О переговорах Великобритании и ЕС по будущей модели отношений

128

 Brexit by Jonathan Rolande // www.flickr.com/photos/jonathanrolande/

© Андреева Т.Н., 18.06.2020

15 июня состоялась первая встреча на высшем уровне между Великобританией и ЕС после формального выхода страны из организации 31 января 2020 года.  После встречи премьер-министр Соединенного Королевства Борис Джонсон вместе с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен, председателем Евросовета Шарлем Мишелем и председателем Европарламента Дэвидом Сассоли подвели итоги четырех раундов переговоров о создании модели будущих отношений, назвав диалог конструктивным. Высказав заинтересованность в заключении всеобъемлющего амбициозного соглашения к концу года в целях снижения финансово-экономических потерь от Brexit и пандемии коронавируса, стороны приняли решение об интенсификации переговоров летом этого года – с 29 июня по 27 июля. При этом Евросоюз принял во внимание решение Британии не продлевать переходный период, который завершался в соответствии с британским Законом о выходе Великобритании из ЕС (о Brexit)  31 декабря 2020 года.

На практике четырехмесячный диалог, начавшийся 2 марта  и руководимый переговорщиком от Великобритании Девидом Фростом и переговорщиком от ЕС Мишелем Барнье, показал неготовность главным образом Союза идти на компромиссы. Периодически обвиняя друг друга в попытках получить основные выгоды от будущих договоренностей («cherry-picking»), стороны развернули противостояние суверенитетов. Так Союз заявляет о своем суверенном праве выдвигать любые условия третьим странам, желающим без таможенных тарифов и пошлин торговать на европейских рынках. Великобритания же обвиняет ЕС в неуважении ее прав осуществлять юрисдикцию над британским законодательством и границами страны, а также призывает считаться с ее интересами как суверенного государства при разработке и подписании соглашения о свободной торговле. М. Барнье периодически обвиняет Британию в отходе от уже взятых на себя обязательств по Договору о Brexit   и приложенной к нему Политической декларации.

Разнятся взгляды сторон и на модель своих будущих отношений. Хотя обе стороны стремятся к заключению бестарифного и беспошлинного соглашения о свободной торговле, Евросоюз склонен рассматривать его как часть всеобъемлющего полномасштабного соглашения, вобравшего договоренности по рыболовству,  по авиационной безопасности и вопросам сотрудничества в области мирного атома, а также в области правопорядка и принуждения к законности. Британская сторона делает акцент на  договоре о свободной торговле по типу уже заключенных Евросоюзом с Канадой, Японией и Южной Корее, а также отдельных соглашений по всем выше перечисленным темам1.

В соответствии с положениями Политической декларации препятствием на пути заключения договора о свободной торговле является отсутствие к июлю урегулированных сторонами вопросов о порядке рыбопромысловой деятельности стран ЕС в британских водах и о функционировании британского финансового сектора на рынках ЕС.

В сфере рыболовства Евросоюз желает заключения долгосрочного соглашения, повторяющего существующие условия Общей рыболовной политики ЕС (Common Fisheries Policy)  и являющегося частью всеобъемлющего соглашения о свободной торговле между Великобританией и Союзом. Тогда как британская сторона рассматривает соглашение о рыболовстве как самостоятельный документ, открывающий европейские рынки для британской рыбопромысловой отрасли. Она также желает закрыть свои территориальные воды для рыбопромысловых флотилий ЕС, заключив с Союзом договор по типу соглашений ЕС с Норвегией и Исландией (о вылове рыбы с учетом ее нахождения в определенный момент в конкретном месте британских территориальных вод). Британия не собирается поступаться своей рыболовной политикой в обмен на более выгодные условия функционирования британского финансового сектора в Европейском едином рынке после Brexit. Европейцы же не склонны уступать британской стороне в вопросе предоставления банкам и финансовым фирмам Сити полномасштабного эквивалентного доступа на европейские рынки.

В целях обеспечения равных конкурентных возможностей для европейского и британского бизнеса и получения беспрепятственного, бестарифного доступа британских промышленных и сельскохозяйственных товаров на рынки Евросоюза организация требует от Великобритании соблюдения «единых правил игры» («level playing field»). Это подразумевает следование Британией после Brexit евросоюзным правилам субсидирования британского бизнеса, соблюдение всех старых и новых,  принимаемых ЕС правил социальной защиты и защиты окружающей среды.

Несогласная с таким положением Британия намерена самостоятельно осуществлять контроль за оказанием помощи бизнесу, но готова на взаимообразной основе уведомлять каждые два года ЕС обо всех субсидиях британским фирмам. Для увеличения конкурентоспособности британской продукции страна не собирается ущемлять существующие права рабочих, ожидает того же от Евросоюза и не намерена следовать в этом вопросе строго европейским правилам. В области охраны окружающей среды Британия хочет иметь возможность создавать свое законодательство при закреплении в договоре взаимных обязательств не снижать существующие стандарты. Она также намерена придерживаться высоких продовольственных требований Евросоюза и желает подписать соглашение (подобное торговому соглашению ЕС-Канада) о взаимном признания стандартов для индивидуальных групп продовольствия.

Чтобы придать импульс переговорам, незадолго до официальной встречи Британия высказала готовность в обмен на отказ Союза от требований соблюдать «единые правила игры» пойти на введение ряда тарифов и, таким образом, получить возможность выстраивать торговые отношения с другими странами. Фактически, Британия хочет заключить торговое соглашение по типу тех, что ЕС имеет с Канадой и Японией – с менее жесткими «едиными правилами игры» при наличии тарифов на небольшой круг товаров. Однако Евросоюз отклонил предложение и продолжает высказываться за создание набора инструментов и обязательств для обеспечения долгосрочной честной конкуренции с учетом экологических требований и норм. По-разному стороны подходят к урегулированию вопросов стандартизации и сертификации товаров и услуг, а так же к предоставлению юридических услуг для урегулирования коммерческих споров и к признанию профессиональной квалификации для облегчения торговли услугами.

Разногласия вызывает и внесение в будущее торговое соглашение положения об осуществлении Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) надзорных функций за исполнением договора о свободной торговле между Британией и ЕС. Не удается договориться сторонам и о роли ЕСПЧ в выстраивании перспективных партнерских отношений в области законности и правопорядка. В случае отсутствия договора по данному вопросу на 31 декабря 2020 г. Британия лишится доступа к существующим европейским базам данных в отношении террористов и криминальных элементов и утратит возможность применять Европейский ордер на арест.

Еще одной непреодолимой преградой на пути торгового соглашения стоит вопрос о режиме торговли между Гибралтаром и ЕС.

В конце мая британская сторона все же признала необходимость, в соответствии с уже заключенным сторонами Договором о Brexit, организовать новые или расширить имеющиеся контрольно-пропускные пункты на пути движения товаров и скота между Соединенным Королевством и Северной Ирландией.  Однако по этому вопросу разногласия не исчерпаны. Окончательный план обустройства и функционирования пограничного контроля на пути движения товаров между основной частью Соединенного Королевства и Северной Ирландией должен быть одобрен Еврокомиссией до конца переходного периода.

Участившиеся за последние полгода незаконные пересечения мигрантами пролива Ла-Манш поставили перед Великобританией проблему их возвращения на континент после Brexit. На данной стадии переговоров Евросоюз отказался вести диалог и по этому вопросу.

Исходя из масштабов задач, стоящих перед Великобританией и ЕС, и ограниченности сроков ведения переговоров для их решения, вполне возможным развитием событий выглядит отсутствие значимых договоренностей к концу переходного периода  31 декабря.  Это означает выход Великобритании из ЕС, прежде всего без договора о свободной торговле (вариант бездоговорного, жесткого выхода) и выстраивание отношений на менее выгодных для обеих сторон условиях в соответствии с правилами Всемирной торговой организации.

Примечания:

1 Our approach to the Future Relationship with the EU. Last updated 19 May 2020. https://www.gov.uk/government/publications/our-approach-to-the-future-relationship-with-the-eu


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
10.07.2020

В информационном агентстве "Интерфакс" состоялась заключительная онлайн-сессия "Примаковских чтений"  с участием Министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

подробнее...

10.07.2020

Предлагаем вашему вниманию содержание нового номера журнала «Мировая экономика и международные отношения» (т. 64, № 7, 2020).

подробнее...

Вышли из печати