Закон «О снижении инфляции»: «Китайская мышеловка» для зеленой повестки Байдена?

219

used image: RCAM Technologies specializes in the development of clean energy technologies.
Photo by Dennis Schroeder // NREL

© Дмитриев С.С., 29.08.2022

Подписанный 16 августа президентом Байденом закон «О снижении инфляции» (Inflation Reduction Act) расценивается его авторами как самое значительное «меняющее правила игры» достижение демократической администрации. Республиканцы проголосовали против принятия закона, однако данный правовой акт однозначно имеет «двухпартийные корни» и опирается на некоторые законодательные акты, принятые администрациями Джорджа Буша-мл. и Трампа. Заявленные в законе ассигнования в размере 737 млрд долл. в течение следующего десятилетия преподносятся как крупнейшие в истории страны расходы на декарбонизацию и поддержку чистых энергетических технологий и делают его самым амбициозным климатическим законопроектом когда-либо принятым в Соединенных Штатах. Так что не случайно в ряде американских СМИ его часто именуют «Закон о климате» limate law). Принятие закона должно способствовать повышению устойчивости к изменениям климата, сократить ущерб от стихийных бедствий и других негативных факторов, связанных с изменением климата, на сумму 1,9 трлн долл., продвигать экологическую справедливость и ускорить переход страны на чистую энергетику. Заявляется также о создании более 9 млн рабочих мест и экономии до 220 долл. в год для рядового американского потребителя электроэнергии[1].

Важно при этом, что новый правовой акт является заключительной частью завершенного демократической администрацией амбициозного плана по стимулированию инфраструктурных, экологических и социальных реформ. По заверениям Белого дома, реализация закона позволит сократить дефицит федерального бюджета на 300 млрд долл. в течение следующего десятилетия, успокоит инфляцию, заставит крупнейшие корпорации платить «справедливую» долю налогов. Покрываться расходы на реализацию нового плана Байдена должны, в том числе, из дополнительных налоговых поступлений с корпораций, включая 15%-ный минимальный налог с крупных ТНК, зарабатывающих свыше 1 млрд долл. в год, и 1%-ный акциз с компаний, скупающих собственные акции[2]. Непосредственно на энергетическую безопасность, зеленую энергетику и электротранспорт предусмотрено выделение лишь половины заявленных средств – 369 млрд долл. Остальные средства будут израсходованы на улучшение медицинского обслуживания – 64 млрд долл., снижение налогового бремени и другие социальные цели[3].

С помощью инструментов промышленной политики авторы закона надеются повысить шансы для восстановления производственной базы США. До 60 млрд долл. выделяется на экологически чистые энергетические технологии, в том числе 10 млрд долл. – на расширение производственных мощностей и 29 млрд долл. – на прорывные исследования в области зеленой энергетики. Упор сделан на солнечную и ветряную энергетику, в особенности на шельфе. Не забыты энергия ГЭС, геотермальная, ядерная, водородная энергетика, биотопливо, технологии хранения энергии и улавливания углерода (закачивание СО2 в пласт, инвестиции в оборудование для снижения выбросов электростанций, работающих на угле и газе). Предусмотрены также расходы на модернизацию энергетической инфраструктуры, увеличение добычи полезных ископаемых, критически необходимых для зеленой энергетики.

Основным элементом заложенного в законе пакета стимулов на сумму 30 млрд долл. является 30%-ный налоговый кредит. Важно при этом, что налоговые льготы могут быть увеличены на 10%, если проекты реализуются в регионах, которые ранее полагались на добычу, переработку, транспортировку или хранение угля, нефти или природного газа. Потребители могут воспользоваться налоговыми скидками в размере 30% стоимости внедрения и использования солнечных батарей, тепловых насосов и ветроэнергетических систем. Помимо этого, закон предусматривает выделение 27 млрд долл. на создание «Национального зеленого банка», задача которого привлекать частное финансирование для экологически чистых проектов[4].

Стимулирующие схемы призваны сократить сложившийся разрыв в возобновляемой энергетике с Китаем. Отставание по уровню развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ) от КНР воспринимается в Вашингтоне в качестве серьезного источника стратегической уязвимости[5]. Подсчитано, что удельные затраты на выработку солнечной энергии в Китае сейчас на 20% ниже, чем в США. Совокупные мощности солнечной энергетики США составляют 120 ГВт против 309 ГВт для КНР[6].

Китай доминирует в мировом производстве поликремния с долей на рынке до 80%, кремниевых слитков – 98%, пластин – 97%, фотоэлементов – 81% и солнечных модулей – 77%. В импорте солнечных модулей США 75% приходится на Малайзию, Таиланд и Вьетнам, но эти страны тесно связаны цепочками поставок с Китаем.

Принятие закона, вероятно, приведет к возобновлению роста инвестиций в ВИЭ. По одной из оценок, ожидается увеличение доли возобновляемых источников энергии в совокупном объеме производства электроэнергии с 40% до 60–81% в 2030 г. против 46–72% в его отсутствие[7].

Согласно отчету Национальной лаборатории по изучению возобновляемой энергии (NREL), прирост производственных мощностей для фотоэлектрических модулей за период действия льгот может составить 19–22 ГВт[8]. Выделенные средства считаются достаточными для того, чтобы установить 120 тыс. ветряных турбин и 950 млн солнечных панелей. Закон создает стимулы для ввода в строй 4–6 ГВт производственных мощностей по производству кремниевых пластин и слитков. Для сравнения: в КНР уже построены или строятся 400 ГВт мощностей по их производству, при этом несколько заводов нового поколения имеют годовую мощность 20–50 ГВт каждый.

В качестве другого важнейшего направления выбрано поощрение производства и применения электротранспорта. Ранее другим законодательным актом Байдена уже были выделены средства на расширение сети зарядных станций. Новый закон предлагает налоговые кредиты на сумму 20 млрд долл. и субсидии в размере 2 млрд долл. на стимулирование спроса на электромобили. Еще 3 млрд долл. выделяется на закупки автомобилей с нулевым уровнем выбросов для общественного транспорта и федерального автопарка. Покупателям будет предоставляться налоговый кредит в размере 7500 долл. для новых и 4000 долл. для подержанных электромобилей. Вместе с тем налоговые льготы будут предоставляться на достаточно жестких условиях. Розничная цена новых легковых электромобилей среднего класса не должна превышать 55 тыс. долл., а для внедорожников, грузовиков и фургонов лимит установлен на уровне 80 тыс. долл. Кроме того, доходы покупателей, претендующих на льготы, также должны находиться в пределах определенного диапазона.

Важной особенностью данного правового акта являются содержащиеся в нем ограничения, введенные под предлогом обеспечения национальной безопасности. Выделение федеральных средств на предусмотренные в законе цели регулируется правилом «Сделай это в Америке», предусматривающим стимулирование национальных производителей, использование оборудования и материалов американского производства и переформатирование глобальных цепочек поставок в целях ослабления зависимости от импорта из недружественных стран. В частности, размер налоговых льгот может быть увеличен в случае, если при производстве использовались черные металлы американского происхождения. Обещанная скидка будет распространяться только на электромобили, окончательная сборка которых производится в Северной Америке. Аналогичные требования применяются и в отношении аккумуляторов, по крайней мере 50% стоимости батареи должно приходиться на США. Указанные требования призваны повысить степень локализации и сделать американские компании менее зависимыми от импорта, прежде всего из Китая. Но и в ряде дружественных США стран такого рода требования воспринимаются как протекционистские. Так, Audi, Kia и Porsche заявили, что покупатели их электромобилей также должны получить доступ к налоговым льготам[9]. Представители южнокорейских Hyundai Motor, LG Energy Solutions и SK указали на тот факт, что для получения льгот им потребуется перенести часть производства в США и использовать меньше китайских материалов. Власти Южной Кореи пригрозили подать жалобу в ВТО в связи с очевидным нарушением Вашингтоном условий двустороннего соглашения о свободной торговле.

Потенциальными бенефициарами называются Tesla и достаточно ограниченный круг других американских компаний, производящих оборудование для ВИЭ, электромобили и аккумуляторы. Впрочем, выгодоприобретателями могут оказаться и некоторые иностранные, в первую очередь южнокорейские фирмы. Так, производитель оборудования для солнечной энергетики Hanwha Solutions рассчитывает на получение налоговых льгот на сумму более 200 млн долл. ежегодно. Hyundai Motor уже инвестирует 5.5 млрд долл. в строительство завода по сборке электромобилей и аккумуляторов в Джорджии и потратит еще 300 млн долл. на расширение завода в Алабаме. Panasonic Holdings ведет переговоры о строительстве в США еще одного завода по производству аккумуляторов стоимостью 4 млрд долл. CS Wind, которая занимается ветряной энергетикой, рассматривает возможность увеличения инвестиций в США[10].

После принятия закона власти Калифорнии поспешили заявить, что все новые автомобили, которые будут продаваться в этом штате в 2035 г., будут иметь нулевой уровень выбросов. Между тем сейчас электромобили составляют лишь 15% продаж в этом штате. Из-за антикитайской направленности закона дальнейшее масштабное расширение производства электромобилей может столкнуться с дефицитом предложения аккумуляторов. Согласно отчету МЭА, 77% мировой цепочки поставок аккумуляторов и более половины цепочки поставок электромобилей приходится на Китай, в то время как на США только 7% и 10% соответственно[11].

Китай производит три четверти литий-ионных аккумуляторов и владеет 70% производственных мощностей по производству катодов и 85% для производства анодов – ключевых компонентов для их производства. В США производством аккумуляторов занимается гигафабрика Tesla. В Китае действуют более 90 подобных гигафабрик, а в Европе их около 20. К тому же на КНР приходится более 50% мощностей по переработке лития и до 70% для кобальта, поступающего на рынок из Демократической Республики Конго, который затем экспортируется в Китай для переработки. США остро нуждаются также в ряде других необходимых для производства аккумуляторов металлов: меди, марганце и никеле[12].

В ходе обсуждения закона в Конгрессе стало очевидным, что ставка лишь на энергию ветра и солнца не компенсирует потери от снижения использования ископаемого топлива и энергии АЭС. Под давлением оппозиции в закон был включен ряд компромиссных положений, цель которых в том, чтобы добиваться снижения выбросов СО2 и метана в углеводородной энергетике, не сокращая при этом уровень добычи и экспорта нефти и природного газа. Ставка роялти для новых договоров аренды на суше и на море была увеличена с 12,5% до минимума в 16,6%. Роялти теперь должны выплачиваться за весь газ, добытый на федеральных землях, включая его потери. Вводится плата за выбросы метана, размер которой будет постепенно повышаться с 900 до 1500 долл. за МТ газа. В то же время в законе предусмотрена компенсация части расходов на эти цели в размере 850 млн долл., и еще 700 млн долл. выделяется на покрытие затрат, связанных с решением проблемы выбросов метана из маргинальных скважин. Предусмотренный законом список проектов «стратегического национального значения» будет включать и отдельные проекты по добыче ископаемого топлива. Снимаются некоторые препятствия для выдачи разрешений на аренду участков для бурения нефтяных и газовых скважин на федеральных землях и водных акваториях, включая залив Кука на Аляске и Мексиканский залив[13]. Не исключается также, что применение закона может вновь сделать рентабельными часть маргинальных угольных электростанций[14].

Делать прогнозы о возможном влиянии закона на экономику США в целом пока, по-видимому, преждевременно, хотя такие попытки уже предпринимаются. Бюджетное управление Конгресса высказало мнение, что данный правовой акт действительно позволит сократить дефицит федерального бюджета на 100 млрд долл., но окажет лишь «незначительное влияние на инфляцию». Эксперты Университета штата Пенсильвания, применившие бюджетную модель Пенна Уортона, пришли к аналогичному выводу, что влияние на инфляцию, скорее всего, будет «статистически неотличимо от нуля»[15]. Закон будет способствовать достижению заявленных целей по сокращению выбросов парниковых газов, благоприятно повлияет на будущие инвестиции в ВИЭ, но при этом вряд ли сделает США «мировым центром чистой энергетики» в обозримой перспективе. Так что, по-видимому, на среднесрочную перспективу доминирование главного конкурента страны сохранится по всей цепочке поставок, а вытеснение китайских технологий не ускорит, а скорее замедлит процесс декарбонизации в самих США. Отмечается также, что имплементация закона в полном объеме может оказаться трудновыполнимой в отсутствие двухпартийного консенсуса по вопросам изменения климата в самих США, а также при сохранении действующих ограничений для международного сотрудничества, в том числе с КНР.

Примечания:

[1] Carlson T. New Climate Law Has Bipartisan Roots — We Need Leadership from Both Parties to Realize Its Potential. The Hill, August 27, 2022 https://thehill.com/opinion/energy-environment/3618019-new-climate-law-has-bipartisan-roots-we-need-leadership-from-both-parties-to-realize-its-potential/
[2] By the Numbers: The Inflation Reduction Act. Washington, DC, August 15, 2022 https://www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2022/08/15/by-the-numbers-the-inflation-reduction-act/ (assessed 16.08.2022)
[3] Budryk Z. Climate Law Could Reduce Costs Associated with Emissions Up To $1.9 Trillion: OMB. August 23, 2022 https://thehill.com/policy/energy-environment/3612293-climate-law-could-reduce-costs-associated-with-emissions-up-to-1-9-trillion-omb/ (assessed 24.08.2022)
[4] By the Numbers: The Inflation Reduction Act. Washington, DC, August 15, 2022 https://www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2022/08/15/by-the-numbers-the-inflation-reduction-act/ (assessed 16.08.2022)
[5] Hendrix C. The Senate's Climate Change Agreement Will Not Secure US Solar Supply Chains from China. PIIE, Washington, DC, July 29, 2022 https://www.piie.com/blogs/realtime-economic-issues-watch/senates-climate-change-agreement-will-not-secure-us-solar (assessed 24.08.2022)
[6] Feldman D. a.o. Spring 2022 Solar Industry Update. NREL. Washington, DC, April 26, 2022 https://www.nrel.gov/docs/fy22osti/82854.pdf (assessed 24.08.2022)
[7] Mazzocco I. Why the New Climate Bill Is Also about Competition with China. CSIS. August 25, 2022 https://www.csis.org/analysis/why-new-climate-bill-also-about-competition-china
[8] GT Investigates: US 'Evil Bill' Against Xinjiang Wreaks Havoc on Global Supply Chains, Green Push. GT, August 01, 2022 https://www.globaltimes.cn/page/202208/1271917.shtml (assessed 02.08.2022)
[9] Shepardson D. and Jin H. Audi, Porsche, Kia Say U.S. EV Buyers Will Lose Tax Credit Under Legislation. Reuters, August 12, 2022 https://www.reuters.com/business/autos-transportation/audi-says-us-ev-buyers-will-lose-tax-credit-under-legislation-2022-08-12/ (assessed 13.08.2022)
[10] Lee H. US Climate Bill Gives Big Boost to Korean Clean-Energy Firms. Bloomberg, August 23, 2022 https://www.bloomberg.com/news/articles/2022-08-22/us-climate-law-offers-major-boost-to-korean-clean-energy-firms?srnd=premium-europe (assessed 24.08.2022)
[11] Wharton J. Why Electric Vehicle Manufacturing Is A National Security Imperative. International Business Times, July 10, 2022 https://www.ibtimes.com/why-electric-vehicle-manufacturing-national-security-imperative-3568683?utm_source=newsletter&utm_medium=link15&utm_campaign=ibt-fast-start&user_id=sdmitriev.at.imemo@mail.ru
[12] Dunn J. Inflation Reduction Act: Sourcing Materials and Making Batteries Are Challenging. The Hill, August 16, 2022 https://thehill.com/opinion/energy-environment/3604335-inflation-reduction-act-sourcing-materials-and-making-batteries-are-challenging/ (assessed 17.08.2022)
[13] Handler B. and Bazilian M. The Inflation Reduction Act’s Modest Impact on Oil and Gas. The Hill, August 22, 2022 https://thehill.com/opinion/energy-environment/3611212-the-inflation-reduction-acts-modest-impact-on-oil-and-gas/ (assessed 23.08.2022)
[14] Blackburn P. The Inflation Reduction Act May Save The Fossil Fuel Industries. The Hill, August 14, 2022 https://thehill.com/opinion/energy-environment/3598964-the-inflation-reduction-act-may-save-the-fossil-fuel-industries/ (assessed 15.08.2022)
[15] Smith K. The Inflation Reduction Act Is Now Law—Here’s What It Means for You. Forbes, August 16, 2022 https://www.forbes.com/advisor/personal-finance/inflation-reduction-act/ (assessed 17.08.2022)


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
04.10.2022

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Никиты Белухина «Датское Содружество в прицеле великих держав» , посвящённая парадипломатии Гренландии и Фарерских островов и отношениям этих автономных территорий с Данией.

подробнее...

04.10.2022

В г. Светлогорске Калининградской области проходит Форум по вопросам безопасности и сотрудничества России и Белоруссии «Рубежи Союзного государства». В Форуме принимают участие Александр ДынкинФедор Войтоловский, Эдуард Соловьев и Иван Данилин.

подробнее...

Вышли из печати