Последний из могикан

468

Photo: Stephen Cohen // www.thenation.com

© 23.09.2020, Прохоренко И.Л.

18 сентября в своем доме в Манхэттене в возрасте 81 года от рака легких скончался Стивен Коэн. Коэн принадлежал тому кругу влиятельных экспертов-советологов, которые в годы холодной войны сформировали междисциплинарное направление комплексных исследований Советского Союза – его политического строя, особенностей хозяйственной системы и экономического управления, общества и культуры.

Серьезной проблемой для экспертов, ученых и аналитиков были относительная закрытость СССР от внешнего мира в условиях политико-идеологического противостояния с Западом, советская государственная политика повышенной секретности и достаточно жесткой цензуры. Отсюда становится понятным, что в научном анализе не всегда полной и достоверной информации, полученной по различным каналам из Советского Союза и третьих стран, приоритетную роль играло изучение не первичных, а вторичных данных, материалов аналитической журналистики и сведений разведки. В отсутствие возможности работать непосредственно с документами использовались, прежде всего, методы экспертных оценок и глубинных интервью, здесь играли роль личные контакты в разных кругах советского общества, и, только если очень повезет, метод включенного наблюдения.

Политическая советология предъявляла высокие требования к специалистам по СССР. Они по определению должны были обладать профессиональными качествами и навыками историков, чтобы поставить исследование советского режима в широкий исторический контекст изучения России, русской истории, культуры, прежде всего литературы, ее самобытной цивилизации, опыта российской государственности и формирования политической и гражданской нации в разные исторические эпохи. Именно таким историком-профессионалом стал Стивен Коэн. Фокусом его особого внимания была наполненная масштабными и драматическими событиями и конфликтами российская политическая история XX и начала XXI столетий – от революции 1917 г. до процессов государственного и нациестроительства в новой демократической России после распада СССР.

Стивен Коэн родился в 1938 г. в США в столице штата Индиана Индианаполисе, вырос в небольшом городе Оуэнсборо в штате Кентукки, затем семья переехала во Флориду в Голливуд, где родители держали ювелирный магазин и гольф клуб. Его дед эмигрировал в Соединенные Штаты из Литвы, которая в прошлом входила в состав Российской империи.

Стивен окончил частную школу во Флориде и крупнейший общественный исследовательский университет штата Индиана – Университет Блюмингтона, получил диплом бакалавра по специальности «экономика и публичная политика» в 1960 г. и магистра по специальности «государственное управление и россиеведение (русистика)» ('Government and Russian studies) в 1962г. Интерес к России определялся не только историей семьи: в 1959г., проходя курс политики, истории и экономики в Соединенном Королевстве, ему выпал счастливый случай отправиться в поездку в СССР по приглашению своего друга. Шестинедельное путешествие по пяти городам родины деда стало поворотным в судьбе юного Стивена.

После окончания учебы в Блюмингтоне он продолжил изучение русской истории и Советского Союза в Колумбийском университете. Научным руководителем и наставником Стивена в обоих университетах был советолог Роберт Такер, сотрудник Управления стратегических служб, на базе которого после Второй мировой войны было создано ЦРУ, переводчик в посольстве США в Москве во время войны, исследователь RAND Corporation в 1950-е годы, доктор философии, университетский преподаватель и основатель учебной программы русистики в знаменитом и одном из старейших высших учебных заведений США – Принстонском университете, штат Нью-Джерси.

Под его руководством Коэн подготовил и защитил диссертацию, посвященную политической биографии Николая Ивановича Бухарина, русского революционера-большевика, советского государственного, партийного и политического деятеля, расстрелянного в 1938 г. по делу так называемого Антисоветского правотроцкистского блока. Диссертационное исследование стало основой получившего мировую известность фундаментального труда Коэна «Бухарин и большевистская революция: политическая биография, 1888-1938», вышедшего в свет в 1973 г. и получившего награду ежегодной Национальной книжной премии США.

В годы перестройки книга была переведена на русский язык и издана в 1988 г. под названием «Бухарин: Политическая биография, 1888-1938», а автор, используя знакомство и дружеские отношения с Михаилом Сергеевичем Горбачевым, получил возможность работать в архивах СССР. Именно там он нашел предсмертное письмо Бухарина своей юной жене Анне Михайловне Лариной, которая смогла его прочитать спустя полвека вместе со всей читающей публикой страны, начать борьбу за реабилитацию мужа, а в 1988 г., незадолго до смерти, на страницах журнала «Знамя» опубликовать свои воспоминания.

Неизвестно, что именно повлияло в большей степени на особенность восприятия и оценки России историком Коэном – неподдельный научный интерес и симпатия к объекту своих исследований, сентиментально-романтическое отношение к родине предков, любовь к русской культуре и русскому языку, на котором он достаточно бегло говорил, влияние наставника Роберта Такера и его русской жены или левые политические взгляды исследователя, которые сложились в юности, когда мы все максималисты, но не особо изменились со временем.

В итоге Стивена Коэна стали относить к так называемому ревизионистскому крылу или ревизионистской школе исторического изучения Советского Союза. В отличие от разделяемого большинством экспертов-советологов традиционалистского взгляда на русскую историю, который предполагал, что социализм советского образца имел врожденные недостатки и является воплощением утопии, Коэн отделял ранний большевизм от сталинского режима, считая, что сталинские деспотизм и террор не были прямыми и неизбежными следствиями партийной диктатуры, созданной Лениным. Он приветствовал политику перестройки и гласности Горбачева, полагая возможным реформировать в демократическом ключе систему государственного управления в СССР, основы которой были заложены еще Сталиным. Распад Союза он не считал естественным, закономерным и неизбежным. В последние годы его озабоченностью стали риски новой холодной войны между Россией и США.

Плодовитый ученый, опубликовавший множество статей и книг по русской и советской истории и отношениям России с Соединенными Штатами, часто выступающий в средствах массовой информации, Коэн оказался человеком, который не просто хорошо знал и глубоко понимал Россию, но и по-настоящему «болел» за нее. И такое отношение к России и русской истории понимали и ценили в нашей стране, еще со времен известной эпиграммы поэта Евгения Евтушенко: «Спокоен быть не может Стивен Коэн, Россией он всегда обеспокоен».

Талант Коэна как историка получил заслуженное признание в США и за рубежом – он получил звание заслуженного профессора Принстонского и Нью-Йоркского университетов, стал стипендиатом Мемориального фонда Джона Саймона Гуггенхайма в 1976 и 1988 гг. «за исключительный творческий потенциал или исключительные творческие способности в искусстве», лауреатом учрежденной в 1999 г. эмигрантами из России неполитической неправительственной премии «Либерти» за выдающийся вклад в развитие культурных связей между Россией и США 2011г. В 2008 г. Коэн был награжден российским Орденом Дружбы «за большой вклад в укрепление российско-американского сотрудничества».

Однако, несмотря на научное признание и членство во влиятельных национальных и международных исследовательских ассоциациях, политические и научные убеждения историка и симпатия к России превратили Стивена Коэна в общественную и медийную персону, вызывающую споры, и в объект критики, в том числе и в академических кругах. Но критика и откровенные обвинения недоброжелателей в том, что историк «защищает» президента России Путина, не мешали ему продолжать работать, даже во время своей тяжелой неизлечимой болезни. В 2019 г. увидела свет его последняя книга «Война с Россией? От Путина и Украины до Трампа и Russiagate».

Со смертью Стивена Коэна уходит в прошлое поколение советологов, трудные условия научной деятельности которых не помешали им стать профессионалами своего дела. Можно рассуждать и спорить о том, кто из них меньше или больше симпатизировал России, очевидно одно – все они стремились всесторонне и глубоко изучить Россию, чтобы понять ее, а без особого отношения к объекту своего исследования им никак было не обойтись.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
29.10.2020

Состоялась международная презентация Ежегодника СИПРИ 2019  «Вооружения, разоружение и международная безопасность» (на русском языке) включающего Специальное приложение ИМЭМО РАН, а также отдельного издания этого приложения на английском языке “Russia: Arms Control, Disarmament and International Security”.

подробнее...

29.10.2020

ИМЭМО РАН и «Интерфакс» провели первую сессию проекта «Россия и мир: профессиональный разговор». Мероприятие прошло в онлайн-режиме и было посвящено ожиданиям мировых столиц относительно результатов президентских выборов в США.

подробнее...

Вышли из печати