Встреча лидеров Китая и Японии в Сан-Франциско: осторожное сближение

227

used image: Japanese Prime Minister Fumio Kishida and Chinese President Xi Jinping
met on the sideline of the APEC summit // Internet

© Гамза Л.А., 23.11.2023

Завершившийся в Сан-Франциско саммит лидеров АТЭС прошел на фоне многочисленных сообщений и ожиданий от встречи Председателя КНР Си Цзиньпина и американского президента Дж. Байдена. На этом фоне осталась в тени прошедшая вслед за ней встреча лидеров двух соседних государств Восточной Азии – Китая и Японии, итоги которой могли оказать существенное влияние на ситуацию в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Перед началом переговоров японский премьер заявил, что Япония и Китай как соседи и страны-лидеры региона и международного сообщества, несут ответственность за сосуществование и процветание своих стран. В ходе беседы он также напомнил, что на встрече в прошлом году в Таиланде лидеры договорились строить конструктивные и стабильные отношения по всем направлениям. Поэтому он хочет «объединить усилия, чтобы открыть более светлое будущее китайско-японских отношений для следующего поколения».

Председатель КНР со своей стороны подчеркнул, что для народов Китая и Японии правильным направлением отношений является «мирное сосуществование, дружба от поколения к поколению, взаимовыгодное сотрудничество и общее развитие». При этом отметил, что обе стороны должны «подтвердить приверженность к стратегическим и взаимовыгодным отношениям и придать этому новый смысл».

Озвученный Си Цзиньпином тезис о «взаимовыгодных отношениях на основе общих стратегических интересов» является основным руководящим принципом при оценке отношений между странами. Он впервые был озвучен в 2006 г. во время визита в Китай премьер-министра Японии Синдзо Абэ, а затем подтвержден в 2008 г. в ходе визита в Токио Председателя КНР Ху Цзиньтао. Однако в последующие годы он подвергся серьезным испытаниям, когда обе стороны обвиняли друг друга в их ухудшении.

Несмотря на сделанные заявления о стремлении к нормализации отношений, в ходе встречи остались нерешенными наиболее острые спорные вопросы, в числе которых различия в оценке и подходах к проводимому Японией сбросу в океан отработанной воды атомной электростанции «Фукусима Дайити», которую китайский лидер назвал «радиоактивно зараженной». Тем не менее, стороны договорились «искать пути» к разрешению сохраняющихся разногласий. И хотя ни одна из них не изменила свою оценку, достигнутое согласие демонстрирует изменение тона в подходе к решению наиболее острых проблем двусторонних отношений.

По теме безопасности в АТР стороны в основном подтвердили свои позиции, касающиеся ситуации в Восточно-Китайском море и вокруг Тайваня. Китайский лидер изложил позицию Китая по вопросу острова, подчеркнув, что она является принципиальной в отношениях двух стран, и Токио должен оставаться приверженным своей заявленной много десятилетий назад позиции и гарантировать, чтобы эта «основа китайско-японских отношений» не была нарушена.

Японский премьер повторил американский тезис о важности сохранения мира и стабильности в Тайваньском проливе для международного сообщества. При этом заявил, что позиция правительства по этому вопросу остается неизменной, как она изложена в Совместном заявлении Японии и Китая 1972 г. Там заявлено, что Япония «полностью понимает и уважает» позицию Китая, что Тайвань является неотъемлемой частью его территории.

В то же время премьер выразил «серьезное беспокойство» по поводу активности и действий Китая в Восточно-Китайском море, в том числе вокруг спорных островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао). При этом потребовал удаления китайских морских буев, установленных в специальной экономической зоне Японии. Он также затронул тему растущей совместной военной активности Китая и России вблизи Японии и призвал к скорейшему освобождению японцев, арестованных в Китае по подозрению в шпионаже.

В качестве позитива можно отметить некоторое продвижение позиций по экономическому сотрудничеству. В ходе состоявшейся по инициативе японской стороны в Пекине накануне саммита подготовительной встречи между японским советником по вопросам национальной безопасности Такео Акиба (Takeo Akiba) и министром иностранных дел КНР Ван И стороны стремились найти общую основу для беседы лидеров и договорились сконцентрироваться на теме экономики. Токио был заинтересован во встрече лидеров, поскольку Китай является крупнейшим торговым партнером Японии и дальнейший рост напряженности в отношениях может затронуть торговые, экономические и трансграничные обмены между странами.

В ходе обсуждения Си Цзиньпин отметил, что экономические интересы Китая и Японии, включая их цепочки промышленных поставок, подвергаются сильному внешнему давлению. Добавил, что ни в чьих интересах, чтобы экономики развивались в условиях «маленького двора за высоким забором» или «отделения и разрыва цепочек». В то же время Фумио Кисида, который на встрече потребовал скорейшего освобождения арестованных в Китае по подозрению в шпионаже японских граждан, заявил, что надеется на оживление экономических связей при условии «если будет обеспечена среда, в которой защищена предпринимательская деятельность».

По итогам встречи в Сан-Франциско лидеры подтвердили готовность к возобновлению на высоком уровне замороженного с 2019 г. диалога по вопросам экономики в стремлении достичь конкретных результатов в таких областях, как зеленая экономика, энергоэффективность и здравоохранение. Они также поддержали создание двусторонней рабочей группы для обсуждения вопросов контроля над экспортом таких товаров, как материалы для полупроводников и редкоземельные минералы.

В Китае достаточно осторожно и сдержанно оценили итоги встречи в Сан-Франциско, отметив, что она состоялась после встречи Си Цзиньпина с Байденом, подразумевая тем самым взаимосвязь китайско-американских и китайско-японских отношений. При этом китайские СМИ подчеркнули, что Япония заняла более радикальную, чем США, позицию в вопросах Тайваня и Южно-Китайского моря, согласилась сотрудничать с американским союзником в вопросе контроля над экспортом высоких технологий в Китай и продемонстрировала «сверхактивный подход» в продвижении в АТР таких «внешних военных сил» как НАТО.

Особо отмечается, что в этом году обе страны отмечают 45-ю годовщину подписания Договора о мире и дружбе между Китаем и Японией, который заложил основу мира, дружбы и сотрудничества между ними. Подчеркнуто, что подписанное 15 лет назад Совместное заявление Китая и Японии о всестороннем продвижении стратегических взаимовыгодных связей указывает сторонам путь и направление развития отношений. Также заявлено, что сегодня отношения между странами находятся в «критическом периоде», который связывает прошлое и будущее. Поэтому встреча рассматривается китайским руководством как важный момент в двусторонних отношениях, которым необходимо придать «новое направление» и вернуть их на «правильный путь».

При этом подтверждение двумя лидерами приверженности принципам и консенсусу, зафиксированным в четырех основополагающих политических документах и выраженное ими намерение всемерно продвигать взаимовыгодные и стабильные китайско-японские отношения на основе общих стратегических интересов рассматривается как свидетельство «фундаментальной перенастройки» отношений между Китаем и Японией, нацеленной на создание стабильных отношений в будущем. В Пекине считают, что для этого Токио должен предпринять больше конкретных действий и пойти навстречу Китаю в его намерениях и ожиданиях, что соответствует не только долгосрочным интересам двух стран, но также «критически важно для репутации Японии».

Первая в этом году личная встреча Председателя КНР Си Цзиньпина с премьер-министром Японии Фумио Кисидой на полях саммита АТЭС, которая на фоне четырехчасовых переговоров китайского и американского лидера длилась 65 минут, не стала прорывом в двусторонних отношениях, не принесла обеим сторонам ощутимых результатов, но породила ожидание их продвижения в направлении нормализации и стабилизации. Её главным итогом можно считать лишь продекларированную сторонами готовность к налаживанию диалога на высоком уровне. Токио и Пекин намерены продолжить поиск возможностей для такого диалога, включая запланированную на конец ноября трехстороннюю встречу министров иностранных дел с участием Южной Кореи, а также ожидаемый саммит лидеров трех стран, который стороны надеются скоро провести. Однако остается неясным, какие реальные результаты может принести продолжение диалога между ними без принятия конкретных совместных решений в ситуации, когда власти Японии активно реализуют принятую по американскому образцу новую стратегию национальной безопасности в условиях нарастания экономических проблем и снижения рейтинга поддержки премьер-министра и его кабинета.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
23.04.2024

Центр североамериканских исследований в рамках исследовательского проекта «Стратегическое противостояние США с Китаем» выпустил первый научный доклад «Монитор противостояния США-Китай 2023». Доклад представляет собой анализ и мониторинг ключевых событий 2023 г. в конфликтных отношениях США и Китая.

подробнее...

19.04.2024

Наталия Ромашкина выступила с докладом на III Всероссийской научно-практической конференции «Правовое обеспечение национальной безопасности. Десять лет закону о стратегическом планировании в Российской Федерации».

подробнее...

Вышли из печати