Зима тревоги нашей: Риши Сунак между проблемами забастовок и нелегальной миграции

2394


used images: Протесты и требования активистов в Великобритании // youtube

© Кувшинов Д.Л., 13.12.2022

В декабре Соединенное Королевство накрыла волна забастовок. Проявления кризиса стоимости жизни – инфляция в 11%[1], рост цен на энергоносители и с ними коммунальных платежей и повышение налогов – на протяжении 2022 года уже вызывали протесты и забастовки в разных отраслях британской экономики. Намеченные на сентябрь скоординированные действия профсоюзов были отложены из-за смерти королевы, а к декабрю страна попала в «идеальный шторм»: в этом месяце те или иные представители бюджетной сферы бастуют каждый день.

Причины для протеста учителей, медсестер, железнодорожников, таможенников, сотрудников Королевской почты, авиационного и прочих секторов имеют непосредственное отношение к политике кабинета Риши Сунака. Бастующие бюджетники требуют роста зарплат выше уровня инфляции, тогда как основным императивом экономической политики Сунака, унаследовавшего от Трасс проблему катастрофического дефицита бюджета в 44 млрд ф.ст., является сокращение расходов госсектора. Казначейство не спешит идти на какие-либо уступки, опасаясь, что из-за повышения зарплат национальная экономика попадет в инфляционную спираль. Пока что патовая ситуация ведет к увеличению числа и охвата участников забастовок, которые вероятно продолжатся и в январе. Забастовки уже охватывают 500 тыс. сотрудников предприятий и в скором времени грозят разрастись до 1,1 млн человек[2], – немногим менее, чем участвовало в пока что единственной в истории страны Всеобщей стачке мая 1926 года.

В борьбе с забастовками убежденный «тэтчерит» Сунак делает ставку на законодательные меры. 7 декабря в Палате общин премьер-министр объявил о намерении ввести обязательный часовой минимум предоставления услуг в ряде областей бюджетного сектора, тем самым ограничив возможности сотрудников выходить на забастовки. Подобно Тэтчер, Сунак разыгрывает карту апелляции к общественному благу, регулярно подчеркивая, что действия бастующих служат во вред интересам британского народа. И действительно, уже сейчас в обществе растет раздражение протестующими, в особенности по поводу забастовок в транспортном секторе во время рождественских каникул. Согласно подсчетам YouGov, 47% населения выступают против забастовок железнодорожников (41% – "за"), хотя большинство и солидарно с отказом транспортников работать сверхурочно в дни праздников (50% против 37%)[3].

На данный момент кабинет Риши Сунака куда более обеспокоен другой проблемой, а именно растущим числом нелегальных мигрантов, пересекающих Ла-Манш на лодках. Причина этой обеспокоенности также объясняется статистикой: к миграции через пролив резко негативно относятся 85% консервативных избирателей (и лишь 33% респондентов, голосующих за лейбористов)[4]. Поскольку ключевой задачей Сунака является удержание как можно большей части тех избирателей, которые проголосовали за партию на выборах 2019 года, правительство тори бросает силы первостепенно на решение проблем, актуальных для их потенциального электората.

В этом стремлении консерваторы зачастую вынуждены идти на поводу у более радикальных правых партий, формирующих повестку. Один из ноябрьских опросов электоральных предпочтений выявил поддержку в 4,5% Партии реформ – очередной инкарнации националистической ЮКИП/Партии Брекзита, некогда возглавляемой Найджелом Фаражем[5]. Тори в том же опросе получили 27%, лейбористы – 50%, либдемы – 9%. И хотя шансы Партии реформ попасть в парламент на следующих всеобщих выборах, ожидаемых в 2024 году[6], минимальны, они способны отнять у тори необходимое преимущество в ряде ключевых округов, особенно на Севере Англии. Именно поэтому нынешнее консервативное правительство стремится обуздать агрессивную право-популистскую риторику, демонстрируя свою приверженность первоочередному решению той проблемы, по которой популисты его больше всего критикуют – миграции.

Сунак далеко не первый консервативный премьер-министр, выбравший путь умиротворения популистов справа. Та же стратегия применялась на прошлых всеобщих выборах по вопросу Брекзита, до этого она же привела к судьбоносному референдуму 2016 года и в целом была характерна для всех лидеров тори, начиная с Джона Мэйджора. Однако проблема нынешнего дискурса миграции, в особенности по вопросу предоставления убежища, состоит еще и в некотором искажении реальной ситуации. Действительно, за прошедший год в страну прибыли беспрецедентные 500 тыс. мигрантов, однако этот рост обеспечен в основном за счет правительственных схем по предоставлению убежища украинцам и гонконгцам (89 тыс. и 76 тыс. человек, получивших гуманитарные визы, соответственно)[7]. За ними с большим отрывом следуют иранцы и албанцы (по 12 тыс. чел.) и иракцы (9 тыс. чел.). При этом согласно ноябрьскому опросу, в восприятии британцев среди прибывших в этом году беженцев больше всего албанцев, сирийцев, украинцев и афганцев (эти нации назвали 31%, 28% и по 22% респондентов YouGov, соответственно)[8]. Тот же опрос показывает, как проблема миграции вышла на первый план после публикации в октябре статистики по албанским мигрантам и последующего подогревания этой темы политиками и СМИ: 7 ноября ключевой проблемой британского общества ее назвали 37% респондентов, тогда как еще 31 октября (!) только 22%.

Вместо того чтобы попытаться изменить сам дискурс ситуации с беженцами, используя примеры украинской и гонконгской миграции в подтверждение приверженности консервативного правительства «защите демократии по всему миру», премьер-министр оказывается загнанным в тупик, пытаясь в короткие сроки обуздать проблему, для которой нет простого решения. В результате число недовольных миграционной политикой правительства только продолжает расти.

Однако пока Сунак вынужден бороться с ветряными мельницами на Ла-Манше, самая большая угроза может исходить именно из масштаба нынешних забастовок.

Во-первых, упомянутые законопроекты по борьбе с забастовками будут внесены в парламент не раньше середины января, а затем обречены столкнуться с трудностями при рассмотрении в Палате лордов. Согласно конституционному обычаю (т.н. «конвенции Солсбери»), лорды не пытаются оппонировать законопроектам, внесенным во исполнение предвыборной программы действующего правительства, а законодательство против забастовок таковым не является. Проводя законопроект через парламент в 2023 году, тори больше рискуют растерять политический капитал накануне выборов, чем решить саму проблему.

Во-вторых, общественный консенсус пока в целом на стороне правительства по вопросу о забастовках железнодорожников, однако кабинет Сунака не имеет такой поддержки в борьбе с другими протестующими. Медсестры и учителя, вероятно, вызывают больше симпатии у населения. Что еще более важно, учитывая серьезный кадровый кризис в Национальной системе здравоохранения (47 тыс. свободных вакансий только медсестер)[9], Сунак в конечном счете будет вынужден заняться системными проблемами НСЗ и обеспечить лучшие условия финансирования, если он рассчитывает подобно его предшественникам использовать это «национальное достояние» в качестве предвыборного капитала.

Однако ключевым в свете императива кабинета Сунака избежать сокрушительного поражения на грядущих выборах является обеспечение поддержки умеренного колеблющегося электората. Пока, решая миграционную проблему, тори пытаются удержать правый фланг своих избирателей от перехода к Партии реформ, они рискуют потерять избирателей в центре политического спектра. Именно эта страта является ключевой для победы политической силы в условиях двухпартийной системы – и именно для этого слоя населения решающим показателем компетентности правительства является способность обеспечить нормальное функционирование общества. И забастовки привлекут внимание к вопросу, контролирует ли это правительство ситуацию?

Британское общество уже не раз стояло перед этим вопросом в похожей ситуации. Забастовки ноября 1978 г. – февраля 1979 г. против экономической политики лейбористского правительства Джеймса Каллагэна (тогда тоже в основном бастовали бюджетники) вошли в британский политический лексикон, изобилующий шекспировскими метафорами под названием «зима тревоги нашей»[10]. Тогда правительство утратило контроль над ситуацией, и было наказано обществом на выборах, а лейбористы потеряли власть на восемнадцать лет.

Еще раньше в 1974 году, в разгар забастовки шахтеров и железнодорожников, премьер-министр Эдвард Хит объявил о досрочных всеобщих выборах под лозунгом «Кто правит Британией?», ожидая очевидно, что вердикт британского общества будет: «Конечно, не профсоюзы». Народ же на избирательных участках ответил: «Больше не консерваторы». Повторить судьбу Хита для сторонника Брекзита и «тэтчерита» Сунака стало бы печальной иронией судьбы.

Примечания:

[1] United Kingdom Inflation Rate. November 2022 Data. Trading Economics. Available at: https://tradingeconomics.com/united-kingdom/inflation-cpi (дата обращения: 10.12.2022).
[2] One Million Workers Set to Strike in December and January. The Times. 06.12.2022. Available at: https://www.thetimes.co.uk/article/december-train-strikes-national-rail-christmas-rmt-latest-news-txhlwshw0 (дата обращения: 10.12.2022).
[3] Britons Tend to Oppose Planned RMT Rail Strikes This Winter. YouGov. 29.11.2022. Available at: https://yougov.co.uk/topics/politics/articles-reports/2022/11/29/britons-tend-oppose-planned-rmt-rail-strikes-winte (дата обращения: 10.12.2022).
[4] As Channel Crossings Rise, Where Do Britons Stand on Asylum Seekers? YouGov. 09.11.2022. Available at: https://yougov.co.uk/topics/politics/articles-reports/2022/11/09/channel-crossings-rise-where-do-britons-stand-asyl (дата обращения: 10.12.2022).
[5] Rise of the Reform Party Could be the ‘Death of the Tories’, Exclusive Poll Reveals. Daily Express. 25.11.2022. Available at: https://www.express.co.uk/news/politics/1701241/nigel-farage-richard-tice-rishi-sunak-reform-party-conservatives-labour-poll-update (дата обращения: 10.12.2022).
[6] Британский парламент избирается сроком на пять лет, если премьер-министр не объявляет досрочные выборы; всеобщие выборы по умолчанию проводятся через 25 дней после роспуска парламента, т.е. должны состояться не позднее января 2025 г. Ранее в СМИ появлялась информация, что консерваторы планируют провести всеобщие выборы в мае 2024 г.: Boris Johnson to Launch Two-Year Election Campaign in May. The Guardian. 18.03.2022. Available at: https://www.theguardian.com/politics/2022/mar/18/boris-johnson-kicking-off-two-year-election-campaign-in-may (дата обращения: 10.12.2022).
[7] Migration to UK Rises to Record 504,000 with Ukraine and Hong Kong Schemes. The Guardian. 24.11.2022. Available at: https://www.theguardian.com/uk-news/2022/nov/24/uk-net-migration-figures-record-ons (дата обращения: 10.12.2022).
[8] Данные на август 2022 г.: As Channel Crossings Rise, Where Do Britons Stand on Asylum Seekers? YouGov. 09.11.2022. Available at: https://yougov.co.uk/topics/politics/articles-reports/2022/11/09/channel-crossings-rise-where-do-britons-stand-asyl (дата обращения: 10.12.2022).
[9] NHS Vacancy Statistics England. April 2015 – September 2022 Experimental Statistics. NHS Digital. 01.12.2022. Available at: https://digital.nhs.uk/data-and-information/publications/statistical/nhs-vacancies-survey/april-2015---september-2022-experimental-statistics (дата обращения: 10.12.2022).
[10] Англ. Winter of discontent – отсылка к первой строке пьесы У. Шекспира «Ричард III».


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
19.07.2024

На протяжении 2023 г. динамика развития мировой экономики находилась под мощным влиянием геополитических факторов, связанных с вооружённым конфликтом на территории Украины и сопутствующим санкционным противостоянием России с ведущими экономически развитыми странами. Аналитика Сергея Афонцева на сайте РСМД.

подробнее...

19.07.2024

На сайте РСМД опубликована статья Александра Ломанова и Леонида Гамзы «Китай: поиск устойчивого роста». Анализируются главные направления и тенденции развития Китая в 2023 году. Рассмотрено поступательное развитие российско-китайских связей и дальнейшее укрепление двусторонних отношений всестороннего стратегического партнерства.

подробнее...

Вышли из печати