«Китайская угроза» и предвыборная Америка

202

used images from Internet

© Десятски Е.А., 02.10.2020

2020-й год выглядит логической кульминацией политики Трампа в отношении Китая. Выстраиваемое противостояние из торгово-экономической плоскости в разгар избирательной кампании было переведено в идеологическую. С одной стороны, это связано с невозможностью «додавить Китай» до тех уступок, которые и являлись целью торгово-экономической «сделки». С другой, «не успели обсохнуть чернила» после её подписания, как возник фактор, обостривший напряженность между двумя странами – пандемия коронавируса.

Пандемия перечеркнула все планы Д. Трампа по торжественному преподнесению избирателям результатов четырех лет его президентства. После того как администрация Трампа потратила три года на попытки сократить торговый дефицит на пару сотен миллиардов долларов, пандемия легко обошлась экономике США в несколько триллионов. Даже если Пекин выполнит свои обещания о закупках, это не повлияет на общий экономический ущерб, которого можно было бы избежать, если бы, как утверждает Трамп, Китай сдержал вирус.

Более того, развернувшаяся пандемия кристаллизовала многие тревожные ожидания в отношении Китая. В частности, она выявила безальтернативную зависимость от экспортных поставок со стороны Китая широкого спектра товаров, необходимых для функционирования американской экономики и системы здравоохранения.

Пандемия обострила и технологическую конкуренцию: в то время как целые города были закрыты на карантин, китайские власти предоставляли специальные разрешения компаниям, занимающимся микроэлектроникой, в том числе заводу Yangtze Memory Technologies Co. в Ухани.

Сложившаяся ситуация стала неожиданным козырем в руках Демократической партии, которая превратила обвинения президента в неспособности справиться с вызванным пандемией социально-экономическим кризисом, а также кризисом в сфере здравоохранения в основной драйвер избирательной кампании.

В ответ республиканская администрация начала идеологическую войну с Китаем. 22 мая Белый дом опубликовал доклад «Стратегический подход Соединённых Штатов в отношении Китайской Народной Республики», где был представлен новый взгляд в рамках Стратегии национальной безопасности. В нем впервые был обозначен идеологический конфликт с Китаем, ставший результатом переосмысления политического курса США двух последних десятилетий. Позже состоялась серия из четырех выступлений высокопоставленных лиц: главы Совета национальной безопасности Роберта О’Брайена, главы Министерства юстиции Уильяма Барра, директора Федерального бюро расследований Кристофера Рэя. Завершилась эта триада выступлением госсекретаря США Майка Помпео, своей символичностью напомнившим Фултонскую речь Уильяма Черчилля.

Все выступления были направлены на делигитимацию политического строя и власти КПК. Заявления Си Цзиньпина об опыте китайского социализма, который может предоставить развивающимся странам «новый выбор», были представлены в качестве призыва к агрессивному экспорту социализма и подрыву либеральной парадигмы развития мира. Китайскую партию обвинили в приверженности марксизму-ленинизму, членов партии назвали коллективистами, а Си Цзиньпина сравнили с Иосифом Сталиным. Генеральный прокурор Барр дал отсылку к терминологии, связанной и с фашисткой Германией, назвав проект «Китай - 2025» настоящим блицкригом по обретению научно-технологического и экономического могущества.

Наконец, глава Федерального бюро расследований обвинил Китай в попытке вмешаться в президентские выборы, используя все возможные инструменты влияния. Об этом ранее заявлял и М. Пенс, добавив, что даже «то, что делают русские, бледнеет по сравнению с действиями Китая».

Досталось в этих обвинительных речах и демократам: Голливуд и хай-тек были объявлены «пешками» в китайской игре, работающими в угоду партии. По ходу кампании обвинения в чрезмерном дружелюбии в отношении Китая в адрес основного оппонента стали практически ежедневной практикой Трампа.

Выступления ведущих политиков сопровождали и весьма красноречивые действия со стороны администрации США: закрытие китайского посольства в Хьюстоне, объявление о санкциях в отношении высокопоставленных китайских чиновников, включая члена правящего Политбюро; аннулирование особого статуса Гонконга в дипломатических и торговых отношениях; угроза отказа от обслуживания долговых обязательств перед Китаем; заявления о незаконности притязаний Китая в Южно-Китайском море. Параллельно большое внимание стало уделяться сервисам, которые потенциально могут быть использованы для сбора персональных данных и влияния на формирование общественного мнения. В августе Трамп выпустил указ о запрете социальной сети TikTok.

Возвращение риторики о противостоянии «американского либерализма» и «коммунизма» отнюдь не случайно происходит именно сейчас. Подобные идеологические установки призваны стать своеобразной призмой для электората, через которую должны преломляться социально-политические и экономические реалии, связанные с Китаем и США. Это должно одновременно мобилизовать население и представить действия правительства в нужном свете.

Кроме того, подобная идеологизация китайской угрозы рассчитана на повторение успеха первой предвыборной кампании, учитывая нахождение социалистов в лагере демократов и прошлую лояльность Дж. Байдена по отношению к Китаю.

Открытым остается вопрос, воспримет ли новое поколение американцев должным образом аналогии советских времен? Любая идеология по своей сути консервативна и меняется гораздо медленнее, чем политическая реальность. Существует риск, что в глазах американского электората подобные аналогии с СССР могут выглядеть устаревшими и не найдут должного отклика.

В отличие от республиканцев демократы воспринимают «китайский вызов» с меньшим драматизмом, о чем свидетельствует, например, статья нынешнего посла в России Дж. Саливана в соавторстве с К. М. Кэмпбеллом «Соревнование без катастрофы», опубликованная еще осенью 2019 г. в журнале «Foreign Affairs», где изложены основные принципы подходов партии к этому вопросу.

Стан демократов более сдержанно относится к применению риторики «холодной войны» в отношении Китая. В их внешнеполитических подходах виден тренд на заимствование концептуальной основы политики Обамы. Демократы уверены, что необходимо вернуть лидерство США в международных институтах и организациях. В противостоянии с таким мощным игроком как Китай необходимо мобилизовать коллективный потенциал ближайших партнёров и союзников, создать более адаптивную систему сдержек и противовесов для противодействия политике Пекина.

В отличие от Трампа Дж. Байден на протяжении всей своей политической карьеры поддерживал «политику вовлечения» Китая, «China Engagement». Еще в мае 2019 г., во время нового витка эскалации торговой войны, Байден осмеял принятые Трампом меры, заявив, что «Китай – нам не конкурент» и «китайцы – неплохие ребята».

Однако логика предвыборной войны сказалась и на взглядах демократического кандидата. Оставаться «другом Китая» и рассчитывать на победу в текущих условиях очень сложно. Торговая война и различные ограничительные меры сделали свое дело: в обеих партиях, во всех ветвях власти, а также среди большинства населения действительно сформировался консенсус в отношении «китайской угрозы». Трансформация взглядов Байдена отражает фундаментальные изменения, происходящие в восприятии Китая вашингтонским истеблишментом. Растущая мощь Китая в трансформирующейся международной системе вызывает у истеблишмента неизбежную иммунную гиперреакцию и потребность сопротивляться происходящим изменениям. И пусть рецепты сопротивления у партий отличаются, осознание китайской угрозы становится общим для обоих претендентов на Белый дом.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
29.10.2020

Состоялась международная презентация Ежегодника СИПРИ 2019  «Вооружения, разоружение и международная безопасность» (на русском языке) включающего Специальное приложение ИМЭМО РАН, а также отдельного издания этого приложения на английском языке “Russia: Arms Control, Disarmament and International Security”.

подробнее...

29.10.2020

ИМЭМО РАН и «Интерфакс» провели первую сессию проекта «Россия и мир: профессиональный разговор». Мероприятие прошло в онлайн-режиме и было посвящено ожиданиям мировых столиц относительно результатов президентских выборов в США.

подробнее...

Вышли из печати