Соглашение по климату подписано США и Китаем

2732

© 28.11.2014, Рогожина Н.Г.

Вопрос о том, кто возглавит мировой процесс по борьбе с изменением климата, стал очевиден после подписания 12 ноября на встрече АТЭС Барак Обамой и Си Цзиньпинем соглашения о сотрудничестве по сокращению выбросов парниковых газов, которое эксперты и средства массовой информации окрестили «историческим», «знаковым». И для подобной оценки есть основания, если исходить из того, что суммарный объем выбросов парниковых газов, производимых этими двумя мировыми державами, превышает 40%. Соответственно и перспективы предотвращения изменения климата на планете в значительной мере зависят от их действий в этой сфере.

Это соглашение предусматривает следующие обязательства сторон: Китай остановит рост выбросов двуокиси углерода к 2030 году или ранее, и увеличит долю возобновляемых источников энергии в структуре энергопотребления до 20%. США же со своей стороны намерены сократить к 2025 году объем выбросов на 26-28% - в сравнении с 2005 годом (ранее провозглашалась задача по сокращению выбросов на 17% с 2005 по 2020 г.).

«Историческим» это соглашение выглядит потому, что закладывает основу для преодоления разногласий между двумя основными эмиттерами парниковых газов, которые долгое время препятствовали выработке согласованных решений по борьбе с изменением климата на планете. Еще в 1997 году при обсуждении Киотского протокола Китай отверг все попытки США связать его обязательствами по сокращению выбросов парниковых газов. Руководство КНР расценило тогда эту позицию США как попытку остановить экономический рост страны с помощью экологических ограничений, и заявило, что тогда, «когда население США стремится к еще большей роскоши, китайцы пытаются удовлетворить только лишь базовые потребности». Подобная позиция китайской стороны, разделяемая большинством развивающихся стран, во многом предопределяла логику развития переговорного процесса по климату, который должен завершиться в следующем году подписанием нового соглашения.

Де-факто заявление Китая является его предложением, с которым он выходит на переговорный процесс и отражает его новую позицию по климату. КНР, которая ранее оспаривала свою ответственность за изменение климата и была по сути дела от нее освобождена международными договоренностями, сегодня вынуждена её признать.

Как главный эмиттер двуокиси углерода в мире (28%) КНР подвергается жесткому прессингу со стороны международной общественности, озабоченной исходящей от страны угрозы. Китай в два раза увеличил количество выбросов углекислого газа с момента подписания Киотского протокола в 1997 году. А в 2014 году превзошел Европу по объему выбросов на душу населения, что значительно ослабило его аргументацию на переговорах о своей отсталости от развитых стран по этому показателю. Руководство страны, заинтересованное в поддержании её международного статуса, вынуждено сегодня более активно реагировать на глобальные экологические вызовы и принимать соответствующие меры по их преодолению, тем более что они отвечают и интересам экономической и политической безопасности страны.

Рост загрязнения атмосферы, вызванный сжиганием угля, главного энергетического ресурса, доля которого в структуре энергопотребления составляет 68%, стал причиной социального недовольства, грозящего подорвать стабильность существующей политической системы. Соответственно, интерес властей к сокращению выбросов вредных газов в атмосферу исходит из соображений собственной жизнеспособности и предотвращения угрозы нарастания политического конфликта в обществе. Поэтому уже сейчас власти Китая предпринимают активные действия по ограничению роста загрязнения окружающей среды, которые и закладывают основу для выполнения взятых обязательств по борьбе с изменением климата.

Бесспорно, выполнение этих обязательств не ограничивается ужесточением мер по борьбе с загрязнением, а предполагают реструктуризацию экономики, сокращение доли угля в структуре энергопотребления, увеличение доли возобновляемых источников энергии, развитие современной инфраструктуры и транспорта. Но эти задачи укладываются в рамки уже принятой стратегии на создание «экологической цивилизации», которая предполагает переход от материалоемкой экономики к наукоемкой и высокотехнологичной. А это, в конечном счете, означает придание нового импульса экономическому развитию и повышение конкурентоспособности китайской экономики. Таким образом, борьба с изменением климата отвечает потребностям долгосрочного экономического роста страны и упрочению существующего политического режима.

Для США, так же как и для Китая, принятие на себя обязательств – это заявление на свое политическое лидерство в мире в борьбе с глобальными вызовами, к которым, бесспорно, относится и изменение климата. Тем более что пассивность руководства страны в этом вопросе (США вышли из Киотского протокола) давала повод для жесткой критики страны на международной арене. И  не только потому, что США занимают вторую строчку в списке стран, крупнейших производителей парниковых газов (16%). Главное, что своим нежеланием брать на себя обязательства по сокращению выбросов парниковых газов они лишали стимула к активным действиям и развивающиеся страны, в том числе и Китай, которые настаивают на признании исторической ответственности развитых стран в изменении климата.

Так же как и в Китае обязательства США основываются на уже созданной правовой базе. В частности, по принятому в 2014 году Экологическим агентством США регулированию намечено сократить выбросы парниковых газов, производимые угольными электростанциями. Регулирование должно вступить в силу в 2017 году. И хотя в отличие от Китая меры борьбы с изменением климата не предполагают существенных структурных сдвигов в экономике, тем не менее, определенное воздействие на нее они могут оказать. Это в первую очередь связано с «войной на уголь», которая встречает резкий отпор со стороны Республиканцев, составляющих большинство в Конгрессе, что, бесспорно, осложняет осуществление намеченных действий (в отличие от ситуации в Китае). Соглашение с Китаем не требует ратификации и Барак Обама воспользовался своими законодательными полномочиями для принятия более жесткого экологического регулирования, но республиканское большинство в Конгрессе намеревается осложнить выполнение намеченных мер, настаивая на их негативных последствиях для экономики страны и занятости населения.

Ситуация – не новая в истории климатической политики США, буксовавшей до последнего времени, встречая резкую оппозицию в лице законодателей и промышленников, которые аргументировали свою позицию не столько внутренними причинами, сколько ее обусловленностью от пассивности Китая в вопросе борьбы с изменением климата. Приводимый довод был простой – нет смысла тратить большие средства в отсутствии адекватных действий со стороны Китая. Сегодня, когда этот довод снят с политической повестки дня, оппозиция ищет себе «оправдание» в экономике, но по большому счету речь идет о борьбе за власть в стране.

Бесспорно, соглашение между США и Китаем открывает новую страницу в глобальной климатической политике. Тем не менее, переоценивать его значение не стоит. Сделанные сторонами предложения по сокращению выбросов парниковых газов не достаточны для того, чтобы остановить рост температуры до согласованного всеми странами мира на встрече в Копенгагене в 2009 г. предела в 2 градуса. И это, прежде всего, касается Китая, который, заявив о том, что остановит рост выбросов к 2030 году, не определил, однако, абсолютный их объем. А это означает, что Китай имеет достаточный временной резерв для реализации намеченных задач без ущерба для экономики. Наоборот, он может воспользоваться этим временем для ускорения своего технологического прогресса, которому будет способствовать и расширение сотрудничества с США в соответствии с подписанным соглашением.

Что касается США, то непредсказуемость его климатической политики сохраняется, учитывая расклад политических сил во властных структурах. Тем более, что реализовывать выдвинутые Б. Обамой предложения по сокращению выбросов двуокиси углерода будет уже следующий президент страны.

Насколько это соглашение способно пробудить интерес других стран мира, и прежде всего развивающихся, к принятию аналогичных обязательств, покажет время (Евросоюз в прошлом месяце заявил о своей готовности сократить выбросы на 40%). Пока же реакция индийского руководства на него свидетельствует не в пользу примирения сторон. Президент страны Н. Моди заявил о том, что Индия не намерена брать на себя обязательств по сокращению выбросов двуокиси углерода.

Что же касается России, которая по объему выбросов двуокиси углерода стоит на четвертом месте в мире, то подписанное Китаем и США климатическое соглашение осталось не замеченным. К сожалению, в мире бытует мнение, что президент страны В.В. Путин не придает проблеме изменения климата большого значения. А между тем ее решение открывает большие возможности для экономического и технологического развития страны.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
17.07.2024

На сайте журнала «Россия в глобальной политике» опубликована статья Дарьи Моисеевой «Стратегия Орбана: ставка на суверенизм и игра против системы на грани фола». Венгерский премьер объединил суверенисткие партии в политическую группу «Патриоты за Европу», которая стала третьей силой в Европарламенте.

подробнее...

17.07.2024

Состоялось очередное заседание Ученого совета ИМЭМО РАН. На повестке дня – обсуждение о выдвижении работ сотрудников ИМЭМО РАН на соискание Премии имени академика Е.С. Варги, на соискание Премии имени Е.В. Тарле в 2024 году, другие вопросы.

подробнее...

Вышли из печати