Мировой опыт и конкуренция помогают избавить правительственные закупки от коррупции

182

Фото из Интернета

© Портанский А.П., 24.12.2021

Десять лет назад при присоединении России к ВТО определенные надежды возлагались на благотворное воздействие членства в данной организации на институциональное обеспечение российской экономики. Однако пока не все возможности в этом плане использованы, что снижает выгоды России от членства в ВТО. Одним из ярких примеров в этом отношении служит коррупция, на борьбу с которой правительство направляет значительные усилия, не добиваясь при этом желаемого результата.

Недавно были опубликованы результаты исследования уровня коррупции в государственных закупках в РФ[1], которое было проведено в Институте государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ. Как выяснилось, более 70% поставщиков сталкиваются с коррупционными выплатами.

Исходя из “среднего размера” коррупционных выплат, эксперты Института посчитали, что, если общий объем правительственных закупок в 2020 г. составил 29,1 трлн рублей, то на выплату “откатов” ушло почти 6,6 трлн рублей, что составило более 6% ВВП России и превысило размеры государственных расходов на образование и здравоохранение. При этом, хотя подавляющее большинство (83%) участников опроса отметило, что негативно относятся к взяткам, “откатам” и другим неформальным выплатам в любых сферах деятельности бизнеса, более трети респондентов (37%) прямо указали, что считают коррупционные практики – вертикальный и горизонтальный сговор – ключевым фактором для успешного получения государственных контрактов, отмечая очень высокую конкуренцию и невозможность преодолеть ее иными способами.

По данным Следственного комитета пятилетней давности, объем ущерба российской экономике от коррупции увеличивался каждый год на 50% и составлял примерно 60 млрд руб. в год. Если принять во внимание упомянутое исследование, то можно полагать, что в последние годы ситуация явно не улучшилась. По данным Transparency International, в 2018 г. Россия заняла 138-е место в индексе восприятия коррупции, Аналогичный уровень был отмечен у Папуа-Новая Гвинея, Ливана, Ирана, Гвинеи и Мексики. Подсчитано, что, если бы Россия опустилась по показателю коррупции до уровня Сингапура, то это было бы равносильно увеличению доходов от налогов на 20%.

Разумеется, взятки берут и в развитых странах. Однако не в таком объеме, и уровень преследования за них со стороны государства заметно выше, чем в РФ. Так, за 2010 финансовый год сто крупнейших подрядчиков правительства США допустили при выполнении своих контрактов более 800 нарушений разного рода (от завышения стоимости работ до подкупа зарубежных чиновников), но уплатили при этом в виде штрафов и иных карательных санкций более 25,3 млрд долларов. В США и Германии компании, замеченные в нечистоплотных методах получения иностранных заказов, выплатили примерно в то же время значительные штрафы ($1,6 млрд – Siemens, $185 млн – Daimler, $58 млн – российское подразделение Hewlett-Packard), чтобы избежать большего ущерба. В России же после передачи прокуратурой США материалов о взятках Daimler отечественным чиновникам уголовное дело так и не было возбуждено. Что же касается крупных российских компаний, заключающих серьезные зарубежные контракты, они, по негласной традиции, действуют по особым правилам, их статус зачастую закреплен личными отношениями руководителя на самом высоком государственном уровне. Без политической воли и личного мужества правоохранителей расследование их деятельности невозможно.

Можно ли как-то оздоровить ситуацию с правительственными закупками в России и с помощью каких мер? Для этого помимо внутренних инструментов, которые пока не удается задействовать эффективно, существуют и внешние. Есть такое понятие как “внешние якоря реформ”. Они, эти якоря, особенно важны для экономики переходного периода, ибо у нее бывает недостаточно внутреннего потенциала и возможностей для достижения намеченных целей. Такими “якорями” давно признаны МВФ, ВТО, ОЭСР, а в последние годы ими могут быть и некоторые региональные форматы.

Универсальным механизмом обеспечения конкурентной среды в сфере правительственных закупок является соответствующее соглашение ВТО – Government Procurement Agreement (GPA) или Соглашение о правительственных закупках. Оно не является обязательным при присоединении к ВТО, и Россия воспользовалась этим и пока не участвуем в нем, хотя намерение присоединиться есть. Соглашение распространяется на закупки товаров и услуг, осуществляемых правительственными организациями, а именно: министерствами, департаментами, другими подразделениями центрального правительства, местными органами власти, а также учреждениями субъектов федерации в случае федеративного устройства государства.

Главная цель Соглашения – заставить правительственные учреждения применять коммерческие (а не какие-либо иные) соображения при закупке товаров и услуг для своего использования и избегать дискриминации между национальными и иностранными товарами, услугами и их поставщиками, руководствуясь при этом базовыми принципами ГАТТ/ВТО – режимом наибольшего благоприятствования и национальным режимом.

Важнейшее положение Соглашения состоит в том, что правительственные закупки должны производиться путем открытых тендеров. При этом иностранные поставщики должны иметь равные возможности участвовать в таком конкурсе. Что касается положения дел в этом плане в РФ,  по данным Счетной палаты, ¾ правительственных закупок совершается в стране на неконкурентной основе.

В наше время есть примеры, когда государства пошли дальше положений упомянутого Соглашения ВТО с целью более глубокой либерализации у себя рынка правительственных закупок. Ярким примером является действующее с 2017 г. между Евросоюзом и Канадой Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение (СЕТА). Дело в том, что универсальное Соглашение GPA уже предоставляло канадским компаниям широкий доступ к закупкам в ЕС. Однако Канада по-прежнему исключала свои региональные структуры из международной конкуренции. Теперь, согласно СЕТА, последняя взяла на себя обязательства допускать европейские компании на свой рынок правительственных закупок вплоть до тендеров в провинциях. Очевидно, такие договоренности отвечают интересам обеих сторон и в итоге повысят эффективность правительственных закупок.

Возвращаясь к России, можно с достаточной уверенностью предположить, что ее участие в GPA несомненно повлечет за собой улучшение ситуации с правительственными закупками в стране. Консультации с членами ВТО по предложениям (оферу) РФ об условиях присоединения к Соглашению ВТО о правительственных закупках в настоящее время продолжаются. Очевидно для успешного завершения процесса необходима также соответствующая политическая воля.

[1] Далее, в соответствии с терминологией ВТО, в комментарии используется термин “правительственные закупки”


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
12.01.2022

На сайте Observer Research Foundation опубликована статья Станислава Притчина о причинах, которые привели к перестановкам в политической власти Казахстана и прибытию миротворческих войск ОДКБ.

подробнее...

11.01.2022

Вышел из печати 4-й номер квартального бюллетеня «Российский Экономический Барометр» за 2021 год на русском языке. Месячные статистические ряды обновлены до августа 2021 года, квартальные – до III квартала 2021 года включительно.

подробнее...

Вышли из печати