Администрация Байдена формирует «целостную и прагматичную» стратегию торговых отношений с Китаем

311

used images: Blue sky 2 (www.flickr.com/photos/fabiomarini/),
US flag (www.flickr.com/photos/digitalmagicphotos/), Chinese flag (www.flickr.com/photos/bribri/)

© Дмитриев С.С., 15.10.2021

Выступая 4 октября в Центре стратегических и международных исследований (ЦСМИ) в Вашингтоне, торговый представитель США Кэтрин Тай объявила, что администрация Байдена приступила к реформированию стратегии торгово-экономических отношений с КНР. Преследуемая при этом цель – привнести в торговую политику «взвешенное и долгосрочное мышление», не повторяя при этом ошибки, допущенные администрацией Трампа. В своем выступлении Тай прямо обвинила Трампа в том, что его непоследовательная и нереалистичная политика нанесла ущерб целым секторам американской экономики и создала сложности в отношениях с союзниками. Демонстрируя новый курс Вашингтона, Тай отмежевалась от идеи «разделения» с Китаем, выступала за «прочное сосуществование» и призывала «не разжигать торговую напряженность». На примере восстановления отношений с КНР Белый дом намеревается также продемонстрировать всему миру, что сбалансированная торговая политика способна лучше защитить интересы американских производителей и укрепить средний класс страны.

Впрочем, оптимизм некоторых американских СМИ, поспешивших заговорить о наступлении новой эры в двусторонних отношениях, расценивается аналитиками как преждевременный. Отмечается, что в ходе виртуальных переговоров 8 октября между Тай и вице-премьером Китая Лю Хэ стороны ограничились публичным признанием важности двусторонних торговых отношений не только для США и Китая, но и для всего мирового сообщества. В то же время озвученная в заявлениях торгового представителя США новая стратегия Белого дома, содержит жесткие обвинения в адрес Пекина, который, по мнению Вашингтона, саботирует проведение значимых структурных реформ, направленных на «устранение ключевых опасений» администрации Байдена. Тай, в частности, выразила особую озабоченность по поводу «авторитарного подхода» и «вредоносной» нерыночной торговой практики КНР, искажающей конкуренцию и ограничивающей доступ американских корпораций на китайские рынки[i].

И хотя Тай признала подписанное Трампом торговое соглашение с КНР полезным для целого ряда отраслей промышленности и аграрного сектора США, она раскритиковала КНР за невыполнение «первой фазы» этой сделки. Известно, что достигнутые договоренности обязывали Китай добиваться прогресса в обеспечении соблюдения прав интеллектуальной собственности, устранять нетарифные барьеры для импорта сельскохозяйственной продукции и либерализовать сектор финансовых услуг. Кроме того, Пекин принял на себя обязательства по увеличению закупок американских товаров и услуг на 200 млрд долл. в течение 2020-2021 гг. По данным вашингтонского Института международной экономики, по состоянию на конец августа китайские закупки товаров в США составляли почти 70% от согласованных параметров соглашения[ii]. Тем не менее, американская сторона не проявила склонности к компромиссу и настаивала на выполнении Пекином заключенной сделки в полном объеме, невзирая на сложности, связанные с пандемией и кризисом энергоснабжения.

Важно при этом, что администрация Байдена полностью разделяет мнение Трампа, объявившего ВТО неадекватным инструментом для решения торговых проблем с Китаем, и, по-видимому, испытывает соблазн действовать без оглядки на общепринятые правила международной торговли. Приоритет придается выработке скоординированного с союзниками подхода к отношениям с главным геополитическим соперником США, замаскированного под формирование «правил справедливой торговли – дорожной карты для торговли и технологий в XXI веке». При этом Белый дом попытается сохранить весь торгово-политический инструментарий давления на Китай, использовавшийся предыдущей администрацией. Об этом, в частности, свидетельствует обещание Тай «задействовать все инструменты» для защиты экономических интересов США.

Показательно, что госпожа Тай, хотя и покритиковала введенные Трампом и покрывающие более двух третей китайского экспорта в США тарифы, но так и не пообещала полностью их отменить. Имеются основания полагать, что Байден всерьез опасается негативной реакции промышленного лобби, которое настаивает на сохранении пошлин, особенно на сталь и алюминий, введенных под предлогом защиты «национальной безопасности». Объявлено только о возможных исключениях для отдельных категорий товаров, ввозимых из конкретных стран. Но для этого американским компаниям-импортерам придется доказывать, что действующие тарифы являются слишком обременительными как для них, так и для потребителей (тарифы Трампа обошлись американцам в 106,8 млрд долл.)[iii]. Так что на начальном этапе либерализация тарифов, скорее всего, может коснуться импорта остро дефицитных на американском рынке товаров, в частности полупроводников. Их импорт из Китая под влиянием тарифов Трампа сократился вдвое. И этот дефицит США оказались не в состоянии восполнить ни импортом из других стран, ни внутренним производством.

Показательно, что Тай всячески уклонялась от обсуждения возможных дальнейших шагов по «второй фазе» переговорного процесса. Сообщалось только, что в случае возобновления консультаций, американская сторона намерена уделять внимание продвижению тех своих экономических требований, которые не были учтены в ходе «первой фазы» переговоров. Торговый представитель КНР, выражая со своей стороны готовность к возобновлению торговых переговоров с США по тем направлениям, где это в настоящее время возможно, настаивал на отмене американских тарифов и санкций, и требовал прояснить позицию Вашингтона «в отношении модели экономического развития и промышленной политики» Китая.

По информации СМИ, позиция Белого дома остается неизменной по одному из принципиальных для состояния двусторонних отношений вопросов – о роли государства в экономике КНР. По утверждению Тай, укрепление госсектора в КНР «подрывает процветание» США и наносит ущерб не только американским рабочим, фермерам и предприятиям, но и всему миру. Можно ожидать, что Вашингтон предъявит новые претензии Китаю по поводу наличия «избыточных мощностей» в сталелитейной и некоторых других отраслях промышленности этой страны. Муссируются слухи, что против китайских субсидий Вашингтон собирается применить Раздел 301 Закона о торговле 1974 г., предусматривающий санкции в отношении иностранных государств, которые нарушают условия торговых соглашений с США. Предполагается, что в арсенале Вашингтона могут быть реанимированы и другие характерные для эпохи Трампа жесткие экспортные ограничения и торгово-политические меры, в том числе допускающие экстерриториальное применение законодательства США.

Примечательно также, что Тай в своем программном выступлении не упомянула, даже вскользь, о возможности ослабления ограничений на доступ Китая к высокотехнологичным продуктам США или о снятии запретов на иностранные инвестиции в китайскую экономику, введенные по соображениям национальной безопасности. Более того, согласно ее высказыванию, высокие темпы экономического роста Китая базируются, прежде всего, на интеллектуальном вкладе США и других стран с рыночной демократической экономикой в инновационные отрасли КНР, что свидетельствует о живучести американских претензий по вопросам авторского права и интеллектуальной собственности. «Семена холодной войны» прорастают и в энергетической сфере, где растет соперничество за лидерство в «зеленой» энергетике[iv]. Напряжение нарастает не только из-за торговых споров, но и из-за разногласий в отношении Тайваня, по правам человека и т.д. Так что по мнению части экспертов, разрекламированное «новое видение» администрации Байдена – пока что не более чем перелицованный вектор торговой политики, разработанной Трампом. Не случайно американским СМИ мерещится за спиной Тай «призрак Роберта Лайтхайзера» – торгового представителя США при Трампе.

За всем этим прослеживается настороженность, с которой в Вашингтоне воспринимают становление Китая в качестве конкурента в отраслях высоких технологий. Выступая в ЦСМИ, Тай акцентировала внимание на статистические данные, призванные настроить американский бизнес негативно в отношении КНР. Упоминалось, в частности, что Китай производит больше стали за один месяц, чем США за целый год, выпускает 80% фотоэлектрических солнечных панелей в мире и угрожает подвинуть США и в производстве полупроводников[v].

В комментариях американской прессы прослеживается разочарованность «бессодержательными» высказываниями торгового представителя США («не столько политика или стратегия, сколько пожимание плечами»). Часть законодателей хотела бы видеть в торговой стратегии Байдена более тесную увязку между торговлей, энергетикой и проблемой изменения климата. «Ястребы» в Конгрессе считают предлагаемые Вашингтоном меры недостаточными и настаивают на более жестком «принуждении (КНР) к торговле». Активизируются сторонники «широкой» стратегии по противодействию Китаю, суть которой состоит в принудительном переключении цепочек поставок на альтернативные страны[vi].

Более трезвые голоса объясняют, что муссирование темы несправедливой торговой политики Китая и его авторитарного режима не решит проблему. А предлагаемые Белым домом рецепты для корректировки торгово-политического курса способны скорее обострить имеющиеся противоречия. Из-за расхождения позиций по ключевым вопросам, на краткосрочный период пока что просматривается сценарий замороженного конфликта – сохранение статус-кво в двусторонних торговых отношениях[vii]. Впрочем, понимание того факта, что Америке целесообразнее в первую очередь сосредоточиться на внутриэкономических вопросах, и в первую очередь на мерах по повышению конкурентоспособности, также присутствует. Так, в упомянутом выступлении Тай в качестве первоочередных задач было указано на необходимость инвестировать в технологическое лидерство, производственную базу, инфраструктуру и НИОКР, а также создание стимулов для американских компаний покупать американское по всей цепочке поставок. По мнению Аппарата торгового представителя США, только такие действия позволят Вашингтону вести торговые переговоры с КНР с позиции силы.

Присутствует также понимание того факта, что любые новые акты агрессии в сфере ВЭД могут вызвать ответные действия со стороны Пекина. Китай не поддается шантажу и не показывает признаков «перекалибровки», требуемой от него Вашингтоном, исходя при этом из принципа, что любое реформатирование отношений должно базироваться на учете интересов обеих сторон[viii].

Примечания:

[i] A Conversation with Ambassador Katherine Tai, U.S. Trade Representative. CSIS. Washington, DC, October 4, 2021 \\ https://www.csis-website-prod.s3.amazonaws.com/s3fs-public/event/211004_Reinsch_Katherine_Tai.pdf? o05O9AQ08IkE.W2GCq0_jiObeXAZU_Kr
[ii] Basilan M. China Not Complying with Phase One Trade Deal, US to Announce: Report. October 4, 2021 \\ https://www.ibtimes.com/china-not-complying-phase-one-trade-deal-us-announce-report-3308752
[iii] Smith T. Joe Biden’s China Trade Strategy Would Make U.S. More Like China. The Heritage Corporation, October 7, 2021 \\ https://www.heritage.org/trade/commentary/joe-bidens-china-trade-strategy-would-make-us-more-china
[iv] The Seeds of Another Trade War over Clean Energy. CSIS. Washington, DC, September 16, 2021 \\ https://www.csis.org/analysis/seeds-another-trade-war-over-clean-energy
[v] Remarks as Prepared for Delivery of Ambassador Katherine Tai Outlining the Biden-Harris Administration’s “New Approach to the U.S.-China Trade Relationship”. Washington, DC, October 04, 2021 \\ https://ustr.gov/about-us/policy-offices/press-office/press-releases/2021/october/remarks-prepared-delivery-ambassador-katherine-tai-outlining-biden-harris-administrations-new
[vi] Alden A. Biden’s Vague Muddle of a Trade Policy for China. The Foreign Policy, October 7, 2021 \\ https://foreignpolicy.com/2021/10/07/biden-trade-china-asia-indo-pacific-policy/
[vii] Taplin N. The U.S.-China Trade Conflict Remains Frozen. The Wall Street Journal, October 5, 2021 \\ https://www.wsj.com/articles/the-u-s-china-trade-conflict-remains-frozen-11633438550?mod=hp_minor_pos21
[viii] China Presses U.S. to Cancel Tariffs in Test of Bilateral Engagement. CNBC, October 9 2021 \\ https://www.cnbc.com/2021/10/09/us-china-trade-talks-on-trade-deal-china-purchases-of-us-goods.html


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
26.11.2021

Сотрудники Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО им. Примакова РАН приняли участие в корейско-российской международной конференции мозговых центров «THE FUTURE OF NORTHEAST ASIA AND KOREA-RUSSIA RELATIONS».

подробнее...

25.11.2021

В журнале «Международная жизнь» № 11 за 2021 год вышла рецензия на монографию ИМЭМО РАН – Ромашкина Н.П., Марков А.С., Стефанович Д.В. «Международная безопасность, стратегическая стабильность и информационные технологии». Публикация сможет оказать помощь государственным деятелям и общественности в понимании основных военно-политических аспектов проблемы информационной безопасности как в национальном, так и международном ее измерениях.

подробнее...

Вышли из печати