COVID-19 на Ближнем Востоке в прицеле американской помощи

385

used photo: (USA) Congress by Jeremy Buckingham // www.flickr.com/photos/62459458@N08

© Давыдов А.А., 23.04.2020

Перерастание эпидемии COVID-19 в глобальную пандемию спровоцировало со стороны Вашингтона активизацию борьбы с её распространением не только на своей территории. Будучи крупнейшим мировым донором зарубежной помощи, Соединенные Штаты на протяжении последних трёх месяцев все больше вовлекаются в противодействие расползанию коронавирусной инфекции и в других странах, демонстрируя при этом порой противоположные практики оказания гуманитарной помощи. Богатый материал представляет собой американский опыт помощи странам Ближнего Востока, качественно отличающимся друг от друга по уровню социально-экономического развития, по глубине вовлеченности в региональные конфликты и по характеру двусторонних отношений с самими Соединенными Штатами.

Реакция системы

Федеральное правительство оказалось больше готово к борьбе с пандемией за рубежом, нежели у себя дома. Как при администрации Д. Трампа, так и при Б. Обаме, Вашингтон изначально готовился бороться с эпидемиями, прежде всего, удаленно, а не на своей территории. В Стратегии национальной безопасности США в редакции 2015 и 2017 гг. борьба с эпидемиями на примере Эболы (2014-2015 гг.) и SARS-CoV (2002-2003 гг.) упоминалась в контексте таких мер, как стимулирование зарубежных правительств на укрепление национальных систем здравоохранения, совершенствование обмена информацией и оказание технической и финансовой помощи[1]. Соответствующий подход принимался на уровне американских федеральных ведомств. В стратегических планах Министерства здравоохранения и социальных служб (МЗСС) и на 2014-2018 фин. гг., и на 2018-2022 фин. гг. проблема борьбы с эпидемиями упоминается лишь в контексте поддержки научных исследований (эпидемиологии) и создания глобальной сети мониторинга распространения различных инфекций[2]. Более того, с января по август 2019 г. МЗСС совместно с Министерством внутренней безопасности даже проводили учения, по результатам которых была выявлена неготовность американской системы здравоохранения к противодействию потенциальной эпидемии. В итоговом докладе отмечалось существование риска госпитализации 7,7 млн и гибели 1,5 млн американских граждан (учения назывались «Crimson Contagion»)[3].

В то же время механизм оказания помощи другим странам был отработан. По линии Госдепартамента и Агентства по международному развитию (АМР), США в конце марта с.г. оперативно выделили помощь зарубежным странам в 274 млн долл., а затем в середине апреля увеличили её до 508 млн долл., прежде всего расширив число стран-реципиентов и объемы двусторонней и целевой много-сторонней помощи (также называемой «много-двусторонней помощи» – средства выделяемые международным организациям на конкретные тематические или региональные программы)[4].

Бóльшая часть средств поддержки на двустороннем уровне выделяется из фондов АМР, специализирующихся на экстренном реагировании в чрезвычайных ситуациях. Так, 200 млн долл. переданы на оказание помощи в области здравоохранения (USAID Global Health Emergency Reserve Fund), а 195 млн долл. – на отправку гуманитарной помощи (USAID International Disaster Assistance account). Также из средств Фонда экономической поддержки (Economic Support Fund) АМР выделило 50 млн долл. для помощи зарубежным государствам и неправительственным организациям. Для помощи на многостороннем уровне США выделили по линии Госдепартамента 64 млн долл. Агентству ООН по делам беженцев (График 1).


График 1. Распределение выделенных США средств на оказание помощи регионам для борьбы с COVID-19 в марте и апреле 2020 г.

Источники: Госдепартамент и АМР.

Помощь Ближнему Востоку

Распределение «коронавирусной» помощи сильно разнится от страны к стране. На примере Ближнего Востока можно выявить спектр соображений, которыми руководствуются США при оказании поддержки. Так, из общей картины видно, что зарубежная помощь выделяется, прежде всего, странам региона, у которых нет достаточных ресурсов и организационных компетенций для противодействия пандемии коронавируса (График 2).


График 2. Распределение выделенных США средств на оказание помощи странам Ближнего Востока и Северной Африки для борьбы с COVID-19 в марте и апреле 2020 г. (в млн долл.).

Источники: Госдепартамент и АМР.

Как правило, наибольшая доля от общего объема американской помощи приходится на те страны, где случаев заражения практически не зафиксировано, но наблюдаются серьезные проблемы в сфере безопасности, нагрузка из-за беженцев и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), а также фиксируется наименьший объем средств, выделяемых на здравоохранение в расчете на человека (График 3).


График 3. Долевое распределение по 20 странам Ближнего Востока и Северной Африки показателей зафиксированного числа зараженных COVID-19 в расчете на 100 тыс. человек (от 21.04.2020), объема средств на здравоохранение в расчете на одного человека (за 2018 г), численности беженцев и ВПЛ (за 2018 г.), числа убитых в конфликтах (за 2018 г. правая ось ординат), объемов помощи США для борьбы с пандемией (на 16.04.2020).

Источники: Университет Джона Хопкинса, Мировой Банк, Университет Уппсалы, Агентство ООН по делам беженцев, Госдепартамент США.[5]

При детальном рассмотрении оказывается, что большая часть объявленной американской помощи для борьбы с коронавирусом напрямую не связана с эпидемией, а является либо продолжением ранее осуществляемых программ, либо имеет преимущественно символический характер. Например, к последней категории можно отнести помощь Турции и Йемену. Дополнительные 800 тыс. долл., предоставленных Турции для борьбы с эпидемией среди беженцев, являются продолжением большого транша помощи для преодоления последствий кризиса в Сирии в 108 млн долл.[6] Аналогичную диспропорцию можно увидеть в отношении Йемена, жители которого пережили за последние годы войну, голод и эпидемию холеры. Этой разрушенной стране, в которой несколько миллионов людей стали внутренне перемещенными лицами, на борьбу с коронавирусом было выделено всего 500 тыс. долл.

Относительно серьезной помощью ближневосточным странам можно считать помощь жителям Ирака, Сирии, Ливана, Иордании и Палестины. Существенная поддержка последних трёх стран в совокупном объеме 26 млн долл. может быть в первую очередь обусловлена желанием Соединенных Штатов нивелировать вероятность создания очага заражения в окружающих Израиль странах. Об этом наиболее наглядно свидетельствует рост гуманитарной помощи Палестине (5 млн долл.), последний раз получавшую более или менее значимую помощь от США в 2017 г.[7]

Наконец, самый большой размер помощи для борьбы с эпидемией Ираку и Сирии проходит в динамике прежних объемов поддержки, выделяемых союзным силам в этих странах в целях укрепления суверенитета Ирака и борьбы с терроризмом[8]. При этом разница в подходах распределения гуманитарной помощи США обеим странам сохраняется как в период до, так и во время эпидемии. Если Ираку оказывалась в значительной степени всесторонняя военная, экономическая, гуманитарная и техническая помощь, направленная, в том числе, на закрепление преобразований в сфере государственного управления на длительную перспективу, то в Сирии, как и прежде, США работают на территориях, неподконтрольных правительству Б. Асада, и сосредоточены на оказании конъюнктурной гуманитарной помощи[9].

Фактор коронавируса не привнес ожидаемых многими противниками Д.Трампа изменений в политику Белого дома и в отношении Ирана. Несмотря на рекордные для региона масштабы заражения в этой стране (около 90 тыс. человек, второе место после Турции, где заражено почти 100 тыс.), Вашингтон не направил Исламской республике даже гуманитарной помощи (последний раз США помогали Ирану после крупного землетрясения в декабре 2003 г.[10]). На призывы демократов предпринять хотя бы минимальные меры для погашения эпидемии, республиканцы в Белом доме либо утверждают, что проблема в бездействии иранских властей, а не США, либо говорят, что власти Ирана должны сами попросить помощи у Вашингтона[11]. Даже существующие в санкционном механизме США послабления для поставок гуманитарной помощи и наличие специально созданных для этого международных каналов не облегчают ситуацию из-за сохраняющегося поля для интерпретации: какая помощь поставляется режиму, а какая народу[12]

Последствия

Распространение коронавирусной инфекции в странах Ближнего Востока вызывает серьезные опасения у американских специалистов. За исключением некоторых стран, система здравоохранения в регионе не приспособлена для борьбы с пандемией, что усугубляется проблемами несоблюдения условий санитарного режима, функционирования продовольственной инфраструктуры в условиях эпидемии[13].

Наибольшее число зараженных предполагается в конфликтных зонах и в местах скопления беженцев. В связи с этим США бóльшую часть помощи для борьбы с инфекцией направляет в страны с ослабленными государственными институтами и затронутые конфликтами (например, Эфиопии – 9 млн долл., Судану и Южному Судану по 13,1 млн долл., Ливии – 6 млн долл., Афганистану – 18 млн долл.). Страны с более стабильной государственной системой (Израиль, Турция, Египет и страны Персидского залива) помощи практически не получают[14]. Эксперты также высказывают осторожный оптимизм, что побочным результатом пандемии может стать ослабление международных экстремистских и террористических организаций, лишенных доступа к системе здравоохранения, однако подобное снижение их активности в регионе окажется скорее всего временным[15].

Наконец, социально-экономические последствия мер по борьбе с пандемией в значительной степени могут подорвать предпринимаемые в последние годы усилия для нивелирования уровня молодежной безработицы. И хотя наличие в регионе преимущественно молодого населения может оказаться фактором, сдерживающим тяжелые последствия от пандемии, резкое обострение ситуации в странах с ярко выраженными социальными дисбалансами может привести к утрате местными властями легитимности и к эскалации протестной активности.

Тем самым, выделенная в настоящее время Соединенными Штатами помощь для борьбы с пандемией странам Ближнего Востока, лишь в отдельных случаях сможет оказать существенную поддержку местному населению. В целом США руководствуются сейчас, прежде всего, уровнем конфликтности в стране-реципиенте и её способностью самостоятельно бороться с инфекцией. Пока американская политика помощи в борьбе с пандемией в меньшей степени нацелена оказать какое-либо системное воздействие на общерегиональную тенденцию заражения коронавирусом, а скорее направлена на поддержание стабильности в регионе и в его ключевых государствах, при этом с минимальным расширением ранее выделенной помощи.

Примечания:

[1] National Security Strategy. Washington, D.C.: The White House, 2015. – P. 25. URL: https://obamawhitehouse.archives.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy_2.pdf (дата обращения: 25.04.2020); National Security Strategy of the United States of America. Washington, D.C.: The White House, 2015. – P. 9. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf (дата обращения: 25.04.2020).

[2] FY 2014 – 2018 HHS Strategic Plan. Washington, D.C.: the Department of Health and Human Services, 2014 – P. 43. URL: https://aspe.hhs.gov/system/files/pdf/258821/StrategicPlanFY2014-2018.pdf (дата обращения: 21.04.2020); Strategic Goal 4: Foster Sound, Sustained Advances in the Sciences [Электронный ресурс] // The Department of Health and Human Services, 2018. URL: https://www.hhs.gov/about/strategic-plan/strategic-goal-4/index.html (дата обращения: 21.04.2020).

[3] По результатам учений был выпущен доклад – Crimson Contagion 2019 Functional Exercise Key Findings. U.S. Department of Heald and Human Services, October 2019. URL: https://int.nyt.com/data/documenthelper/6824-2019-10-key-findings-and-after/05bd797500ea55be0724/optimized/full.pdf#page=1 (дата обращения: 10.04.2020); The Daily 202: Simulations before coronavirus foreshadowed infighting between agencies in pandemic response // The Washington Post, 20.03.2020. URL: https://www.washingtonpost.com/news/powerpost/paloma/daily-202/2020/03/20/daily-202-simulations-before-coronavirus-foreshadowed-infighting-between-agencies-in-pandemic-response/5e74366d88e0fa101a74e132/ (дата обращения: 10.04.2020).

[4] The United States Is Leading The Humanitarian And Health Assistance Response To Covid-19 [Электронный ресурс] // The U.S. Agency for International Development, 30.03.2020. URL: https://www.usaid.gov/news-information/fact-sheets/mar-2020-us-leading-humanitarian-and-health-assistance-response-covid-19 (дата обращения: 21.04.2020); The United States Is Continuing To Lead the Humanitarian and Health Assistance Response to COVID-19 [Электронный ресурс] // The U.S. Department of State, 16.04.2020. URL: https://www.state.gov/update-the-united-states-is-continuing-to-lead-the-humanitarian-and-health-assistance-response-to-covid-19/ (дата обращения: 21.04.2020).

[5] COVID-19 Dashboard by the Center for Systems Science and Engineering (CSSE) at Johns Hopkins University (JHU). URL: https://gisanddata.maps.arcgis.com/apps/opsdashboard/index.html#/bda7594740fd40299423467b48e9ecf6; (дата обращения: 22.04.2020); World Bank. URL: http://api.worldbank.org/v2/en/indicator/SP.POP.TOTL?downloadformat=excel (дата обращения: 22.04.2020); Uppsala University. URL: https://ucdp.uu.se/downloads/ (дата обращения: 22.04.2020); U.S. Department of State. URL: https://www.state.gov/update-the-united-states-is-continuing-to-lead-the-humanitarian-and-health-assistance-response-to-covid-19/ (дата обращения: 22.04.2020); The U.N. Refugee Agency. URL: http://popstats.unhcr.org/en/persons_of_concern (дата обращения: 22.04.2020).

[6] America Announces New Humanitarian Assistance for the Syria Crisis Response [Электронный ресурс] // The U.S. Department of State, 03.03.2020. URL: https://www.state.gov/america-announces-new-humanitarian-assistance-for-the-syria-crisis-response/ (дата обращения: 22.04.2020).

[7] U.S. Foreign Aid by Country: West Bank/Gaza [Электронный ресурс] // The U.S. Agency for International Development, 20.02.2020. URL: https://explorer.usaid.gov/cd/PSE?fiscal_year=2017&measure=Obligations (дата обращения: 22.04.2020).

[8] Statement by the Political Directors of the Global Coalition to Defeat ISIS Small Group [Электронный ресурс] // The U.S. Department of State, 16.04.2020. URL: https://www.state.gov/statement-by-the-political-directors-of-the-global-coalition-to-defeat-isis-small-group/ (дата обращения: 21.04.2020).

[9] U.S. Foreign Aid by Country: Iraq [Электронный ресурс] // The U.S. Agency for International Development, 20.02.2020. URL: https://explorer.usaid.gov/cd/IRQ?fiscal_year=2018&measure=Obligations (дата обращения: 22.04.2020); Section 7040(i) P.L. 116-94 «Further Consolidated Appropriations Act, 2020». Washington, D.C.: U.S. Congress, 20.12.2019. URL: https://www.congress.gov/bill/116th-congress/house-bill/1865/text?q=%7B%22search%22%3A%5B%22syria%22%5D%7D&r=4&s=2#HAB532A396030446785F48C07BC17C015 (дата обращения: 22.04.2020).https://www.congress.gov/bill/116th-congress/house-bill/1865/text?q=%7B%22search%22%3A%5B%22syria%22%5D%7D&r=4&s=2#HAB532A396030446785F48C07BC17C015

[10] U.S. Expedites Assistance to Iran Earthquake Victims [Электронный ресурс] // The U.S. Department of State, 31.12.2003. URL: https://2001-2009.state.gov/r/pa/prs/ps/2003/27641.htm (дата обращения: 22.04.2020).

[11] Menendez & Engel Propose Policies for Addressing COVID-19 in Iran [Электронный ресурс] // United States Senate Committee on Foreign Relations, 03.04.2020. URL: https://www.foreign.senate.gov/press/ranking/release/menendez-and-engel-propose-policies-for-addressing-covid-19-in-iran (дата обращения: 22.04.2020); Remarks by President Trump, Vice President Pence, and Members of the Coronavirus Task Force in Press Briefing [Электронный ресурс] // The U.S. Department of State, 20.04.2020. URL: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-vice-president-pence-members-coronavirus-task-force-press-briefing-28/ (дата обращения: 22.04.2020); Secretary Michael R. Pompeo With Tony Katz of The Morning News [Электронный ресурс] // The U.S. Department of State, 14.04.2020. URL: https://www.state.gov/secretary-michael-r-pompeo-with-chris-salcedo-of-the-chris-salcedo-show-ksev-houston-newsmax-tv/ (дата обращения: 22.04.2020).

[12] Тимофеев И. Помощь в условиях санкций [Электронный ресурс] // Российский совет по международным делам, 19.04.2020. URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/pomoshch-v-usloviyakh-sanktsiy/ (дата обращения: 24.04.2020); COVID-19 and U.S. Iran Policy [Электронный ресурс] // Congressional Research Service, 13.04.2020. URL: https://fas.org/sgp/crs/mideast/IN11279.pdf (дата обращения: 23.04.2020).

[13] Don’t Leave Fragile States Behind in the Fight Against Coronavirus [Электронный ресурс] // United States Institute of Peace, 31.03.2020. URL: https://www.usip.org/publications/2020/03/dont-leave-fragile-states-behind-fight-against-coronavirus (дата обращения: 22.04.2020); Add coronavirus to other crises, and the Middle East faces a catastrophe [Электронный ресурс] // CSIS, 23.03.2020. URL: https://www.csis.org/analysis/add-coronavirus-other-crises-and-middle-east-faces-catastrophe (дата обращения: 22.04.2020).

[14] COVID-19 and Foreign Assistance: Issues for Congress [Электронный ресурс] // Congressional Research Service, 06.04.2020. URL: https://fas.org/sgp/crs/row/IF11496.pdf (дата обращения: 22.04.2020)

[15] COVID-19, the oil price war, and the remaking of the Middle East [Электронный ресурс] // Middle East Institute, 08.04.2020. URL: https://www.mei.edu/publications/covid-19-oil-price-war-and-remaking-middle-east (дата обращения: 22.04.2020); Brookings experts on the implications of COVID-19 for the Middle East and North Africa [Электронный ресурс] // Brookings Institution, 26.03.2020. URL: https://www.brookings.edu/opinions/brookings-experts-on-the-implications-of-covid-19-for-the-middle-east-and-north-africa/ (дата обращения: 22.04.2020)


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
05.10.2022

На сайте журнала «Россия в глобальной политике» опубликовано интервью Константина Богданова «Лучший способ контролировать ядерную эскалацию – просто её не начинать», подготовленное специально для передачи «Международное обозрение».

подробнее...

05.10.2022

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Эльзы Ширгазиной «Российско-индийские отношения в Арктике: перспективы для науки и инфраструктуры».

подробнее...

Вышли из печати