Россия и США лицом к лицу

264

used photo // infosmi.net

© Журавлева В.Ю., 18.06.2021

16 июня на нейтральной территории за закрытыми дверями российский и американский президенты встретились лицом к лицу. Свою версию четырехчасовых переговоров каждый из лидеров озвучил на отдельной пресс-конференции. Никаких совместных заявлений и тем более ужина – ничего, что свидетельствовало бы о восстановлении отношений между двумя странами. И все же складывается впечатление, что саммит превзошел все самые оптимистичные ожидания. К безусловным успехам относят решение вернуть послов двух стран, договоренность возобновить консультации по стратегической безопасности и начать новый диалог по кибербезопасности. Работа в ключевых для российско-американского взаимодействия сферах с большой вероятностью возобновится. Но самый главный результат этого саммита – восстановление контакта на высшем уровне, диалога между главами государств, на котором традиционно строятся и держатся российско-американские отношения. Это не означает, что теперь все будет хорошо, и мы чудесным образом окажемся в новой реальности конструктивного взаимодействия двух стран. Нет, эту реальность еще надо строить совместными же усилиями. Но зеленый свет на ее построение президенты дали, а значит теперь возможно хотя бы подумать об изменении модели отношений двух стран.

Причина непонятного внешнему наблюдателю ажиотажа вокруг саммита двух стран, который даже не привел к подписанию формальных соглашений, не говоря уж об отмене санкционного режима, кроется в самой модели отношений, выстроенной в эпоху холодной войны, в основе которой вынужденное конфликтное взаимодействие двух ядерных держав, ограниченное довольно узкой повесткой безопасности. В лучшие периоды конфликт контролируется рамками договоренностей, а в острые моменты, как тот, в котором застряли мы сейчас, рамки противостояния разрушаются и конфликт приобретает непредсказуемый характер. Только непосредственная угроза безопасности способна вернуть взаимодействие в управляемое русло. И далеко не каждая личная встреча на самом высшем уровне может запустить этот процесс.

Сегодня, когда действовавшая структура безопасности разрушена, число военных воздушных и морских инцидентов между Россией и странами НАТО растет каждый месяц, а большинство экспертов сходятся в том, что Россия и США находятся в состоянии гибридной войны, наступил тот самый момент очередной калибровки – поиска новой точки конфликтного равновесия. Первый шаг был сделан президентом Байденом, который подписал продление договора СНВ-3, вторым шагом стал саммит, основная цель которого как раз в том, чтобы запустить выстраивание нового равновесия. Но будущее отношений зависит от возможного третьего шага, который также должны сделать лидеры двух государств, хотя вероятность его пока остается туманной.

Проблема в том, что вероятное новое равновесие будет таким же временным и неустойчивым, каким были все предыдущие, потому что держится оно исключительно на рациональном выборе глав двух государств не пересекать последнюю черту. Парадокс российско-американских отношений состоит в том, что полностью зависимые от человеческого фактора контакты между лидерами при этом лишены человеческой составляющей.

Чтобы выйти за рамки модели балансирующего равновесия, которую страны вынесли из эпохи холодной войны, нужно изменить ее стержень. Неконфликтная модель отношений сочетает в себе несколько уровней, каждый из которых выполняет свою функцию в создании полноценных стабильных отношений. Основная задача государств в такой модели – создавать условия существования для модели в целом и искать параметры взаимодействия для других уровней. Долгосрочные же, устойчивые к кризисам глубокие отношения, антропоцентричны по своей сути и строятся на двух других уровнях – социальном и экономическом, завязанных на непосредственные контакты между людьми. Именно человек составляет стержень стабильной неконфликтной модели отношений двух государств. Профессиональные, личные, партнерские контакты и связи, выстраиваемые между людьми, наполняют взаимодействие государств жизненной силой. В российско-американской схеме же человек вытеснен за рамки. Государства вместо того, чтобы создавать условия долгосрочных отношений, в конкурентной борьбе за лидерство и сферы влияния выстраивают все новые и новые барьеры между людьми.

Символом расчеловечивания двусторонних отношений служат негативные образы друг друга, укоренившиеся в общественном сознании и легко воссоздаваемые при каждом обострении конфликта. Образ врага стал за долгую историю противостояния удобным инструментом мобилизации населения и быстро вернулся в инструментарий двух государств в 2015 г. На сегодняшний день обе страны взаимно занимают первую строчку в «хит-параде» «враг государства». В 2020 г. 82% россиян, уверенных, что у России есть внешние враги, отдали пальму первенства США[1]. В США также большинство опрошенных последние шесть лет называют Россию врагом номер один, ей уступили место Северная Корея и Иран, а в 2019 г. – Китай[2].

Также граждане обеих стран негативно оценивают противоположную сторону. В США число таких оценок постоянно росло и в 2019 г. составило 73% (хотя еще в 2015 г. всего 40% граждан придерживались негативного мнения относительно России)[3]. В России динамика более позитивная – после роста в 2015 г. до тех же 73%, негатив стал снижаться и в последние годы только 43% россиян отрицательно относятся к США[4]. Но это все еще в два раза больше, чем в докризисное время.

Трагедия сегодняшнего дня в том, что в условиях такого острого противостояния государств происходит дегуманизация отношений на уровне человека. Граждане одной страны перестают воспринимать граждан другой страны, как людей подобных себе, и начинают ассоциировать их с государством, с которым ведется война, в том числе информационная. Именно это отражают цифры социальных опросов.

В большей мере это характерно для США, где антироссийская кампания стала частью политической игры, внешнеполитической стратегии сохранения глобального лидерства и социальных трансформационных процессов, в центре которых формирование новой национальной идентичности. В России этот тренд не настолько устойчив во многом в силу внутреннего конфликта по линии государства и общества.

Дегуманизация сопровождается окончательным вытеснением человеческих отношений из взаимодействия: блокировкой и сокращением контактов на уровне общества между двумя странами. То, что активно развивалось в постсоветский период – контакты на уровне научных сообществ, культурные связи по линии общественных, некоммерческих, религиозных организаций – фактически свернуто в настоящее время дипломатического, политического и информационного противостояния. Различные некоммерческие организации, создававшие условия для непосредственных контактов между людьми, переведены государствами во «вражеских агентов», деятельность которых стала нежелательна на территории противоположной страны. Большинство экспертных и научных контактов сохраняются исключительно благодаря энтузиазму и настойчивости отдельных институтов или даже экспертов. При этом информационная среда настолько агрессивна, что для сохранения таких контактов нередко требуется отказ от публичности.

Между тем, без развития этого уровня российско-американское взаимодействие обречено на перманентный конфликт. Образно взаимодействие двух стран можно представить в форме перевернутой пирамиды, верхний широкий уровень которой представляют межгосударственные контакты в сфере безопасности, а нижний кончик, на котором она балансирует – человеческие связи, лишенные взаимного доверия, интереса и понимания.

Третий уровень взаимодействия – экономический, как ни странно, стоически сохраняет свои показатели на протяжении текущего кризисного периода, но доля его слишком мала, чтобы гарантировать успешное и устойчивое развитие двусторонних отношений.

Традиционно США и Россия не могут похвастаться развитыми экономическими связями. Экономики наших стран не завязаны друг на друга, в отличие от экономик США и Китая, и даже во многом взаимно исключают друг друга. Однако, как показывают исследования, торговые отношения США и России довольно стабильны, вопреки негативным политическим условиям. В 2019 г. взаимный товарооборот увеличился на 5% по сравнению с 2018 г. и достиг 26 млрд долл. Это было все еще меньше 31 млрд докризисного 2011 года, но все же очень близко. Пандемия внесла свои коррективы в процесс восстановления торгового оборота: показатели падали весь прошлый и начало этого года. Но итог первого полугодия оптимистичен: рост взаимной торговли на 15%.

Взаимные инвестиции также стабильно росли на протяжении всего периода с начала 2000-х годов. После резкого падения кризисного 2010 г., они восстановились и практически не реагировали на державное противостояние. Хотя конечно, надо понимать, что инвестиции США в Россию составляют меньше 1% от всех американских инвестиций в мире, отражая то самое отсутствие экономического фундамента, необходимого для выстраивания устойчивых отношений.

И все же на последнем Всероссийском экономическом форуме американская делегация была одна из самых многочисленных. А по данным Американской торговой палаты, в России работают не менее 3 тысяч фирм с участием капитала США. Эти попытки бизнеса двух стран удержаться на плаву, также как немногочисленные, но сохраняющиеся научные и культурные контакты говорят о том, что вопреки державному противостоянию, конфликтную модель, созданную в эпоху холодной войны и поддерживаемую политическим истеблишментом обеих государств, можно изменить, вернув в нее человека.

Однако запуск этих изменений может быть осуществлен только на государственном уровне. Именно руководства двух стран, помимо необходимого восстановления диалога по безопасности, должны сделать третий и стратегически самый важный шаг – создать благоприятные условия для развития отношений на уровне человека. Сделать это на самом деле довольно просто: восстановить работу консульских служб, авиасообщение между двумя странами, разрешить деятельность научных, культурных, религиозных, информационных некоммерческих организаций на своей территории и перестать навязывать своим гражданам идеологические ярлыки давно ушедших времен. И тогда, возможно, у российско-американских отношений появится человеческое лицо и устойчивость в ответ на всевозможные кризисы.

Примечания:

[1] Враги. Левада-центр. Электронный ресурс. URL: https://www.levada.ru/2020/10/15/vragi-2/
[2] L. Saad. Majority of Americans Now Consider Russia a Critical Threat. Gallup, February 27, 2019. Электронный ресурс. URL: https://news.gallup.com/poll/247100/majority-americans-consider-russia-critical-threat.aspx
[3] Там же.
[4] Как будет меняться отношение Россиян к США. Левада-центр. Электронный ресурс. URL: https://www.levada.ru/2018/12/06/kak-budet-menyatsya-otnoshenie-rossiyan-k-ssha/


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
22.07.2021

Опубликован второй номер «Ежеквартального бюллетеня инцидентов». В нем представлена подборка воздушных и морских инцидентов вблизи границ РФ, а также с участием российских кораблей и летательных аппаратов в иных регионах.

подробнее...

22.07.2021

На сайте Российского совета по международным делам (РСМД) опубликована статья Дмитрия Офицерова-Бельского – «Молдова у горизонта событий». Молдова подошла к горизонту событий и это задает потребность в новых подходах, учитывающих, что любой пророссийский проект будет являться заведомым анахронизмом.

подробнее...

Вышли из печати