Китай в новой стратегии национальной безопасности США

314

used images: Xi Jinping (youtube), Joe Biden (https://www.whitehouse.gov/),
US White House (by bobbsled, www.flickr.com/photos/mpd01605/)

© Гамза Л.А., 29.03.2021

В начале марта 2021 г. на сайте американского Белого дома был опубликован документ под названием «Временное стратегическое руководство по национальной безопасности» (Interim National Security Strategic Guidance). В нем изложено видение того, по каким направлениям и как США будут развиваться и взаимодействовать с внешним миром при новой администрации. В подписанном президентом Байденом предисловии подчеркивается, что все федеральные департаменты и агентства должны согласовывать свои действия с положениями этого документа вплоть до принятия новой Стратегии национальной безопасности США. Работа над ней ведется несмотря на сделанные ранее заявления о том, что принятая при Трампе и действующая в настоящее время Стратегии национальной безопасности устраивает новую администрацию.

Отличительной чертой «Временного стратегического руководства» стало обоснование противостояния США и Китая, которое названо «стратегическим соревнованием» и заняло центральное место в документе.

Во введении отмечается, что США сталкиваются с миром растущего национализма, отступающей демократии, усиливающегося соперничества с Китаем, Россией и другими авторитарными государствами, а также с технологической революцией, меняющей все аспекты жизни. Поэтому администрация США должна противостоять реальности, когда расстановка сил в мире меняется, создавая новые угрозы.

Примечательно смещение акцентов в подходе администрации Байдена к решению мировых проблем. «Временное стратегическое руководство» утверждает, что Россия по-прежнему полна решимости усилить свое глобальное влияние и играть «деструктивную роль» на международной арене. Но главной угрозой США и миру администрация считает Китай, который благодаря своей напористости «является единственным соперником, который обладает способностью соединить свою экономическую, дипломатическую, военную и технологическую мощь и бросить вызов стабильной и открытой международной системе».

Свою главную задачу администрация Байдена видит в восстановлении и закреплении лидирующих позиций и мощи США, что позволит одержать верх в стратегическом соревновании с Китаем или любой другой страной. Самым эффективным путем победить «напористый и авторитарный Китай» должны стать инвестиции в американское общество, экономику и демократию. Предполагается, что восстановление доверия к США и подтверждение их нацеленного в будущее мирового лидерства станет доказательством того, что «Америка, а не Китай определяет международную повестку дня, работая вместе с другими над формированием новых глобальных норм и соглашений, которые продвигают наши интересы и отражают наши ценности».

Однако в Вашингтоне понимают, что добиться стратегической цели и победить Китай в одиночку США не в состоянии. Важное место отведено объединению усилий с союзниками и ближайшими партнерами для формирования под флагом борьбы за демократию единого антикитайского фронта: «Наша работа по защите демократии не заканчивается на нашей земле. Авторитаризм распространяется по миру, и мы должны объединиться с единомышленниками из числа союзников и партнеров, чтобы возродить демократию во всем мире».

Одновременно звучит призыв объединиться со странами-единомышленниками для разработки надежных цепочек поставок и технологической инфраструктуры, обеспечения готовности противостоять пандемиям и развивать альтернативную энергетику. Ставка на сплочение союзников является для США ключевой: «Поддерживая и защищая нашу беспрецедентную сеть союзников и партнеров и делая разумные инвестиции в оборону, мы также будем сдерживать агрессию Китая и противостоять угрозам нашей коллективной безопасности, процветанию и демократическому образу жизни».

Основными направлениями и формами американского ответа Китаю названы противодействие «несправедливой и незаконной торговой практике», кибер-кражам и силовым экономическим действиям, которые приносят вред американским рабочим, подрывают американские передовые и перспективные технологии, ослабляют стратегические преимущества национальной конкурентоспособности США. Подчеркнуто, что администрация обеспечит защиту американских цепочек поставок технологий, критических для национальной безопасности. Также заявлено о продолжении защиты доступности к «всеобщему достоянию», включающему свободу мореплавания и правил пролета в соответствии с международным правом.

В качестве важного элемента противостояния Китаю американские власти заявили о «позиционировании в дипломатическом и военном плане» в качестве защитника своих союзников. США намерены поддерживать соседей и партнеров Китая в защите их права делать независимый политический выбор, свободный от иностранного влияния. Открыто заявлено о продолжении в соответствии с долгосрочными американскими обязательствами поддержки Тайваня, который назван «передовой демократией» и важнейшим партнером США в сфере экономики и безопасности.

Привлекает внимание намерение администрации Байдена позаботиться о том, чтобы при ведении бизнеса в Китае компании США не жертвовали американскими ценностями. Подтверждена готовность твердо отстаивать демократию, права человека и человеческое достоинство во всем мире, включая китайские Гонконг, Синьцзян и Тибет. По всем этим вопросам Вашингтон будет работать со странами-единомышленниками над формированием общего подхода.

В заключении признается, что стратегическое соревнование не исключает и не может исключать работу с Китаем, когда это соответствует национальным интересам США. Однако новая администрация исходит из того, что восстановление и обновление преимуществ Америки станет гарантией того, что взаимодействие и работу с Китаем можно будет вести с позиции силы.

На китайском направлении американская дипломатия будет стремиться к сокращению рисков неправильного восприятия и просчетов. Администрация Байдена намерена развивать сотрудничество с властями Китая в таких областях, как изменение климата, глобальная безопасность в сфере здравоохранения, контроль над вооружениями и нераспространение ядерного оружия, где судьбы и интересы двух стран тесно переплетены. Привлекая к этой работе своих союзников и партнеров, США будут пытаться усилить переговорные рычаги и продемонстрировать «коллективную силу и решимость» Запада в отношениях с Китаем.

Смещение акцентов в стратегии новой администрации США следует рассматривать как признание невозможности одновременно вести борьбу на два фронта против Китая и России, как это было при Трампе. Укрепилось намерение сосредоточить силы и средства на главном противнике и конкуренте.

В то же время это многовекторный тактический ход, призванный продемонстрировать потенциальную гибкость в подходах США к дальнейшему выстраиванию отношений с двумя основными глобальными конкурентами с целью ослабить достигнутый между Россией и Китаем высокий уровень стратегического взаимодействия и партнерства. Следует иметь в виду, что изложенные в документе принципы, формы и методы стратегического соревнования с Китаем носят универсальный характер. Их будут также применять в отношении России – в том числе в формате перераспределения обязанностей и ответственности внутри «единого фронта» Запада во главе с США.

Прошедший после публикации «Временного стратегического руководства» короткий период времени наглядно подтвердил, что новая администрация Байдена намерена четко выполнять его основные положения. Эта решимость нашла отражение в результатах встречи высокого уровня дипломатических представителей США и Китая в Анкоридже и состоявшихся накануне ее визитах госсекретаря США в Японию и Южную Корею, а затем в ходе его первой официальной поездки в Европу для участия в сессии министров иностранных дел стран-членов НАТО.

Содержание и структура документа, а также итоги этих встреч и сделанных в их ходе заявлений, косвенно указывают на госсекретаря Энтони Блинкена как на одного из основных идеологов «Временного стратегического руководства». Он же выступает одним из главных его исполнителей на международной арене, который будет реализовывать стратегию и политику США в отношении Китая на ближайшую перспективу вплоть до выработки и принятия новой Стратегии национальной безопасности США.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
14.04.2021

Отдел европейских политических исследований провел международный семинар «100-летие Рижского мирного договора и современные проблемы российско-польских отношений»

подробнее...

13.04.2021

По итогам работы трёхсторонней группы экспертов России, Индии и США опубликован совместный доклад по ситуации в Афганистане «2021: Afghanistan’s Year of Reckoning».

подробнее...

Вышли из печати