Ливанский кризис: правительственный вакуум и хроническая рецессия

508

used image: Beirut city center by Mary Madigan // www.flickr.com/photos/marypmadigan/

© Ибрагимов И.Э., 12.04.2021

Ливанская Республика почти два года пребывает в глубоком политическом и экономическом кризисе. В конце октября пост премьера получил С. Харири, заявивший о готовности оперативно собрать рабочий кабинет министров для проведения реформ, чтобы воспользоваться французской инициативой, открывающей доступ к иностранной помощи. По факту Харири так и не удалось на сегодняшний день найти компромиссный состав, удовлетворяющий все стороны ливанской политической сцены.

22 марта президент Ливана Мишель Аун и премьер Харири в очередной раз не смогли договориться о составе кабинетов министров. Президент и премьер обвиняют друг друга в несостоятельности и в срыве формирования правительства и накаляют обстановку заявлениями, что «их отношения достигли точки невозврата»[1]. Нынешняя проблема в формировании правительства Ливана заключается в том, по словам Харири, что Президент Аун желает заполучить треть правительства для своей партии «Свободное патриотическое движение», которое возглавляет зять президента Джебран Бассиль и требует права вето в отношении решений правительства, что позволило бы президенту сохранить влияние и контролировать повестку дня кабинета. По версии самого Ауна, Харири хотел продвинуть своих людей в министры и отказывался предоставить христианам положенную квоту. Правительственный кризис разворачивается на фоне ухудшающейся социально-экономической ситуации, усиливая угрозы безопасности и стабильности страны. После провала переговоров в Бейруте и в других городах страны уже традиционно вспыхнули акции протеста.

Внутриполитический и региональный расклады

Противостояние президента и премьера-министра делает формирование нового правительства маловероятным в обозримом будущем. Согласно конституции Ливана, правительство не может быть сформировано без подписи президента республики, в то же время нет ничего в рамках конституции, что могло бы заставить премьера Харири сложить свои полномочия.

За последние время было множество причин, по которым ливанские политические силы откладывали формирование правительства. Основные заинтересованные стороны в процессе формирования правительства – «Движение будущего» («Аль-Мустакбаль») С. Харири, шиитские партии и христианское «Свободное патриотическое движение» М. Ауна и Дж. Бассиля.

Так, М. Аун стремится, чтобы новый кабинет был сформирован на его условиях. Ему важно сохранить рычаги воздействия на правительство, чтобы должность президента оставалось влиятельной, так как с большой долей вероятности будущим президентом должен стать Дж. Бассиль. Его позиция стала жесткой после того как Вашингтон ввел санкции против Бассиля за его связи с «Хизбаллой»[2]. Помимо этого, Аун не готов идти ни на какие уступки, объясняя это тем, что он не несет ответственности за финансовый кризис.

С другой стороны, назначенный премьер-министр С. Харири не желает возглавлять правительство, которое не соответствует его условиям. Харири отказался предоставить Ауну и Бассилю блокирующую треть, а также отказался отдать им министерства внутренних дел и юстиции. Тем не менее, он согласился передать портфель министра финансов «Хизбалле» и движению «Амаль» для того, чтобы протолкнуть программу реформ, отвечающую требованиям Франции. Со стороны Харири подразумевалось, что сотрудничество между суннитами и шиитами вынудит другие политические силы следовать выбранному курсу.

Неуступчивость Харири возможно объясняется его непростыми отношениями с саудовцами, которые не хотели, чтобы он возглавлял кабинет министров, поскольку не желают, чтобы он выстраивал связи с «Хизбаллой». Если Харири не сможет сформировать правительство, которое примет жесткие условия Саудовской Аравии, то он предпочитает вообще не иметь правительства, зная, что Эр-Рияд заблокирует арабскую экономическую помощь Ливану. Все это может подтолкнуть саудовцев и ОАЭ поддержать старшего брата Харири – Бахаи, который не участвовал в ливанской политике, вернулся в 2017 году и стал постепенно укреплять свое влияние. Он критически относится к своему брату и его уступкам «Хизбалле». По сути, если Саад уступит «Хизбалле» и Ауну министерства финансов, внутренних дел и юстиции, то может столкнуться с саудовской оппозицией, что усилит влияние его брата. Все это создает дополнительный прессинг для нынешнего премьера. Если он ничего не предпримет в ближайшие недели, давление на него будет нарастать, чтобы он попытался снова сформировать правительство или уйти в отставку и позволить кому-то другому сделать это.

Паралич политической системы Ливана в значительной степени связан с региональной повесткой. С одной стороны, Саад Харири – креатура Эр-Рияда, при этом его поддерживает шиитская партия «Амаль», возглавляемая влиятельным спикером Палаты представителей Набихом Берри. С другой стороны, шиитское движение «Хизбалла», поддерживаемое Ираном, оказывает поддержку президенту Ауну. Однако их союз нельзя назвать прочным, а только ситуативным.

На данный момент «Хизбалла», как главная опора Ирана, похоже не хочет поддерживать новое правительство, поскольку это станет уступкой Саудовской Аравии и Западу. Соглашаясь в принципе с необходимостью создания правительства, «Хизбалла» не готова оказывать давление на Ауна и рисковать своим союзом с влиятельной христианской партией. К тому же, это может быть связано с ожиданием переговоров между США и Ираном по ядерной программе Тегерана, а также президентскими выборами в Исламской республике, которые должны пройти этим летом. С другой стороны, «Хизбалла», пытаясь угодить Тегерану, сохраняет вопрос о формировании правительства открытым, чтобы вероятней всего оставить ливанский вопрос как разменную монету в будущих переговорах между Ираном и США. По сути, Ливан является заложником ситуации, которая зависит от урегулирования американо-иранских отношений.

Риски экономического коллапса

На фоне политического кризиса Ливан пребывает в глубокой рецессии, на которую накладываются отсутствие серьезных реформ, коррупция среди политической элиты и ситуация в соседней Сирии (включая проблему беженцев). Именно в это непростое для страны время последовали еще два сильных удара – разразилась пандемия COVID-19 и произошел катастрофический взрыв в порту Бейрута.

Протесты, которые длятся с осени 2019 г., способствовали утрате доверия к банковской системе Ливана, как в международном масштабе, так и среди граждан страны, поскольку многие отделения банков были закрыты на длительные периоды, а снятие наличных было ограничено. Помимо пониженного кредитного рейтинга, банковская система в настоящее время сталкивается с проблемой ликвидности.

Долгое время Ливан поддерживал экономическую стабильность за счет привлечения заемного финансирования. В последнее время доступ к иностранному финансированию ухудшился. Все переговоры по новым кредитам были приостановлены до начала реализации структурных реформ. В марте 2020 г. Ливан впервые объявил дефолт по выплате огромного долга на фоне продолжающихся народных волнений[3].

За последние 18 месяцев ливанский фунт потерял около 90% своей стоимости по отношению к доллару на черном рынке. Его официальный курс пока удерживается на уровне 1500 ливанских фунтов за 1 доллар, но на черном рынке достигает уровня 13 тыс.- 15 тыс. ливанских фунтов[4].

Годовая инфляция составила 84,9% в 2020 году по сравнению с 2,9% годом ранее. Это самый высокий показатель с 2013 г. Потребительские цены в декабре 2020 г. подскочили на 145,8% по сравнению с тем же месяцем 2019 года. Продолжился резкий рост цен на практически все группы товаров. Средний рост цен на продукты питания достиг 400% в декабре[5]. Уровень безработицы колеблется от 30 до 60%. Снижение темпов роста ВВП, высокий уровень безработицы и инфляции привели экономику к уровню 1990 г. Более 50% населения страны живет за чертой бедности[6]. Долг Ливана достиг 95 млрд долл. США или 190% ВВП, что сделало его одним из самых высоких в мире.

Прогнозируется дальнейшее ухудшение положения страны в случае отсутствия дееспособного работающего правительства. Пессимистический сценарий предполагает очередной обвал национальной валюты и дальнейший спад в экономике. Снижение ВВП ожидается на уровне 15%. Власти Ливана пойдут на сокращение субсидий населению из-за кризиса. Оставшиеся валютные резервы, оцениваемые в 16 млрд долл. США, истощаются: примерно 500 млн долл. США в месяц уходят на субсидии на основные виды товаров[7].

Удручающее положение страны усугубила неготовность международного сообщества оказать помощь в восстановлении экономики без проведения глубоких реформ, направленных на борьбу с укоренившейся коррупцией и огромным долгом. С другой стороны, страны Персидского залива, которые когда-то оказывали существенную финансовую помощь Ливану, сократили свои вливания, опасаясь расширения влияния Ирана на ливанскую политику через «Хизбаллу».

***

Шансы на формирование дееспособного правительства Ливана в ближайшей время сохраняются, но они крайне малы. Основные акторы в лице премьера Харири и президента Ауна занимают бескомпромиссные позиции по вопросу формирования нового кабинета, а его отсутствие вполне устраивает «Хизбаллу».

Складывающийся политический тупик связан с острой борьбой за власть между основными ветвями власти Ливана. Схватка за доступ к бюджетному «пирогу» продолжается, а формирование правительства отложено на потом. Свой негативный вклад вносят также внешние силы, пытающиеся использовать страну как разменную карту в региональном соперничестве. Таким образом, затягивание с формированием правительства является результатом коллективного выбора всех основных ливанских сил, которые считают такой подход наиболее подходящей политикой, служащей их интересам и интересам своих покровителей за рубежом.

Тем временем Ливан продолжает скатываться к системному коллапсу, который подорвет основы государственности. Продолжение правительственного кризиса заостряет внимание граждан на том, что весь политический класс несет ответственность за катастрофическое положение дел в Ливане, что чревато новыми массовыми протестами и эскалацией насилия.

Примечания:

[1] Aoun and Hariri exchange accusations as Lebanon government hopes fade – ArabNews. https://www.arabnews.com/node/1829856/middle-east
[2] U.S. envoy: Lebanon's Bassil was open to breaking ties with Hezbollah – Reuters. https://www.reuters.com/article/us-usa-lebanon-sanctions-idUSKBN27P2HJ
[3] Lebanon will default on its debt for the first time ever – Aljazeera. https://www.aljazeera.com/economy/2020/3/7/lebanon-will-default-on-its-debt-for-the-first-time-ever
[4] Lebanon’s freefalling currency hits new low as crisis continues – Alarabiya News. https://english.alarabiya.net/business/economy/2021/03/16/Lebanon-economy-Lebanon-s-freefalling-currency-hits-new-low-as-crisis-continues
[5] Lebanese Inflation Hits Record High as Food Prices Soar 400% - Bloomberg. https://www.bloomberg.com/news/articles/2021-02-11/lebanese-inflation-hits-record-high-as-food-prices-soar-400
[6] ESCWA warns: more than half of Lebanon’s population trapped in poverty. – UN ESCWA. https://www.unescwa.org/news/Lebanon-poverty-2020#:~:text=Estimates%20reveal%20that%20more%20than,2019%20to%2023%25%20in%202020.
[7] Власти Ливана пойдут на сокращение субсидий населению из-за кризиса. – ТАСС. https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10919723


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
30.11.2022

Форум «Глобальный энергетический диалог» ИМЭМО РАН провел семинар «Нефтегазовая политика Ближнего Востока». Семинар вела Наталья Иванова.

подробнее...

25.11.2022

На площадке РСМД опубликована статья Никиты Белухина «Холодная дипломатия Северной Европы и Китая», посвящённая экономическими и политическим связям Северной Европы с Китаем и оценке готовности ее стран поддержать шаги по сдерживанию Китая и ограничению контактов с ним.

подробнее...

Вышли из печати