На Западе зреет критическое переосмысление политики санкций

343

used image: What does President Biden want? // Just Click's With A Camera (www.flickr.com/photos/153352659@N03/)

© Портанский А.П., 17.05.2022

Являются ли санкции эффективным инструментом политики в отношении России, и действительно ли нынешняя стратегия санкций служит интересам Запада? Подобные вопросы всё чаще задаются и в среде экспертов, и в выступлениях политиков разного уровня.

Как оказалось, волна от западных санкций распространяется далеко за пределы самой России. Можно выделить несколько видов последствий, которые касаются всех: эффект перелива на связанные с Россией страны и рынки, мультипликативный эффект из-за изъятия инвестиций из частного сектора, эскалация в форме ответных мер России и, следовательно, неизбежные системные последствия для глобальной экономики.

Эффект перелива уже нанес удар по международным товарным рынкам. После обнародования 26 февраля 2022 г. второго пакета западных санкций трейдеров охватила паника с учетом перспективы отключения российских банков от SWIFT и заморозки резервов ЦБ. Резко подскочили цены на нефть, природный газ, пшеницу, медь, никель, алюминий, удобрения и золото. Из-за военных действий оказались закрыты украинские порты, международные компании стали избегать поставок российских товаров, в результате в мировой экономике сегодня нарастает нехватка зерна и металлов.

В октябре прошлого года известный британский экономист лорд Роберт Скадельски в опубликованной статье выразил сомнение, что всё более широкое использование экономических санкций в международной политике является справедливым, целесообразным или эффективным. Когда сторонники этих карательных мер утверждают, что торговля возможна только между цивилизованными людьми, они игнорируют цивилизующий эффект самой торговли, подчеркнул он.

Вплоть до сегодняшнего дня Запад был сосредоточен на глубине карательных мер, направленных на торговлю, на ограничения экспорта технологий и импорта российской нефти и газа; на блокирование операций ряда российских банков; на официальные и личные активы; на иностранные инвестиции. Есть тенденция на ужесточение действующих санкций. Так, ЕС в настоящее время пытается достичь консенсуса по поводу постепенного прекращения импорта российской нефти к концу 2022 года на том основании, что платежи за эти поставки финансируют военную машину Кремля.

В условиях войн цели могут преобладать над средствами. Когда, с точки зрения Запада, на карту поставлено выживание самого международного порядка, как сейчас, может показаться, что важны только цели. Но когда боевые действия на Украине в конце концов прекратятся, средства, которые использовал Запад, будут иметь свои последствия. Поэтому даже в экстремальной ситуации страны, которые отстаивают демократию и верховенство закона, должны стремиться придерживаться определённых принципов, указывают в своей совместной статье на сайте международной медиа-организации Project Syndicate ведущий научный сотрудник Brown University Арвинд Субраманиан и директор компании JH Consulting Джош Фелман.

Избежание экспроприации – один из таких ключевых принципов, однако Запад нарушил его, фактически конфисковав российские официальные иностранные резервы, аннулировав права на западные товары и услуги, которые Россия приобрела на законных основаниях. Такая ретроактивная конфискация является одним из худших видов экспроприации. Последствия этого решения могут быть не видны сегодня, но со временем ущерб станет очевидным. Другие страны, возможно, будут менее охотно держать резервы в долларах США или евро, или иметь дело с американскими банками. А некоторые крупные страны, такие как Китай, могут однажды поддаться искушению применить такую же меру против США, ссылаясь на нынешнюю экспроприацию как на прецедент. Поэтому в более широком смысле, замораживание иностранных резервов России подорвало доверие к той самой международной системе, которую Запад всегда стремился защищать, подчеркивают авторы.

Цель западных санкций – причинить России экономический ущерб, лишив ее основных производственных ресурсов и потребительских товаров. Россия – классический производитель сырьевых товаров с относительно ограниченными возможностями производства товаров с высокой добавленной стоимостью. Она экспортирует нефть и газ, а импортирует сырье для обеспечения своих заводов и потребительские товары для удовлетворения потребностей населения. Введённые санкции призваны ограничить этот импорт и тем самым снизить, с точки зрения Запада, способность России вести боевые действия. Однако, как полагают сегодня некоторые западные аналитики, существует гораздо более прямолинейное средство достижения поставленной цели причинения экономического ущерба России, которое заключается просто в ограничении поставок с Запада.

Согласно данному подходу, Запад продолжит покупать у России нефть и газ, но не будет поставлять никаких товаров взамен. США и ЕС уже запретили экспорт высокотехнологичной продукции и продукции двойного назначения, которая может быть использована российскими военными. Этот список может быть расширен. А дипломатические усилия должны быть направлены на расширение числа стран, участвующих в экспортном бойкоте. Для обеспечения его законности следует использовать исключение из правил Всемирной торговой организации, касающееся национальной безопасности (Статья XXI ГАТТ).

Помимо эффективности, переход к стратегии санкций, основанной на поставках, имел бы ещё ряд преимуществ, по мнению сторонников данного подхода. Во-первых, ограничение экспорта в Россию, на который приходится лишь небольшая доля европейского и американского экспорта и меньшая доля производства, снизит затраты Запада на санкции и будет гораздо менее разрушительным для мировой экономики, чем прекращение импорта энергоносителей из России.

Во-вторых, экспортоориентированный подход позволит более справедливо распределить затраты на санкции. Бремя будет перенесено с европейских потребителей энергии на гораздо меньшее число западных компаний, экспортирующих в Россию, которые в гораздо большей степени способны покрыть расходы за счёт других рынков.

Стратегия масштабных и долговременных ограничений на экспорт технологий, особенно двойного назначения, имеет известный исторический прецедент – это деятельность Координационного комитета по экспортному контролю КОКОМ, учреждённого в 1949 г. и прекратившего свое существование лишь к середине 1990-х. СССР смог пережить тот период, хотя и издержки по добыче современных технологий были немалыми.

Разумеется, идею сведения нынешних антироссийских санкций лишь к ограничению экспорта в РФ нельзя воспринимать как крутой поворот в сторону отказа Запада от санкционной политики. Скорее это некий паллиатив. Вместе с тем подобный шаг, если он будет сделан, нельзя и игнорировать. Ибо он так или иначе способен привести к снижению градуса нынешнего противостояния России с Западом, а следовательно, и к ограничению потрясений для мировой экономики.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
05.07.2022

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Николая Суркова «Арабский саммит для американского президента».

подробнее...

03.07.2022

Александр Дынкин выступил с докладом на первой панели «Украинский кризис и европейская безопасность» в рамках 10-го Всемирного форума мира (World Peace Forum 2022), организованного Университетом Цинхуа совместно с Китайским народным институтом иностранных дел.

подробнее...

Вышли из печати