Канада усиливает давление на Китай?

338

used images: Xi Jinping, Justin Trudeau // Internet

© Солянова М.В., 15.01.2021

Во вторник канадское правительство во главе с премьер-министром Дж. Трюдо обнародовало решение о введении ограничительных экономических мер в отношении КНР в связи с ситуацией вокруг несоблюдения прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Канада обвиняет китайские власти в нарушении своих международных обязательств, то есть ущемлении прав граждан по этническому признаку с использованием разного рода репрессивных практик, в том числе массовых задержаний, пыток, принудительного труда.

Основной целью ограничительных мер стало стремление оградить канадский бизнес от любых связей с нарушениями прав человека со стороны Китая[1]. В соответствии с данной целью правительство обозначило несколько задач:

  1. Запрет импорта товаров, если они могли быть произведены с использованием принудительного труда. Так в Закон о таможенных тарифах и Приложение к таможенным тарифам были внесены соответствующие поправки, запрещающие ввоз подобных товаров из любой страны, в том числе из китайского района Синьцзян.
  2. Введение в действие Синьцзянской декларации добросовестности для канадских компаний, которые либо являются прямыми/косвенными поставщиками товаров из данного района или других предприятий, осуществляющих свою деятельность посредством уйгурской рабочей силы, либо созданные непосредственно в Синьцзяне, либо стремящиеся попасть на этот рынок. Такие предприятия теперь обязаны подписывать декларацию, в которой говорится, что компания имеет полный объем информации о нарушениях в сфере прав человека со стороны КНР, берет на себя обязательства по соблюдению международных и канадских нормативно-правовых актов в области защиты прав человека, а также будет действовать согласно Руководящим принципам ОЭСР для многонациональных предприятий и ООН – для бизнеса и прав человека. Кроме того, канадские компании должны периодически проводить специальную проверку своих поставщиков на предмет их соответствия принятым поправкам.
  3. Правительство разработало механизм делового консультирования для канадских компаний, взаимодействующих с организациями с репутационными рисками, то есть которые могут опираться в своей деятельности на использование принудительного труда, в том числе труда уйгурских этнических меньшинств.
  4. Ужесточение экспортного контроля. В соответствии с Законом о разрешениях на экспорт и импорт, Канада сможет отказывать в выдаче соответствующих разрешений в случае значительных рисков использования экспорта в процессе значительных нарушений прав человека. Например, в случае, если экспорт канадских технологий или услуг может быть использован в репрессивных целях.
  5. Всесторонние исследования проблемы принудительного труда и рисков ведения бизнеса в Синьцзяне. Так правительство намерено привлекать сторонние организации для проведения анализа областей, подверженных воздействию принудительного труда, затем информировав канадские компании о результатах таких исследований и формулируя специальные рекомендации предприятиям, стремящимся на синьцзянский рынок.

Решительные меры правительства Дж. Трюдо являются долгожданным ответом на различные сведения о нарушениях прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, просачивающиеся в канадскую прессу уже несколько лет. А парламентский подкомитет по международным правам человека с октября 2018 года на своих заседаниях ставил перед представителями департаментов вопрос о немедленном реагировании на существование «концентрационных лагерей», в которых содержатся миллионы людей.

Однако, несмотря на то, что правозащитная сфера была и остается одним из ключевых направлений внешнеполитической деятельности Канады, в данном вопросе превалировал прагматичный подход, требовавший от либерального правительства сохранения дружеских отношений с китайскими властями. Напомним, что ощутимое ухудшение двусторонних отношений проявилось после скандала вокруг китайской корпорации «Huawei Technologies» и ареста ее финансового директора Мэн Ванчжоу в аэропорту Ванкувера. Вслед за этим последовало незаконное задержание в Китае двух канадцев – бывшего дипломата М. Коврига и бизнесмена М. Спейвора, что стало катализатором внутриполитических процессов в самой Канаде.

Их арест и неготовность правительства предпринять решительные действия для освобождения своих граждан послужили снижению популярности Либеральной партии. Недовольство общества отразилось не только на результатах всеобщих выборов в октябре 2019 года, когда премьер-министру пришлось формировать правительство меньшинства. Основным политическим последствием стало усиление механизма парламентского контроля за действиями правительства Дж. Трюдо в отношениях с Китаем.

Так в октябре 2020 года подкомитет по международным правам человека опубликовал заявление «о положении дел в области прав человека уйгуров и других тюркских мусульман в Синьцзяне»[2]. Документ стал беспрецедентным, так как содержит прямое обвинение КНР в геноциде и нарушении ст. 2 Конвенции ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.). Так Канада стала первым государством, положившим начало правовому закреплению термина «геноцид» в отношении действий Коммунистической партии Китая в Синьцзяне.

И принятые ограничительные меры в сфере канадского экспорта и импорта – это необходимое решение правительства, хотя и значительно более мягкое, чем требуемое комитетом. Помимо мер экономического воздействия, парламентарии рекомендовали ввести жесткие санкции не только в отношении физических и юридических лиц – выгодоприобретателей от использования принудительного труда, но и распространить действие Закона о правосудии для жертв коррумпированных иностранных должностных лиц на китайских чиновников, ответственных за действия, нарушающие права уйгуров. Данный закон является аналогом Закона Сергея Магнитского, и был единогласно принят в ноябре 2017 года. Он является правовой новацией в истории санкционных режимов Канады, так как предоставляет возможность вводить санкции в отношении иностранных граждан, в том числе находящихся за рубежом, нарушающих права человека, а также в отношении иностранных должностных лиц (и их соучастников), ответственных за коррупционные действия в крупных масштабах. Будут ли китайские должностные лица внесены в подобные санкционные списки, покажет время. На данный момент канадское правительство выполнило лишь часть рекомендаций парламентской подкомиссии.

Вместе с тем, давление со стороны парламента Канады – не единственный фактор, способствовавший принятию правительством решения о введении экспортных ограничений. Другим важным аспектом послужил коллегиальный характер мер, то есть они были приняты Канадой не в одностороннем порядке, а совместно с одним из ключевых союзников – Великобританией. Подобное поведение в сфере внешней политики является характерной чертой Канады. Об этом свидетельствует тот факт, что после окончания «холодной войны» канадские власти применяли экономические и финансовые ограничительные меры в отношении других стран исключительно коллективно с ЕС и США.

Последним весомым фактором, повлиявшим на принятие политического решения правительством Дж. Трюдо в отношении КНР именно сейчас, стала победа Дж. Байдена на президентских выборах в Соединенных Штатах. В Канаде ожидают, что новый американский президент продолжит антикитайскую политику. Что он возьмет курс на восстановление и укрепление мировой системы, основанной на нормах права, противодействии изменению баланса сил, в том числе со стороны КНР, усилив политическое давление на Коммунистическую партию, а также будет использовать более твердый последовательный подход к решению вопросов в области прав человека.

В целом, предпринятые правительством экономические меры являются значимым политическим шагом для Канады в отношениях с КНР, который, несомненно, будет иметь негативные последствия для двустороннего сотрудничества в экономической сфере. И товарооборот, занимающий существенную часть канадской экономики (в 2019 году экспорт товаров в Китай составил 23 млрд долл., а импорт – 75 млрд долл.), будет затронут в первую очередь.

Примечания:

[1] Canada announces new measures to address human rights abuses in Xinjiang, China. Global Affairs Canada. Government of Canada. Available at: https://www.canada.ca/en/global-affairs/news/2021/01/canada-announces-new-measures-to-address-human-rights-abuses-in-xinjiang-china.htm
[2] Statement by the Subcommittee on International Human Rights Concerning the Human Rights Situation of Uyghurs and Other Turkic Muslims in Xinjiang, China. October 21, 2020. Available at: https://www.ourcommons.ca/DocumentViewer/en/43-2/SDIR/news-release/10903199


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
03.02.2023

В Институте Европы РАН состоялась научная конференция «Россия и мир: соперничество и сотрудничество в Арктике». Никита Белухин принял участие в мероприятии и выступил с докладом.

подробнее...

03.02.2023

Вниманию читателей журнала «МЭ и МО»! Открыт в свободный доступ № 8 за 2022 год и переводы на английский язык опубликованных в нем статей М. Стрежневой, А. Давыдова и совместной статьи Л. Худяковой и Е Сидоровой.

подробнее...

Вышли из печати