Доклад «НАТО 2030»: что ждать от альянса в наступившем десятилетии?

2788

Used photo: Nato-Generalsekretär Jens Stoltenberg im Nato-Hauptquartier in Brüssel // Internet

© Алешин А.А., 03.12.2020

25 ноября был опубликован нашумевший в СМИ доклад «НАТО 2030: единство в новой эре»[1]. Документ является частью инициативы Генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга «НАТО 2030», в рамках которой эксперты из стран-участниц анализируют актуальные для наступившего десятилетия аспекты деятельности военно-политической организации и угрозы для нее. Задачей инициативы является предоставление рекомендаций для государств–членов, в том числе на предстоящем в 2021 г. саммите на высшем уровне.

В разработке доклада приняли участие эксперты из десяти стран-членов НАТО: Канады, Дании, Франции, Германии, Италии, Нидерландов, Польши, Турции, Соединённого Королевства, США. Они предложили ряд направлений развития альянса до 2030 г., и первой задачей было названо обновление актуальной Стратегической концепции. Действующая концепция была принята на Лиссабонском саммите НАТО в 2010 г. Тогда были обозначены три основания деятельности организации: коллективная оборона, кризисное регулирование, обеспечение безопасности на основе сотрудничества[2]. Однако после украинского кризиса и присоединения Крыма к России в 2014 г. стратегия альянса сместилась в пользу укрепления коллективной обороны. Именно на это направление деятельности акцентировалось внимание на саммитах в Уэльсе в 2014 г., Варшаве в 2016 г., Брюсселе в 2017 и 2018 гг., Лондоне в 2019 г.

По мнению экспертов доклада, сегодня НАТО вступает в период, отличающийся новой, значительно изменившейся стратегической обстановкой. В будущем стратегическом документе нужно сохранить названные выше три основания деятельности организации. Но при этом необходимо учесть обусловленные современной средой безопасности новые вызовы, а также включить в него уже инкорпорированные в официальные тексты изменения стратегии.

В докладе сказано, что в 2030 г. альянс должен оставаться гарантом мира, стабильности и верховенства закона в евроатлантическом регионе; основой коллективной обороны его членов, площадкой для совместной разработки ответов на вызовы для их национальной безопасности; играть значительную роль в сохранении мирового порядка, основанного на открытости, диалоге и процветании; развивать стратегические связи с партнерами, разделяющими принципы Хельсинского Заключительного акта; углублять взаимоотношения с Европейским союзом в решении общих проблем. Приоритетом организации должна быть политическая сплоченность и единство.

Названы и актуализирующиеся угрозы и приоритеты НАТО. В первую очередь упоминается агрессивная политика России. Альянсу рекомендуется продолжать придерживаться формулы «предметный диалог, сильное сдерживание». Диалогу отводятся встречи Совета Россия-НАТО, контакты политиков и военных. Однако на сегодняшний день встречи носят ограниченный характер: контакты довольно редки, по большей части обсуждаются инциденты, но не позитивная программа развития взаимодействия. В докладе сказано, что к полноценному сотрудничеству будет возможно вернуться лишь тогда, когда Россия прекратит агрессивные военно-политические акции и начнет соблюдать международное право. Сегодня же ключевые темы для обсуждения – контроль над вооружениями и снижение рисков военных инцидентов.

К сдерживанию относится совершенствование оперативной совместимости вооруженных сил государств-членов альянса, военные учения, укрепление сотрудничества в сферах киберпространства и космоса, развитие таких инициатив как «Расширенное передовое присутствие» в странах Восточной и Юго-Восточной Европы, Объединенная оперативная группа повышенной готовности, ПРО НАТО, «4 по 30» и других. Этой же цели служат и контакты альянса с государствами на постсоветском пространстве – в первую очередь с Украиной и Грузией.

Еще одним вызовом является Китай. Он был включен в повестку НАТО в 2019 г., во многом по настоянию тогдашнего президента США Дональда Трампа. В 2020 г. проблема Китая обсуждалась уже довольно плотно на ряде министерских встреч. В докладе говорится, что альянсу необходимо создать в своей структуре институциональное образование для оценки последствий технологического развития Китая, отслеживания и защиты от любых его действий, которые могут повлиять на коллективную оборону или стрессоустойчивость НАТО.

Важно отметить, что ряд новых решений, инициированных американской стороной в прошлые годы, напрямую затрагивают интересы Китая. Среди них – включение космического пространства в сферу ответственности НАТО и обновление базовых требований организации к гражданским коммуникациям, включая сети 5G.

Остальные угрозы можно перечислить кратко: развитие технологий, актуальные проблемы в борьбе с терроризмом, нестабильность в регионах к югу от границ НАТО, вопросы контроля над вооружениями и ядерного сдерживания, изменение климата.

Важно отметить, что этот доклад – не официальный документ НАТО, а лишь рекомендация экспертов. Более того, инициатива его разработки принадлежит Генеральному секретарю организации, а не государствам-членам. НАТО как международная организация является производной совокупности волеизъявлений ее государств-членов. Конечно, бюрократия организации имеет некоторое влияние и собственные интересы, и она может их продвигать. Именно по этой причине и был разработан доклад.

С другой стороны, тезисы доклада не являются прорывными и соответствуют стратегическому развитию альянса в последние годы. Для выявления же субъектов этого развития необходимо рассматривать политические взаимоотношения между государствами-членами и их группами. Помимо собственно НАТО как организации, здесь можно особо выделить США. Именно их интересам соответствует увеличение европейскими членами альянса расходов на оборону, включение Китая и космического пространства в сферу деятельности НАТО, сдерживание России на восточном фланге организации, углубление оперативной совместимости союзников, следствием которого становится закупка ими американских вооружений. После избрания президентом этой страны Джо Байдена многие ожидают углубления трансатлантических связей и усиления альянса. Скорее всего, это укрепит субъектность США в НАТО в ущерб другому центру силы – ЕС, лидеры которого стремятся к стратегической автономии.

Показательно, что на прошедшей 1-2 декабря встрече министров иностранных дел НАТО, где обсуждался вопрос Китая, также присутствовали представители стран Индо-Тихоокеанского региона (ИТР) – Австралии, Японии, Новой Зеландии и Республики Корея. Все они являются военными союзниками США, а первые две – участницами Четырёхстороннего диалога по безопасности (QUAD). Это неформальное объединение имеет сегодня значительный потенциал для создания в ИТР военных структур для сдерживания Китая. Однако его члены не проявляют соответствующей политической воли, но вероятно, это вопрос времени[3].

Не стоит сбрасывать со счетов средние и малые страны-члены НАТО, которые эффективно лавируют между великими державами для достижения собственных интересов. Тем самым они оказывают значительное воздействие на общую политику НАТО. В первую очередь к таким странам можно отнести Турцию, Польшу, Румынию, Грецию и Прибалтийские страны.

Подводя итог, можно сказать, что действительные изменения в стратегии альянса могут произойти лишь на саммите лидеров в 2021 г. Доклад «НАТО 2030: единство в новой эре» в целом очерчивает тенденции развития НАТО, предлагает ряд конкретных рекомендаций. Но какие из них будут приняты – зависит от политических договорённостей государств–членов.

С большой уверенностью можно сказать лишь то, что линия НАТО на сдерживание России и Китая сохранится, и с высокой вероятностью будет прогрессировать. В особенности это касается Китая – главного противника США и фактора, трансформирующего современную структуру системы международных отношений и мировой порядок.

Примечания:

[1] NATO 2030: United for a New Era. NATO, 25.11.2020. Available at: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2020/12/pdf/201201-Reflection-Group-Final-Report-Uni.pdf (accessed 03.12.2020).
[2] Активное участие, современная оборона: стратегическая концепция обороны и обеспечения безопасности членов Организации Cеверо-атлантического договора. NATO, 19.11.2010. Available at: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_publications/20120214_strategic-concept-2010-rus.pdf (accessed 03.12.2020).
[3] Алешин А.А. Внешнеполитическая стратегия Австралии: средняя держава в высококонкурентной среде. Анализ и прогноз. Журнал ИМЭМО РАН, 2020, № 2, сс. 63-75. https://doi.org/10.20542/afij-2020-2-63-75


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
06.07.2022

В журнале «Полис. Политические исследования» (№4, 2022) опубликована статья Алексея Арбатова «Украинский кризис и стратегическая стабильность».

подробнее...

06.07.2022

Александр Ломанов выступил с докладом по видеосвязи на 7-м Глобальном форуме аналитических центров «Совместно ответить на глобальные вызовы, сотрудничать для содействия совместному развитию», состоявшемся в Пекине.

подробнее...

Вышли из печати