Саммит G7 определил формат «снижения рисков» в отношениях с Китаем

186

used images: Joe Biden, Xi Jingping // Internet

© Гамза Л.А., 29.05.2023

Итогом завершившегося в японском городе Хиросима двухдневного саммита G7 стало принятие беспрецедентного по объему совместного коммюнике, в котором сделана попытка в широком контексте дать ответы на все животрепещущие проблемы развития мира. Одно из центральных мест в сорокастраничном документе, согласованном по результатам двухдневных обсуждений, занимает Китай, который упоминается там непосредственно 20 раз (многократно в привязке к другим проблемам), а также его место и роль в Индо-Тихоокеанском регионе (ИТР).

В разделе, посвященном ИТР, участники встречи вновь подчеркнули его важность как свободного и открытого региона, являющегося инклюзивным, процветающим, безопасным и базирующимся на верховенстве закона, который защищает общие принципы, в числе которых названы суверенитет, территориальная целостность, мирное разрешение споров и права человека. С учетом этого члены G7 заявили о своей «непоколебимой поддержке» центральной роли и единства АСЕАН и обязательстве развивать сотрудничество с ассоциацией в соответствии с её видением ИТР (ASEAN Outlook on the Indo-Pacific). Одновременно подтверждено стремление к сотрудничеству с тихоокеанскими островными государствами и подчеркнута важность поддержки их развития в соответствии со стратегией Форума тихоокеанских островов 2050 (Pacific Islands Forum’s 2050 Strategy).

Тема Китая нашла свое концентрированное отражение в разделе, посвященном региональным проблемам, где перечислены согласованные членами G7 общие принципы, которыми каждый из участников будет руководствоваться в отношениях с КНР. К ним отнесены:

– готовность к формированию конструктивных и стабильных отношений с Китаем на основе национальных интересов участников в сочетании с «откровенным» общением и информированием Пекина напрямую об общих «озабоченностях». С учетом роли Китая в международном сообществе и размера его экономики сотрудничество с ним признано необходимым для решения глобальных вызовов, а также в областях общих интересов;

– призыв к Китаю взаимодействовать на международных форумах по таким направлениям, как изменение климата и кризис биоразнообразия, сохранение природных ресурсов, решение вопросов устойчивости долгов и финансовых потребностей слаборазвитых стран, глобального здравоохранения и макроэкономической стабильности;

– заявление о том, что политика участников не направлена на нанесение ущерба Китаю и не определяется стремлением помешать его развитию и прогрессу экономики. Подчёркнуто, что «растущий и играющий по международным правилам Китай будет представлять глобальный интерес» и участники не стремятся к разъединению и замкнутости. В то же время устойчивость экономики требует снижения рисков и диверсификации, и поэтому участники саммита предпримут индивидуальные и совместные меры по повышению активности своих экономик, сокращая «чрезмерную зависимость» критических цепочек поставок;

– стремление к устойчивости экономических связей с Китаем и укреплению международной торговой системы, в ходе реализации которого участники будут «добиваться равных условий» для рабочих и компаний своих стран и решать проблемы, вызванные «нерыночной политикой и практикой Китая, которые подрывают мировую экономику». Также будет продолжено противодействие экономическому давлению и «злонамеренным практикам», в числе которых названы незаконная передача технологий и раскрытие данных. Подчеркнута необходимость без «чрезмерного» ограничения торговли и инвестиций защитить определенные виды передовых технологий, которые могут угрожать национальной безопасности стран;

– выражение «озабоченности» по поводу ситуации с правами человека в Китае, включая Тибет и Синьцзян. Там же содержится призыв к Китаю уважать обязательства и положения китайско-британской совместной декларации и основного закона Гонконга, в которых зафиксированы права, свободы и высокая степень его автономии;

– призыв к Китаю действовать в соответствии с обязательствами Венской конвенции о дипломатических связях и Венской конвенции о консульских связях и не допускать «вмешательства, направленного на подрыв безопасности обществ, единства демократических структур и процветания экономик» стран-участнц;

– предложение Китаю оказать давление на Россию для прекращения СВО и «немедленного, полного и безусловного вывода войск с Украины», а также поддержать установление там всеобъемлющего, справедливого и продолжительного мира на основе территориальной целостности и принципов и целей Устава ООН, в том числе путем прямого диалога с Украиной.

Отдельным пунктом заявлено об отсутствии законных оснований для «экспансионистских морских претензий Китая в Южно-Китайском море» и осуждении военной активности в этом регионе. При этом подчеркнут универсальный и единый характер Конвенции ООН по морскому праву и подтверждена ее важная роль в создании законодательной базы, регулирующей все действия в океане и на морях. Там же вновь утверждается, что решение Арбитражного суда от 12 июля 2016 г. является обязательным для всех сторон и полезной основой для мирного разрешения споров между участниками.

Документ также не обошел вниманием страны Центральной Азии, лидеры которых в то же время участвовали в первом саммите «Китай – Центральная Азия». Этот форум по количеству участников, а также числу и содержанию принятых там документов можно рассматривать как альтернативу встрече «семерки», впервые проведенной в ИТР. В коммюнике участники G7 подтвердили готовность к взаимодействию со странами региона в решении различных проблем, в числе которых названы последствия «военной агрессии России», дестабилизирующий эффект ситуации в Афганистане, продовольственная и энергетическая безопасность, терроризм и изменение климата. Также подчеркнута «решимость» расширять торговые и энергетические связи, устойчивость коммуникаций и транспорта, включая развитие Транскаспийского международного транспортного маршрута (пролегает через Китай, Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию и страны Европы) и связанных с ним проектов.

Китай ожидаемо и крайне резко отреагировал на совместное коммюнике «семерки», подчеркнув, что в современном мире разрыв связей невозможен и мир не нуждается в так называемом снижении рисков в отношениях с ним. МИД КНР выразил решительный протест и сделал серьезное представление Японии, принимавшей саммит G7 в Хиросиме. Заявлено, что она как организатор и председательствующая на саммите страна активно сотрудничала с другими участниками в очернении и нападках на Китай, что проявилось и в ходе мероприятий, и в итоговом документе. При этом подчеркнуто, что Япония, в числе других участников, «грубо вмешивалась» во внутренние дела КНР, нарушая основные принципы международного права.

Китайские СМИ также подвергли критике итоги саммита в Хиросиме, указав, что начиная с 2021 г. спекулировать на теме Китая стало для G7 единственной возможностью привлечь к себе внимание. Подчеркнуто, что с этого времени «семерка» действует как мастерская по выпуску в больших количествах «дрянного продукта». При этом без обсуждения конкретных связанных с Китаем вопросов последнее коммюнике «семерки» говорит о Китае целиком, что совпадет с последними заявлениями НАТО и отражает настойчивое стремление США «сплести антикитайскую сеть в западном мире». Это отражает не только грубое вмешательство во внутренние дела Китая и его дискредитацию, но и неприкрытый призыв к конфронтации, что делает G7 одной из самых больших угроз миру и развитию. Лидерам «семерки» рекомендуется уделять больше внимания своим внутренним проблемам вместо того, чтобы указывать на ситуацию в других странах. Это, возможно, позволит G7 спасти серьезно подмоченную репутацию.

Широкий диапазон проблем глобального развития с целью дать на них ответ и обилие общих и расплывчатых формулировок свидетельствуют о значительных усилиях, предпринятых при подготовке итогового документа хозяйкой и организатором саммита – Японией, которая стремилась сгладить острые углы и не обострять чрезмерно отношения с КНР. Перед публикацией коммюнике советник президента США по вопросам национальной безопасности Джейк Салливан признал, что «каждая страна имеет свои собственные независимые связи и отношения с Китаем», однако при этом «все участники едины в части набора общих моментов». Он назвал документ «конвергенцией» политических установок участников и результатом двух с половиной лет консультаций между членами «семерки» после прихода к власти в США демократов. При этом советник подчеркнул, что достигнутый общий подход отражает «многоплановую политику для комплексных отношений с действительно важной страной».

После завершения саммита Дж. Байден заявил, что целью G7 является не отделение от Китая, а «снижение рисков» и «диверсификация» отношений с ним. Использование этой терминологии также отражает различия в подходах и оценках участников, поскольку эту концепцию ранее, в марте – накануне совместного с Макроном визита в КНР, озвучила глава Еврокомиссии. Урсула фон дер-Ляйен заявила, что разъединение с Китаем невозможно и не в интересах Европы, и ЕС должен сотрудничать с ним, чтобы сделать конкуренцию более честной и упорядоченной. Это отражает не только расхождения в подходах и мнениях участников саммита по многим вопросам, главным из которых стало отношение к сотрудничеству с Китаем. Но и подчеркивает стремление США сохранить и продемонстрировать миру единство «семерки», а также привлечь на свою сторону в качестве «партнеров» страны из числа приглашенных гостей саммита, большинство из которых представляли ИТР. Однако содержание документа и заверения о стремлении к снижению рисков, изложенные в обтекаемых формулировках, не смогли скрыть сохраняющийся конфронтационный характер политики ведущих стран Запада в отношении Китая.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
27.02.2024

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Ивана Щедрова «В борьбе за «тяжелый люкс»: как туристическая отрасль стала предметом спора в индийско-мальдивских отношениях».

подробнее...

26.02.2024

В Мумбаи состоялась экспертная встреча сотрудников ИМЭМО РАН, Мумбайского университета и индийского аналитического центра Observer Research Foundation. В ходе дискуссии обсуждался фактор Китая в российско-индийских отношениях, логистические пути на Ближнем Востоке, в Южной и Центральной Азии, а также роль России в регионе Индийского океана.

подробнее...

Вышли из печати