Кризисное состояние экономики ФРГ: необходимость реформы долгового механизма

693

used image: Crisis // Internet

© Кондратьев М.Б., 01.03.2024

Февраль 2024 г. стал периодом активного осмысления кризисного состояния экономики Германии, крупнейшей экономики Европейского союза, как в самой стране, так и на международном уровне. Поводом к началу дискуссии стала серия статистических отчётов за последний квартал 2023 г. и прогнозов развития экономических показателей страны в 2024 г. Так, в ежемесячном докладе Бундесбанка за февраль 2024 г. приводятся данные, согласно которым ВВП страны сократился на 0,3% в четвёртом квартале 2023 г., по сравнению с третьим. Эксперты Немецкого федерального банка не исключают возможности сохранения тенденции к спаду экономической активности в Германии и в первые три месяца 2024 г.1, что может привести к т.н. технической рецессии2. За последние десять лет такая ситуация происходила в стране лишь один раз, в начале 2020 г., в связи с кризисом, вызванным распространением коронавирусной инфекции.

Однако бóльшую озабоченность вызывают долгосрочные прогнозы развития немецкой экономики. Если в конце 2023 г. консенсусным прогнозом по приросту немецкого ВВП были значения близкие к 1%3, то к началу 2024 г. прогнозируемый прирост сократился более чем в пять раз. В середине февраля вице-канцлер и министр экономики и защиты климата ФРГ Роберт Хабек впервые заявил о том, что экономика в стране вырастет лишь на 0,2% в 2024 г.4, что затем было подтверждено в опубликованном министерством экономики и защиты климата ежегодном докладе о состоянии экономики страны5. За изменением прогнозов последовал ряд заявлений как немецких6, так и европейских7 политиков, сходящихся во мнении о необходимости переосмысления экономической модели одной из крупнейших экономик мира8. Хотя для большинства стран характерно замедление прироста ВВП (согласно последнему прогнозу МВФ, в 2024 г. мировая экономика вырастет на 3,1%, экономики развитых стран – на 1,5%)9, Германия выделяется особо низкими темпами, что, с одной стороны, ставит вопрос о причинах и сущности экономических вызовов, а с другой, – о необходимых мерах антикризисного регулирования для их решения.

Одна из актуальных проблем произрастает из интегрированности страны в мировую экономику. Согласно данным Всемирного банка за 2022 г., среди десяти крупнейших экономик мира по номинальному ВВП, ФРГ – самая открытая экономика: внешнеторговая квота достигла 100%, то есть объём совокупного экспорта и импорта равен ВВП страны10. В этой связи экспортоориентированная экономика Германии крайне зависима от мировой конъюнктуры, что подтверждается высокой степенью корреляции темпов прироста экспорта товаров ФРГ и в мире в целом за 10 лет – 2013–2022 гг. (коэф. корреляции Пирсона – 0,94)11. Вместе с тем в настоящее время наблюдается спад мировой торговли: в октябре 2023 г. Всемирная торговая организация оценивала её прирост в 0,8% в целом за 2023 г.12, а в феврале 2024 г. генеральный директор ВТО Нгози Оконджо-Ивеала заявила, что даже этого показателя, судя по всему, достичь не удалось13. Для Германии изменение мировой конъюнктуры означает не просто ухудшение статистических показателей, но и потенциальную угрозу активизации внутренних кризисных явлений. Так, например, снижение товарооборота может негативно сказаться на внутреннем рынке труда. В последние годы в Германии около 20% рабочих мест зависели от экспорта в страны, не входящие в ЕС14, в то время как в 2023 г. немецкий экспорт сократился на 2%, причём экспорт в Китай, который является первым внешнеторговым партнёром страны, упал на 8,8%15.

Другой не менее важный вызов для экономики страны – постепенная утрата тех драйверов роста, которые ранее позволили утвердить за Германией роль крупнейшей промышленной державы Европейского союза. Во многом успех немецкой промышленности основывался на дешёвых энергоресурсах, позволявших эффективно развивать наиболее энергоёмкие отрасли. Однако в условиях изменения географии импорта энергетических ресурсов и значительного изменения конъюнктуры рынка выросли и цены на электроэнергию. В среднем, стоимость электроэнергии увеличилась на 38% в период с первого полугодия 2019 г. по первое полугодие 2023 г. для всех предприятий в стране, причём наиболее пострадавшими оказались отрасли с самым высоким уровнем потребления электроэнергии (+116%)16.

Если первый названный вызов едва ли может быть преодолён Германией самостоятельно, поскольку на динамику мировой торговли оказывает влияние большое количество факторов, то решение энергетических проблем в большей степени зависит от государственного регулирования, в первую очередь за счёт субсидий, как с целью сглаживания энергетических кризисов, так и для поощрения инвестиций в альтернативные источники энергии. Возможности государственного регулирования реализуемы и в рамках миграционного и демографического кризисов: государство обладает потенциалом к их урегулированию, а немецкая экономическая модель в целом строилось на относительно высокой степени вмешательства государства в экономику.

Однако в нынешних условиях значительная степень вмешательства государства в экономику едва ли возможна. Для Германии характерна высокая степень бюджетной дисциплины, о чём свидетельствует самый низкий показатель отношения государственного долга к ВВП среди стран Группы семи: 65,9% в 2023 г., согласно данным МВФ. Пространство для манёвра сокращается в связи с особыми правилами по наращиванию государством долговых обязательств, которые и затрудняют эффективное проведение антикризисной политики в ФРГ.

Механизм ограничения государственного долга в Германии носит название «долгового тормоза» (нем. Schuldenbremse). Согласно введённому в 2009 г. правилу, заимствования государства не могут превышать 0,35% ВВП, кроме кризисных чрезвычайных ситуаций, когда новые обязательства могут превышать указанный показатель. Это исключение из правил и позволяло наращивать государственный долг в больших объёмах в 2020–2023 гг. Однако в 2023 г. под давлением оппозиции в лице блока партий ХДС/ХСС и в результате решения Конституционного суда, которое вызвало правительственный кризис, связанный с необходимостью пересмотра бюджета на 2024 г., приостановить действие механизма «долгового тормоза» не удалось. Это обстоятельство ограничило финансовые возможности правительства в условиях увеличивающегося числа вызовов и растущих трат на их преодоление.

В этих условиях встаёт вопрос об устойчивости развития экономики ФРГ. Так, для её повышения необходимо либо изменить подход к роли государства в экономике, сокращая социальные расходы и субсидии, что видится крайне маловероятным, либо реформировать долговой механизм: этот сценарий видится более реалистичным в долгосрочной перспективе.

Причины создания «долгового тормоза» ясны: снижение угрозы значительного увеличения долга, направленного на реализацию краткосрочных целей, в то время как долги, взятые сегодня, будут выплачиваться будущими поколениями. Однако нынешнее долговое правило не учитывает то, для чего государство берёт новые долговые обязательства, будь то инвестиции в создание новых фондов или траты на текущее потребление. Вместе с тем отдача от некоторых капиталовложений, например, в улучшение окружающей среды, может превышать значимость объёма долга, переложенного на будущие поколения.

В этой связи в октябре 2023 г. научно-консультативный совет при министерстве экономики и защиты климата опубликовал рекомендации по реформированию финансовой системы страны, среди которых – введение т.н. «золотого правила плюс» (реформированное «золотое правило», действовавшее до введения «долгового тормоза»). Оно подразумевает создание стимулов для долгосрочного инвестирования: в механизм ограничения государственного долга не должны включаться расходы на чистые инвестиции, то есть инвестиции в новые фонды17.

Такая мера могла бы решить проблему недостаточно высокого валового накопления и предоставить возможность развивать такие приоритетные на данный момент сферы, как «зелёная» экономика. У такого подхода есть и свои изъяны, в частности, связанные с определением чистых инвестиций: строительство железной дороги подпадает под это определение, а такие важные для поддержания социального государства расходы, как расходы на наём учителей и других работников социальной сферы, – нет18.

Одна реформа долгового механизма не решит всех структурных проблем в стране, но позволит государству эффективнее реагировать на внутренние и внешние вызовы. Вместе с ним должны быть введены дополнительные меры, например, направленные на поощрение инвестиций бизнесом, которые одновременно позволят ускорить экономический рост в стране.

Межу тем не стоит ожидать скорого принятия реформы «долгового тормоза», положение о котором закреплено в конституции страны. Для изменения «Основного закона» потребуется поддержка двух третей членов Бундестага, в то время как правящая коалиция («светофорная коалиция») занимает лишь около 57% мест. Но проблема состоит ещё и в том, что либеральная партия СвДП, коалиционный партнёр СДПГ и Зелёных, выступает за жёсткую фискальную дисциплину. Таким образом, если изменения бюджетного механизма и будут проведены, то, вероятнее всего, их примет уже следующее правительство, состав которого предсказать трудно.

Примечания:

1 Deutsche Bundesbank. Monatsbericht Februar 2024. URL: https://www.bundesbank.de/de/publikationen/berichte/monatsberichte/monatsbericht-februar-2024-924908
2 Термин «техническая рецессия» не является выверенным показателем, признанным в академическом сообществе. Вместе с тем он часто используется в аналитических материалах и выступлениях политиков. Проблема применения термина состоит в том, что он не отражает сущности происходящих явлений и может не свидетельствовать о кризисном состоянии экономики: например, в 2004 г. ВВП Германии сокращался два квартала подряд, но годовой показатель показал прирост ВВП (1,2%).
3 International Monetary Fund. World Economic Outlook. Navigating Global Divergences. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2023/10/10/world-economic-outlook-october-2023
4 Löhr Julia. Wie Habeck zum obersten Schwarzmaler wurde. Frankfurter Allgemeine Zeitung. URL: https://www.faz.net/aktuell/leserdebatte/dramatisch-schlecht-wie-robert-habeck-zum-obersten-schwarzmaler-wurde-19520478.html?printPagedArticle=true
5 Bundesministerium für Wirtschaft und Klimaschutz. Jahreswirtschaftsbericht. Wettbewerbsfähigkeit nachhaltig stärken. URL: https://www.bmwk.de/Redaktion/DE/Pressemitteilungen/2024/02/20240221-jahreswirtschaftsbericht-2024.html
6 Bundesregierung. Bulletin der Bundesregierung Nr. 15-1 vom 21. Februar 2024. URL: https://www.bundesregierung.de/resource/blob/975954/2261474/d2c5ba79851bfe8d6ffb5d78d060e338/15-1-bmf-bt-data.pdf
7 European Parliament. Committee on Economic and Monetary Affairs. Monetary dialogue with Christine Lagarde, President of the European Central Bank (pursuant to article 284(3) TFEU). URL: https://www.europarl.europa.eu/cmsdata/281121/Verbatim_ECON_Monetary%20Dialogue_15%20February%202024.pdf
8 В конце 2023 г., по данным МВФ, Германия заняла третье место в мире по номинальному ВВП, обогнав Японию, что объясняется значительным ослаблением курса иены по отношению к доллару.
9 International Monetary Fund. World Economic Outlook Update. Moderating Inflation and Steady Growth Open Path to Soft Landing. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/Issues/2024/01/30/world-economic-outlook-update-january-2024
10 The World Bank. Trade (% of GDP) – Germany. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NE.TRD.GNFS.ZS?locations=DE&view=chart
11 World Trade Organization. Merchandise exports by product group – annual (Million US dollar). URL: https://stats.wto.org/
12 World Trade Organization. Global Trade Outlook and Statistics. Update: October 2023. URL: https://www.wto.org/english/res_e/booksp_e/gtos_updt_oct23_e.pdf
13 World Trade Organization. The MC13 opening ceremony. URL: https://www.wto.org/english/news_e/spno_e/spno43_e.htm
14 European Commission. Trade and Jobs: Germany. URL: https://policy.trade.ec.europa.eu/analysis-and-assessment/statistics/trade-and-jobs/germany_en?prefLang=de
15 Statistisches Bundesamt. Aus- und Einfuhr (Außenhandel): Deutschland, Jahre, Länder. URL: https://www.destatis.de/
16 Statistisches Bundesamt. Strompreise für Nicht-Haushalte: Deutschland, Halbjahre, Jahresverbrauchsklassen, Preisarten. URL: https://www.destatis.de/
17 Bundesministerium für Wirtschaft und Klimaschutz. Finanzierung von Staatsaufgaben: Herausforderungen und Empfehlungen für eine nachhaltige Finanzpolitik. URL: https://www.bmwk.de/Redaktion/DE/Publikationen/Ministerium/Veroeffentlichung-Wissenschaftlicher-Beirat/gutachten-wissenschaftlicher-beirat-finanzierung-von-staatsaufgaben.html
18 Hentze Tobias, Kauder Björn. Reformansätze für die Schuldenbremse. Ifo Schnelldienst 2/2024: Haushaltspolitik im Krisenmodus. Ifo Institut. URL: https://www.iwkoeln.de/studien/tobias-hentze-bjoern-kauder-reformansaetze-fuer-die-schuldenbremse.html


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
23.04.2024

Центр североамериканских исследований в рамках исследовательского проекта «Стратегическое противостояние США с Китаем» выпустил первый научный доклад «Монитор противостояния США-Китай 2023». Доклад представляет собой анализ и мониторинг ключевых событий 2023 г. в конфликтных отношениях США и Китая.

подробнее...

19.04.2024

Наталия Ромашкина выступила с докладом на III Всероссийской научно-практической конференции «Правовое обеспечение национальной безопасности. Десять лет закону о стратегическом планировании в Российской Федерации».

подробнее...

Вышли из печати