лет, в Индии к этой группе относится 44%, в Пакистане – 45%, в Бангладеш – 67% населения. Все страны-члены СААРК испытали тяжелое давление пандемии на национальную экономику.

Как закономерное следствие, особый вес и значение обрели внутренние ресурсы и возможности выживания каждой страны в сложившихся условиях. Пример СААРК, территориально близких, во многом исторически связанных между собой государств, наглядно подтвердил необходимость совместных действий. Впервые восемь государств-членов Ассоциации сумели не только договориться, но и начать действовать совместно. Однако в начале мая премьер-министр Пакистана Имран Хан отменил объявленный им ранее карантин, и результатом стала массовая вспышка заболеваемости в стране. ВОЗ выступила с настойчивым заявлением о необходимости снова ввести в стране двухнедельный карантин, чего сделано не было.

Во второй половине июня ВОЗ объявила об очередном витке роста заболеваемости в странах Южной Азии. Одновременно в Пакистане начался тяжелый экономический кризис. Шри Ланка также переживала глубокий спад, связанный, в том числе с высокой внутренней и внешней задолженностью. Бангладеш удержала рост на уровне 1,6%, который, по оценке Мирового банка, едва ли продлится в связи с обвальным спадом основы её экспорта – готовой швейной продукции.

Главная опасность для стран СААРК прогнозируется в связи с тем, что они ещё не прошли пика пандемии, который для Пакистана ожидается ближе к осени и предполагает миллион заболевших. Индии обострение заболеваемости угрожает в конце октября - начале ноября 2020 г. Как считают некоторые обозреватели, «весь мир должен готовиться ко второй волне СOVID-19, но, видимо, Южной Азии ещё предстоит длительная разрушительная первая волна»[3]. Большинство прогнозов возможных экономических изменений в странах Южной Азии под давлением пандемии выглядят довольно пессимистично. Пересмотрены темпы итогового роста региона в 2020 г. Вместо апрельского прогноза 4,1% роста в июне названы 3%, но и новый ориентир, судя по состоянию экономик стран региона, не будет достигнут. В сложившейся ситуации прогноз 6% роста СААРК в 2021 г. также был снижен до 4,9%, и нет признаков, что такой рост окажется реальным[4].

Особого внимания заслуживает следующий нестандартный вывод для стран Южной Азии, соответственно, и для СААРК: «В ходе подъёма глобализации считалось возможным, что страны, например Индия, будут постепенно экономически интегрироваться в зону процветания, присоединяясь к быстро развивающимся странам, расположенным восточнее. Теперь, похоже, страны Восточной и Юго-Восточной Азии восстанавливаются относительно быстро после пандемии, в то время как Южной Азии ещё предстоит с ней бороться. Одним из длительных последствий пандемии может стать глубокое разделение внутри самой Азии»[5]. Иными словами, перспективы СААРК, основного объединения Южной Азии, с огромной численностью населения и низкими доходами, представляются, в лучшем случае неопределенными.

Примечания:

[1] The Hindu. 26.04.2020
[2] The Economic Times. 18.06.2020.
[3] The Nikkei Asian Review. 17.06.2020
[4] The Economic Times. New Delhi,18.06.2020
[5] The Nikkei Asian Review. 17.06.2020


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
06.08.2020

Онлайн-брифинг Федора Войтоловского в международном мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» о текущем состоянии российско-американских отношений.

подробнее...

05.08.2020

Состоялся очередной научно-практический семинар в рамках сотрудничества ИМЭМО РАН и Международного финансового центра «Астана» (Казахстан). С докладом на тему «Развитие отношений США и КНР: экономика и политика» выступил Федор Войтоловский. 

подробнее...

Вышли из печати