Публичная дипломатия США после Д. Трампа: орел или решка?

178

White House by bobbsled // www.flickr.com/photos/mpd01605/

© Артамонова У.З., 15.01.2021

Остаются считаные дни до инаугурации президента США Джозефа Байдена. С учетом того, что он пообещал вернуть уважение к Америке в мире[1] и добиваться глобального лидерства США «не только примером их мощи, но и мощью их примера»[2], можно сделать выводы о том, что публичная дипломатия будет одним из активно используемых инструментов его внешней политики. Продолжит ли публичная дипломатия США переживать системный кризис и постепенное ослабление эффективности[3] или можно ожидать внушительных преобразований в этой сфере? В одинаковой степени вероятными представляются два сценария развития событий.

Сценарий №1 - пассивный

В первом случае администрация Дж. Байдена ограничится умеренной интенсификацией усилий публичной дипломатии без комплексных реформ и стратегического переосмысления. В пользу этого сценария говорит усилившийся внутриполитический раскол между двумя партиями и их сторонниками. Со стороны новой администрации будет ожидаемым возложить основную вину за ущерб международному имиджу США на Д. Трампа и принятые им политические решения, а не на недостатки системы публичной дипломатии. Тем более что существенное ухудшение международного общественного мнения о США было зафиксировано именно на фоне выборов 2016 г.[4] Дж. Байден даже написал в своем твиттере в ноябре 2020 г., что следующему президенту придётся столкнуться с «колоссальным вызовом, чтобы восстановить разрушенную при Трампе внешнюю политику США»[5].

При такой оценке ситуации новое политическое руководство может сделать ставку на значительное восстановление уровня привлекательности и авторитета США в мире за счет прихода к власти нового президента и отмены ряда решений Трампа в различных сферах[6]. Кроме того изменения общей риторики на резко отличающуюся от той, которую использовал Трамп[7], тоже не потребует дополнительных усилий по реформированию институтов публичной дипломатии.

Новая администрация может отказаться от масштабных преобразований в сфере публичной дипломатии из-за сложившейся внутренней ситуации. Комплексная системная реформа затратна, а новый президент и так принимает страну со множеством серьезных проблем, требующих срочного решения и значительных вливаний: пандемия и ее последствия, обострение социальной напряжённости и прочее.

Имеет значение и такой фактор, как потенциальное количество президентских сроков. Спекуляции о том, что Дж. Байден пришел к власти всего на один срок, отчасти подогреваются заявлениями, которые он делал во время предвыборной кампании, называя себя «переходным кандидатом»[8] и «ничем иным, как мостом для нового поколения демократических лидеров»[9]. При таком раскладе нет причин начинать комплексное реформирование публичной дипломатии, так как это задача на долгосрочную перспективу, а у Байдена не будет возможности довести ее до логического конца.

Еще один аргумент в пользу пассивного сценария связан с тем, что ряд преобразований в системе публичной дипломатии уже был проведен в период президентства Б. Обамы. В частности, был изменен принцип руководства Агентством США по глобальным медиа[10], а также произведен ряд структурных изменений внутри подразделений Госдепартамента, ответственных за публичную дипломатию.

Если рассматривать администрацию Дж. Байдена как преемственную администрации Б. Обамы, так как многие ее члены возвращаются в политику в качестве членов команды Дж. Байдена (например, Ричард Стенгель, при Б. Обаме бывший заместителем госсекретаря по публичной дипломатии, при новой администрации, скорее всего, возглавит Агентство США по глобальным медиа), то велика вероятность того, что они будут удовлетворены работой, проделанной в области трансформации публичной дипломатии в прошлом, не считая необходимым продолжать реформы.

С учетом вышеперечисленного представляется вероятным, что новая администрация воздержится от глобальных трансформаций в сфере американской публичной дипломатии, не считая соответствующую необходимость срочной. Стагнация и износ системы американской публичной дипломатии – это объективный факт, подтверждаемый, в том числе, Консультативной комиссией США по публичной дипломатии[11]. Однако на международной арене на текущий момент нет актора равного США по возможностям публичной дипломатии. Отсутствует и идеологический противник, наличие которого в период «холодной войны» являлось ключевым стимулом постоянного развития и совершенствования системы американской публичной дипломатии.

Сценарий №2 – активный

Альтернативный вариант развития событий предполагает, что приход к власти в США Дж. Байдена ознаменует начало масштабных реформ в сфере публичной дипломатии. Каждый фактор, рассмотренный в первом сценарии в качестве аргумента, может также быть использован в поддержку противоположной точки зрения.

Тот факт, что демократы оценивают сложившееся после Д. Трампа положение вещей во внешней политике как «колоссальный вызов»[12], говорит о высокой вероятности того, что исправление ситуации, по их мнению, потребует беспрецедентных усилий в сфере публичной дипломатии, для чего последнюю необходимо будет сначала коренным образом модернизировать.

Президентство Байдена может стать транзитом к долгому контролю демократов над Белым домом. Если новая администрация рассчитывает на такое развитие событий, то будет логичным начать реформу публичной дипломатии, так как длительный срок преемственной власти дает прекрасную возможность для реализации глобальных и долгосрочных преобразований с учетом уже достигнутого в этой сфере в период президентства Б. Обамы.

Говоря о вопросах преемственности, нельзя не вернуться к уже упомянутым преобразованиями в сфере публичной дипломатии, реализованным в период президентства Б. Обамы. Предпринятые шаги могут восприниматься политиками, которые сегодня возвращаются к активной политической деятельности в команде Дж. Байдена, как первый этап на пути к комплексной реформе, за которым должно последовать продолжение. В частности, когда Р. Стенгель являлся заместителем госсекретаря по публичной дипломатии, был создан Центр глобального взаимодействия и произведено внедрение в работу использования цифровых платформ. Соответственно, его участие в новой администрации можно рассматривать как демонстрацию нацеленности на продолжение реформ, причем именно комплексных: публичная дипломатия в Госдепартаменте – уже пройденный этап для Стенгеля, поэтому при новой администрации его ответственность лежит в области иновещания.

Что касается внутриполитических вызовов, с которыми придётся столкнуться администрации Дж. Байдена, их можно рассматривать не только как аргумент против проведения масштабных реформ публичной дипломатии, но и как дополнительный стимул к подобным реформам. Известным в мировой практике приемом для консолидации общества и переключения его внимания с острых внутренних проблем на вопросы внешней политики является поиск «внешнего идеологического противника», такой метод теоретически может быть задействован в текущих условиях в США. При появлении в государственной стратегии «идеологического противника» потребуется усиление «мощностей» аппарата публичной дипломатии, что можно полноценно обеспечить только за счет комплексной реформы.

***

Будущее американской публичной дипломатии при Дж. Байдене остается неясным. Одинаково вероятен как сценарий, при котором политическое руководство США дистанцируется от проблемы кризиса системы публичной дипломатии, не включая ее решение в число своих приоритетов и рассчитывая справиться за счет имеющихся возможностей; так и сценарий, при котором новая администрация сделает значительную ставку на модернизацию соответствующей системы. Возможен и промежуточный вариант, при котором, признавая необходимость преобразований в соответствующей сфере, политическое руководство ограничится отдельными мерами, растягивая процесс комплексной реформации публичной дипломатии на неопределенный срок.

Примечания:

[1] https://russian.rt.com/world/news/800800-baiden-ssha-vybory
[2] Там же.
[3] Comprehensive annual report on public diplomacy and international broadcasting. US Advisory Commission on Public Diplomacy. 2019. URL:https://www.state.gov/2019-comprehensive-annual-report-on-public-diplomacy-and-international-broadcasting
[4] Wike R. et al. Trump’s International Ratings Remain Low, Especially Among Key Allies. Pew Research Center. 2018. URL: http://www.pewglobal.org/2018/10/01/trumps-international-ratings-remain-low-especially-among-key-allies (дата обращения: 08.09.2020).
[5] https://www.washingtonpost.com/politics/2020/12/09/biden-europe-allies-nato/
[6] Например, повторное присоединение США к Парижскому соглашению.
[7] Например, отказ от лозунга «Америка прежде всего» и восстановление отношений солидарности с союзниками по НАТО.
[8] https://www.nytimes.com/2020/05/03/us/politics/joe-biden-vice-president-pick.html
[9] https://edition.cnn.com/2020/03/09/politics/joe-biden-bridge-new-generation-of-leaders/index.html
[10] Государственное агентство иновещания и один из основных институтов американской публичной дипломатии.
[11] Comprehensive annual report on public diplomacy and international broadcasting. US Advisory Commission on Public Diplomacy. 2019. URL: https://www.state.gov/2019-comprehensive-annual-report-on-public-diplomacy-and-international-broadcasting
[12] https://www.washingtonpost.com/politics/2020/12/09/biden-europe-allies-nato/


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
26.02.2021

Сергей Уткин принял участие в онлайн-дискуссии, посвященной 25-летию с момента вступления России в Совет Европы, организованной Российским советом по международным делам.

подробнее...

25.02.2021

Совет молодых ученых ИМЭМО РАН провел Круглый стол «Соглашение о торговле и сотрудничестве между ЕС и Великобританией». Обсуждались проблемы имперской и европейской идентичности Великобритании.

подробнее...

Вышли из печати