Помощь Китая странам Юго-Восточной Азии в борьбе с COVID-19

81

used images: Chinese leader Xi Jinping, Southeastern Asia map // Internet

© Рогожина Н.Г., 14.10.2020

В то время как США и ряд европейских стран осуждают Китай за распространение коронавирусной инфекции в мире и требуют от него компенсации за причиненный экономический ущерб, руководство КНР пытается предотвратить рост антикитайских настроений в других регионах мира, используя мягкую силу и оказывая помощь наиболее пострадавшим странам в борьбе с COVID-19. То, что в эту группу попали страны Юго-Восточной Азии, вполне логично с точки зрения экономических и стратегических интересов Китая, который традиционно включает этот регион в зону своего влияния.

Масочная дипломатия Китая в странах ЮВА является составной частью его внешнеполитического курса, направленного на укрепление своих позиций в регионе за счет повышения уровня доверия к себе. Это имеет особое значение для его стратегических планов по реализации проекта «один пояс, один путь», в который включены и страны ЮВА, и развития с ними торговых и экономических отношений. За первые пять месяцев 2020 г. торговый оборот между ними достиг рекордной цифры – 240 млрд долл, что на 4,2% выше в сравнении с аналогичным периодом в прошлом году.

Несмотря на заметное сближение со своим северным соседом, страны ЮВА по-прежнему сохраняют подозрительность в отношении истинных намерений Китая. Согласно опросу общественного мнения, проведенному сингапурским Институтом по изучению стран Юго-Восточной Азии в конце 2019 г., 60,4% реципиентов выразили сомнения в том, что «Китай ведет себя правильно в интересах обеспечения мира и безопасности». Только 1% опрошенных считали Китай «благожелательной страной». Подавляющее большинство выразило уверенность в том, что «Китай намерен превратить Юго-Восточную Азию в сферу своего влияния». На это общественное мнение во многом повлиял сохраняющийся территориальный конфликт в Южно-Китайском море. Но Китай значительно опережает США по таким критериям, как «самая влиятельная экономическая держава в Юго-Восточной Азии» (79,2% против 7,9%) и как «самый влиятельный политический и стратегический игрок» (52,2 : 26,7).

Оказывая содействие странам ЮВА в борьбе с COVID-19, Китай не без основания рассчитывал переиграть США, которые традиционно считались главным донором гуманитарной помощи, и тем самым улучшить свой имидж «доброжелательного» соседа в регионе. И Китай не просчитался в своих прогнозах, хотя ему пришлось действовать в конкурентной среде. США, чья эпидемиологическая ситуация находится на грани катастрофы, все же выделил региону 76,9 млн долл. на повышение эффективности системы здравоохранения. В Индонезию была направлена группа экспертов-медиков и вирусологов для обучения местного медицинского персонала. Однако, ожидая большего от США, чья медицинская помощь ранее составляла 3,5 млрд долл., страны ЮВА не скрывали своего недовольства действиями администрации Д. Трампа. Гуманитарная помощь от Японии поступила, главным образом, в виде льготных займов. Филиппины получили 1 млрд долл., страны бассейна реки Меконг – 100 млн долл., а Мьянма – 420 млн долл.

Гуманитарная дипломатия Китая в период COVID-19 недаром получила название «масочной». В отличие от США, которые выделили деньги на совершенствование медицинской инфраструктуры и экспертизы в расчете на перспективное сотрудничество, Китай среагировал быстро на нехватку в странах ЮВА медицинского оборудования и товаров, необходимых для лечения пациентов, заболевших коронавирусной инфекцией. Согласно китайской таможенной статистике, только за март-апрель медицинские поставки в страны ЮВА оценивались в 1,4 млрд долл. Китай предоставил странам ЮВА около 3,5 млн хирургических масок, 250 тыс. респираторов, более 40 тонн комплектов тестов, а также средства индивидуальной защиты. По сравнению с другими, у Китая было два преимущества для оказания столь масштабной медицинской помощи странам ЮВА. Во-первых, наличие необходимого медицинского оборудования и товаров (Китай является основным производителем в мире госпитальных вентиляторов и средств индивидуальной защиты); во-вторых, эпидемиологическая ситуация в самом Китае заметно улучшилась к апрелю, что позволила освободить резервные мощности для поставок лечебного оборудования в другие страны.

Китай начал оказывать медицинскую помощь странам ЮВА еще в феврале, но она заметно возросла только в апреле. Содействие им в борьбе с COVID-19 оказывалось и в виде обмена опытом и экспертизой. В страны ЮВА были направлены команды врачей для ознакомления местного персонала с методикой лечения инфекции. Решения о расширении многостороннего сотрудничества в борьбе с COVID-19 были приняты на двух встречах экспертов в феврале и марте.

Гуманитарная помощь поступала и в форме денежных дотаций отдельным странам. При этом в приоритете оказались те из них, с которыми сложились наиболее тесные отношения и которые участвуют в проекте «один пояс, один путь», что логично объясняется не только стремлением КНР повысить свой имидж, но и обеспечить безопасность работающим там китайским компаниям и создать благоприятные условия для инвестиций китайского капитала. Помогая странам сдержать распространение эпидемии, Китай одновременно решает и задачу по минимизации собственных экономических потерь.

Пандемия помогла Китаю укрепить двухсторонние отношения с тремя странами Индокитая, которые продемонстрировали свою солидарность с ним в период обострения эпидемиологической ситуации. В феврале Лаос оказал содействие Китаю в размере 300 тыс. долл., Камбоджа в марте предоставила ему 300 тыс. масок, а Мьянма поставила 200 т риса. Китай, в свою очередь, помог им в трудную минуту, оказав всестороннюю поддержку в борьбе с распространением эпидемии, которую им удалось сдержать на достаточно низком уровне. Эти бедные страны ЮВА, куда были направлены бригады гражданских и военных врачей, оказались в числе первых реципиентов гуманитарной помощи Китая. Хотя Вьетнаму и Сингапуру она была предоставлена в меньшем размере в сравнении с другими странами ЮВА и они оказались последними в списке ее получателей, поскольку сами успешно справлялись с пандемией, тем не менее, и они получили поддержку от Китая, как и Бруней, где на конец мая было зарегистрировано только 141 случай заболевания коронавирусной инфекцией. Помимо контактов на государственном уровне Китай стал успешно подключать к гуманитарным акциям частных лиц и компании.

В развитие достигнутого успеха в масочной дипломатии Китай переходит к реализации так называемой вакцинной дипломатии в ЮВА, декларируя о своем намерении включить страны региона в число первых получателей вакцины после завершения работы над ней. Можно предположить, что в случае своего успеха данный проект намного повысит шансы на упрочение позиций Китая в регионе. Руководство страны активно использует средства массовой информации и интернет платформы для пропаганды своей гуманитарной миссии в странах ЮВА с целью формирования благожелательного отношения к себе со стороны общественности. Постоянно подчеркивается тот факт, что своими действиями Китай демонстрирует «железную дружбу» со странами ЮВА и успешно решает задачу по построению «общности с общим будущим», что уже само по себе свидетельствует о его далеко идущих планах в регионе. Эта идея поддерживается тремя странами Индокитая – Лаосом, Камбоджой и Мьянмой.

Все страны региона высоко оценили предоставленную Пекином помощь в борьбе с COVID-19 и встретили ее с благодарностью, что контрастировало с реакцией западных стран. Заявления руководителей региона сводились к признанию больших заслуг Китая в борьбе с коронавирусной инфекцией. И никто не подвергал сомнению дружественные намерения Китая и достигнутые им успехи в борьбе с COVID-19, избегая какого-либо намека на его ответственность перед ними за распространение пандемии. Как заявил в своем интервью Закарию Фариду, редактору еженедельника Newsweek International, премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун, «обвинять Китая в распространении пандемии COVID-19 нечестно». В самих странах ЮВА, где достаточно сильны антикитайские настроения, в период пандемии цензуре подвергались все сообщения в средствах массовой информации и интернете, способные нанести урон репутации Китая и навредить отношениям с ним.

На встрече министров иностранных дел стран АСЕАН и Китая в феврале 2020 г. обсуждались пути преодоления медицинских и экономических последствий глобальной пандемии, и стороны договорились развивать сотрудничество в сфере обмена информацией и опытом, учитывая позитивные результаты в борьбе с COVID-19, достигнутые КНР. В декларации по итогам встречи указывалось на давнюю традицию оказания взаимной помощи в трудные времена. А на встрече АСЕАН+3 (Китай, Южная Корея, Япония) в апреле, прошедшей в формате on-line, была достигнута договоренность о создании в странах АСЕАН резервного фонда медицинского оборудования и товаров при активном участии партнеров по диалогу.

Хотя сложившаяся эпидемиологическая обстановка ограничила возможность проведения мероприятий на дипломатическом уровне, тем не менее Китай активно использовал дипломатические каналы, в частности телефонные разговоры с лидерами стран ЮВА, для формирования своего образа ответственного регионального игрока, стремящегося обеспечить мир и процветание в регионе.

Однако, несмотря на ярко выраженную в настоящее время гуманитарную направленность внешнеполитической деятельности Китая в ЮВА, сохраняющийся территориальный конфликт в Южно-Китайском море играет против его позитивного имиджа в регионе как «великодушного спонсора». А это, в свою очередь, осложняет достижение поставленной им цели по доминированию в странах ЮВА, предпочитающих проводить многовекторную политику. В ответ на заявленную в прошлом месяце инициативу США по созданию нового партнерства со странами бассейна реки Меконг, министр иностранных дел Китая Ванг И запланировал в середине октября посетить Камбоджу, Малайзию, Лаос и Таиланд.

Поможет ли масочная дипломатия обеспечить Китаю преимущества в конкурентной борьбе за влияние в регионе, покажет время. Но очевидно одно – Китай действует решительно и не упускает ни одного шанса, чтобы обеспечить поддержку стран ЮВА в конкурентной борьбе с США.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
29.10.2020

Состоялась международная презентация Ежегодника СИПРИ 2019  «Вооружения, разоружение и международная безопасность» (на русском языке) включающего Специальное приложение ИМЭМО РАН, а также отдельного издания этого приложения на английском языке “Russia: Arms Control, Disarmament and International Security”.

подробнее...

29.10.2020

ИМЭМО РАН и «Интерфакс» провели первую сессию проекта «Россия и мир: профессиональный разговор». Мероприятие прошло в онлайн-режиме и было посвящено ожиданиям мировых столиц относительно результатов президентских выборов в США.

подробнее...

Вышли из печати