Президент Байден осуществил визит в Южную Корею

232

used image: Official Dinner in honor of Joe Biden, Korea, Seoul, May 21, 2022
// DEMA (Defense Media Agency), Official Photographer: Lee Kyung Won

© Давыдов О.В., 24.05.2022

В завершившемся на днях американо-южнокорейском саммите было много необычного. Это первая встреча Джо Байдена с новым президентом Республики Корея, которая состоялась спустя лишь 11 дней после его вступления в должность. Визит стал явным нарушением негласных, но давно устоявшихся традиций в протокольной практике двух стран, в соответствии с которыми именно избранный лидер Южной Кореи обычно совершал в Вашингтон свой первый зарубежный визит.

Не вполне стандартной была и внешняя обстановка, которая определялась страхами союзников перед возможными провокациями со стороны Северной Кореи. В частности, велики были ожидания, что именно в дни визита Пхеньян может предпринять агрессивные военные акции – вплоть до осуществления пусков МБР или даже проведения ядерных испытаний, в связи с чем военные ведомства двух стран разработали специальный план действий, предполагающий «жесткие ответные шаги». Однако эти опасения не подтвердились, и диалогу сопутствовала в целом спокойная атмосфера.

Для президента Юн Сок Ёля диалог с Джо Байденом предоставил хорошую возможность для практической обкатки его предвыборных идей о выстраивании «глобального всеобъемлющего стратегического альянса» между РК и США. На переговорах доминировали три основные темы – координация по Северной Корее, продвижение двустороннего экономического партнерства и региональное взаимодействие.

В связи с ядерной проблемой была подтверждена решимость добиваться полной денуклеаризации Корейского полуострова. Дверь для диалога с КНДР остается открытой, и Байден даже заявил о готовности встретиться с Ким Чен Ыном, если тот продемонстрирует «искренний и серьезный настрой». Вместе с тем, с учетом форсированного продвижения Пхеньяна по пути наращивания своих ракетно-ядерных программ, союзники на этот раз сделали основной упор на задачах противодействия северокорейским угрозам. В частности, принято решение о расширении рамок и масштабов совместных военных учений, как на Юге Кореи, так и в районах, прилегающих к Корейскому полуострову. Будет возобновлена деятельность «Совместной рабочей группы по безопасности и расширенному сдерживанию». Эта структура была создана в 2018 году, однако вскоре ее работа была свернута, дабы не создавать помех для стартовавшей тогда мирной дипломатии Мун Чжэ Ина в отношениях с КНДР. Теперь в этом воссозданном формате будут обсуждаться вопросы, связанные с применением «ядерного зонтика» и в целом – повышением эффективности американских гарантий безопасности Южной Корее.

По вопросу о размещении на полуострове «стратегических ресурсов» США, чего настойчиво добивается администрация Юн Сок Ёля, окончательного решения, судя по всему, не принято. В Совместном заявлении отфиксирована лишь возможность их переброски в РК «в случае необходимости». Сеул, как полагают военные эксперты, был бы заинтересован как минимум в возобновлении пролетов американских стратегических бомбардировщиков над территорией Кореи, однако в Вашингтоне, по-видимому, опасаются, что такие демонстрации могли бы вызвать ненужные напряжения в отношениях с Пекином.

В ходе переговоров главы двух стран многократно и напористо констатировали, что в настоящее время союзнические отношения уже не ограничиваются рамками взаимодействия по проблемам Корейского полуострова, и теперь охватывают такие сферы, как экономика, технологии, вопросы строительства новой региональной архитектуры. При этом Юн Сок Ёль с пафосом заявлял, что Южная Корея готова взять на себя бóльшую ответственность в решении глобальных и региональных дел, активно участвуя в процессе установления «универсальных норм и правил» в Индо-Тихоокеанском регионе.

Новыми для союзников темами, которые детально обсуждались в ходе визита, стали экономическая безопасность и формирование «промышленных альянсов». Исходной точкой для этих дискуссий была обоюдная обеспокоенность по поводу сбоев в функционировании глобальных цепочек поставок товаров на волне кризиса вокруг Украины, а также вследствие обостряющегося противостояния между Китаем и США и пандемии COVID-19.

Для Сеула проблема усугубляется нарастающей конкуренцией между Южной Кореей и рядом других стран в области производства проводников и чипов. Если еще несколько лет назад корейские промышленные гиганты, такие как “Samsung Electronics” или “SK Hynix” доминировали на рынках производства микросхем, то теперь южнокорейцам не уступает тайваньская “TSMK”, а в спину дышат набирающие силу компании из Китая, Индии и стран Евросоюза. Южнокорейцы приходят к выводу, что промышленность страны, несмотря на ее значительный потенциал, не в состоянии в одиночку справиться с этими вызовами и нуждается в опоре на возможности первой экономики в мире. С другой стороны, в Вашингтоне весьма высоко оценивают инновационный и технологический ресурс южнокорейской экономики, неизменно дружественное отношение этой страны к США, и поэтому считают ее идеальным партнером для выстраивания долговременных «индустриальных партнерств».

По итогам визита были достигнуты договоренности о запуске диалога по экономической безопасности, который будет курироваться ведомствами по национальной безопасности двух стран, а также диалога министерского уровня по вопросам, связанным с обеспечением устойчивости международных логистических цепочек и торговле. Перечень тем, по которым предполагается развернуть сотрудничество на частном уровне, а также при поддержке государственных структур, впечатляет. Это – новые технологии и совместные НИОКР, полупроводники, аккумуляторные батареи для электромобилей, искусственный интеллект, квантовые и биотехнологии, робототехника, разработки в области оборонной промышленности, космос, ядерная энергетика, включая малые модульные реакторы, низкоуглеродная энергетика, медицина, борьба с пандемиями.

Наряду с двусторонним партнерством Сеул ясно выразил решимость широко подключаться к деятельности многосторонних форматов и механизмов, создаваемых в регионе под эгидой США. В отличие от своего предшественника на президентском посту, который стремился дистанцироваться от американских региональных доктрин, Юн Сок Ёль, без обиняков, заявил о поддержке концепции «Свободной и открытой Индо-Пацифики», подчеркнув намерение разработать собственную индо-тихоокеанскую стратегию. Тем не менее, тема участия Южной Кореи в Quad (четырехсторонний диалог по безопасности между США, Японией, Индией и Австралией) против ожиданий пока развития не получила. Похоже, что сдержанность в этом вопросе проявляет не корейская, а именно американская сторона, которая полагает, что форуму еще предстоит утвердиться в плане «дорожной карты» своей деятельности на ближайшую перспективу.

Прогресс был достигнут в другом вопросе – о присоединении РК к формируемой Вашингтоном Индо-Тихоокеанской экономической рамочной структуре (ИТЭРС), которую многие рассматривают в качестве группировки, призванной по замыслу американцев сдерживать экономическую экспансию Китая в АТР путем отсечения этой страны от глобальных и региональных логистических цепочек. В Пекине действительно проявляют обеспокоенность на этот счет и загодя по разным каналам доводили до корейской стороны мнение о том, что участие РК в этом формате способно нанести ущерб двусторонним экономическим связям. Об этом, в частности, Юн Сок Ёлю говорил вице-президент КНР Ван Цишань, посетивший Сеул для участия в церемонии инаугурации, а также министр иностранных дел Ван И в ходе недавней видеоконференции со своим корейским коллегой.

В южнокорейско-китайских связях сейчас также происходят примечательные перемены. Как известно, Мун Чжэ Ин стремился не раздражать излишне Пекин и предпочитал поддерживать баланс в отношениях между США, главным союзником в области безопасности, и Китаем, ключевым торгово-экономическим партнером. Однако новый президент, похоже, не заинтересован в сохранении этой «стратегической двойственности», демонстрируя, что основой его внешнеполитического курса будет преимущественная ориентация на Вашингтон. Во всяком случае, в упомянутом разговоре с китайцем министр иностранных дел Пак Чжин отвел все возражения Пекина по поводу участия РК в ИТЭРС. Подчеркивалось, что подключение Южной Кореи к этому механизму диктуется исключительно национальными интересами страны и не преследует целью изолировать Китай. Сеул ранее присоединился к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций и продвигаемому КНР Всеобъемлющему региональному экономическому партнерству, поэтому не видит оснований отказываться от своего участия в других создаваемых в регионе многосторонних форматах.

Итоги прошедшего саммита высветили некоторые новые реалии и тенденции, способные оказать влияние на расстановку сил в Северо-Восточной Азии. В связи с формирующейся «новой биполярностью» в регионе Корейский полуостров становится тем местом, где сталкиваются интересы крупных игроков, таких как США и Китай. Эти страны в равной степени заинтересованы в привлечении на свою сторону Южной Кореи, которая становится все более важным «действующим лицом» в региональных делах и удерживает ключевые позиции в стратегически значимых секторах экономики.

Южная Корея, ощущающая свою уязвимость в условиях разворачивающегося соперничества, в последний период все более определенно склоняется к сближению с полюсом силы в АТР, формируемым вокруг США. По прикидкам команды президента Юн Сок Ёля, это позволит укрепить безопасность страны, повысить ее международный и региональный статус, а также – создать условия для нового экономического рывка.

Впрочем, нужно понимать, что в эту картину до сих пор не внесены окончательные штрихи, поскольку Сеулу еще предстоит определиться с ролью и значением китайского вектора в своей политике.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
05.07.2022

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Николая Суркова «Арабский саммит для американского президента».

подробнее...

03.07.2022

Александр Дынкин выступил с докладом на первой панели «Украинский кризис и европейская безопасность» в рамках 10-го Всемирного форума мира (World Peace Forum 2022), организованного Университетом Цинхуа совместно с Китайским народным институтом иностранных дел.

подробнее...

Вышли из печати