Космическая отрасль становится новой сферой межкорейской конкуренции

172

Иллюстрация // ru.wallpaper.mob.org

© Давыдов О.В., 05.06.2023

В последний день мая в КНДР была предпринята попытка осуществить космический запуск военного разведывательного спутника. Тест прошел неудачно. Согласно официальной информации, во время полета ракета-носитель «нового типа» потеряла тягу из-за нештатного включения двигателя второй ступени и упала в Желтое море. В данном случае весьма необычен сам факт оперативного признания северокорейской стороной произошедшей аварии, причина которой заключалась в ненадежности как самого двигателя, так и «характеристик использованного топлива».

Космическая программа, сердцевиной которой является разработка и эксплуатация искусственных спутников Земли, осуществляется в Северной Корее вот уже на протяжении четверти века. Первый, хоть и безуспешный, запуск состоялся еще в 1998 г. В 2012 и 2016 гг. Пхеньяну удалось вывести на орбиту два спутника для «дистанционного зондирования Земли». По свидетельству зарубежных мониторинговых организаций, они там и остаются вплоть до сегодняшнего дня, но, скорее всего, давно прекратили функционировать, поскольку передача с них каких-либо сигналов не фиксируется.

Новый импульс усилиям на данном направлении был придан в начале 2021 г., на Восьмом съезде Трудовой партии Кореи, но уже в рамках провозглашенной масштабной программы создания высокотехнологичных систем вооружений. Тогда лидер страны Ким Чен Ын заявил о намерениях разрабатывать военные разведывательные спутники наряду с твердотопливными МБР и подводными лодками-ракетоносцами.

Свои нынешние шаги в ракетно-космической сфере руководство КНДР увязывает с «возросшими угрозами для безопасности страны» в последние месяцы. Они заметны в интенсификации американо-южнокорейских военных учений вблизи демаркационной линии, размещении американских стратегических ядерных сил у границ КНДР, усилившемся ведении Вашингтоном разведки территории Севера на «всю ее стратегическую глубину». В этих условиях Пхеньян, как сообщил накануне заместитель председателя Центральной военной комиссии ТПК Ли Бен Чер, ощущает потребность в расширении линейки собственных разведывательных средств, а также создании новых систем оборонительных и ударных вооружений.

Несмотря на то, что Северная Корея предварительно уведомила Японию и Международную морскую организацию о состоявшемся запуске, США и РК резко осудили эти действия как идущие в нарушение целого ряда резолюций Совета Безопасности ООН. К словам критики присоединился и Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Дело в том, что космические ракеты-носители используют технологии, аналогичные тем, которые применяются в баллистических ракетах, включая межконтинентальные, поэтому их запуски также попадают под запрет.

Южнокорейские морские поисково-спасательные службы сумели довольно оперативно обнаружить на дне моря крупные фрагменты второй, а возможно, и третьей ступени космического аппарата. После подъема на поверхность и доставки на берег в Минобороны РК планируют совместно с американскими специалистами исследовать их для определения достигнутого технического и технологического уровня ракетостроения в КНДР. Предмет особого интереса – вероятность наличия «иностранного компонента» в материальной части.

Следует сказать и о том, что в самой Республике Корея военное и гражданское ракетостроение, а также исследования космического пространства сейчас находятся на подъеме. Так, в конце мая с космодрома «Наро» была успешно запущена ракета-носитель «Нури» (KSLV-2), корейского производства, которая вывела на орбиту восемь коммерческих «микроспутников». Сеул рассчитывает уже в ближайшем будущем выйти на уровень ведущего глобального игрока в сфере освоения космоса, опираясь на свои лидерские позиции в науке, точном машиностроении, электронике и в оборонной промышленности. С другой стороны, гарантией успеха на этом пути должна стать кооперация с передовыми странами, включая США, Японию и Евросоюз, а также гибкое партнерство между государством и частным сектором, способным мобилизовать необходимые финансовые и научные ресурсы. В планах правительства – отправить космический аппарат для посадки на Луну в 2032 г. и на Марс – в 2045 г.

В военной области упор будет делаться на развертывание космической сети военных спутников для наблюдения, как утверждается, за Северной Кореей. Гонка в области ракетных вооружений сегодня становится одной из составляющих военной эскалации на Корейском полуострове. В мае 2021 г. США сняли все существовавшие ранее ограничения по дальности и полезной нагрузке для производимой в РК ракетной техники военного назначения. Сеул, хотя и отстает пока от своего северного соседа в этой области, но с учетом своих технологических, промышленных и иных преимуществ, быстро сокращает дистанцию. Сейчас оборонная индустрия способна производить баллистические ракеты с радиусом действия до 3–3,5 тыс. км, что чисто теоретически позволяет атаковать цели на всей территории Северной Кореи. Южнокорейцы, правда, особо указывают, что в отличие от КНДР они не предполагают разрабатывать и производить баллистические и иные снаряды, способные доставлять ядерные боеголовки.

Неудача с запуском военного спутника, судя по всему, не слишком обескуражила руководство Северной Кореи. В заявлении представителя отдела партийной пропаганды Ким Ё Чон, которая обычно выступает в качестве споксвумен своего брата – лидера КНДР, отмечается, что усилия по разработке современных средств ведения разведки будут продолжены. Подчеркивается, в частности, что уже в скором времени планируется осуществить вывод на орбиту нового военного спутника-шпиона. В Сеуле, впрочем, эти комментарии воспринимаются с сомнением, поскольку северокорейским разработчикам, видимо, предстоит еще провести «работу над ошибками»: разобраться в причинах аварии и устранить имеющиеся дефекты. Пока же на Юге ведут пристальное наблюдение за космодромом «Сохэ» в западной части КНДР, с которого был произведен запуск, на предмет заблаговременного обнаружения подготовки к новому тесту.

В предстоящий период ракетно-космическое соревнование между Югом и Севером Кореи станет, по всей видимости, войной ресурсов, технологий и политической воли. Сеул и его западные союзники будут, прежде всего, стремиться путем применения целенаправленных санкций отсечь Пхеньян от источников получения финансирования, научной и технической информации военного характера из-за рубежа.

Северокорейские программы, связанные с разработкой ядерного и ракетного оружия, носят предельно закрытый характер. Однако у международных экспертов есть весомые основания полагать, что лица и организации, работающие в интересах Пхеньяна, активно занимаются хищениями банковских средств, информации и технологий, используемых в этих целях. В докладе Группы экспертов ООН, представленном Совету Безопасности в феврале этого года, отмечалось, в частности, что «страна использовала всё более изощренные способы как для получения доступа к цифровым сетям с целью вывода криптовалютных активов, так и для кражи сведений, представляющих ценность для ее военных программ».

В порядке пресечения подобной активности правительство РК на днях ввело санкции против кибергруппировки “Kimsuky, деятельность которой, как утверждается, нацелена на сеть иностранных аэрокосмических и оборонных компаний в интересах получения доступа к научно-техническим разработкам в ракетной области. Эти меры открывают новый этап в «секретных войнах», которые давно уже подспудно ведутся между двумя Кореями. Южнокорейские эксперты в области кибербезопасности приходят к выводу о том, что в создавшихся условиях Сеулу следует наладить более тесное сотрудничество со «странами-единомышленниками» с целью сдерживания незаконной активности враждебных «киберигроков». Наиболее удобным форматом для этого представляется разведывательный альянс “Five Eyes, включающий такие страны, как США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Северная Корея продолжает оставаться страной, для которой характерны удивительные парадоксы. Ее ядерный потенциал сопоставим с соответствующими вооружениями таких стран, как Индия и Пакистан. По мнению некоторых исследователей, в случае сохранения нынешней динамики роста КНДР по этому показателю сможет через несколько лет приблизиться к уровню европейских ядерных держав. Она – одно из немногих государств, способных создавать и тестировать межконтинентальные баллистические ракеты (хотя их боевые возможности и надежность многими ставятся под сомнение). Корейские киберструктуры, работающие в интересах государства, достигли высочайшего профессионального уровня, правда, не столько в позитивной деятельности, сколько в незаконной активности на международных финансовых рынках.

На этом фоне Северная Корея по-прежнему числится одной из беднейших стран мира. Задача обеспечения населения продовольствием и товарами первой необходимости на протяжении десятилетий остается острой и неразрешимой проблемой. Вплоть до закрытия внешних границ КНДР в начале 2020 г. под предлогом борьбы с пандемией COVID-19 международные организации системы ООН на постоянной основе оказывали ей масштабную гуманитарную помощь.

В перспективе растущий разрыв между военными амбициями руководства страны и реальным состоянием и возможностями ее гражданской экономики будет создавать непреодолимые препятствия для реализации долгосрочных стратегических планов Пхеньяна, включая продвижение программ количественного и качественного наращивания ракетно-ядерных вооружений и космических технологий.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
28.02.2024

Елена Кузьмина выступила с докладом на исследовательском семинаре «Евразийские измерения современных региональных процессов».

подробнее...

27.02.2024

В Бангалоре на площадке Университета РЕВА в сотрудничестве с ИМЭМО РАН был организован российско-индийский диалог на втором треке «Vishwa Samwada 2024». Участники обсудили особенности формирования полицентричного миропорядка, трансформацию мировой логистической инфраструктуры, а также систему безопасности в Евразии.

подробнее...

Вышли из печати