Конец двухпартийной политической системы в Испании

3348

 © 30.12.2015, Понеделко Г.Н.

20 декабря 2015 г. в Испании свершилось главное политическое событие года — всеобщие парламентские выборы, на которых 36 млн избирателей предстояло выбрать новых депутатов в главный законодательный орган страны — Генеральные кортесы (350 депутатов Палаты депутатов и 208 — Сената).

Беспрецедентность избирательной кампании заключалась в том, что впервые за почти сорокалетний период демократического развития Испании сразу четыре политические партии, консервативная Народная партия (НП), Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП), либерально-демократическая партия «Сьюдаданос»1 и левые социал-демократы «Подемос»2, вполне реально могли претендовать на приход к власти и формирование правительства. Непредсказуем был и исход этой борьбы, учитывая тот факт, что почти 42% электората вплоть до самых последних предвыборных дней не могли определиться, за кого им голосовать. Сделать выбор было сложно в силу разнонаправленности позиций ведущих партий по решению основных вопросов общественно-политической и экономической жизни страны, связанных с реформированием Конституции 1978 г. и избирательной системы, необходимостью модернизации экономики, борьбы с коррупцией, в том числе и на правительственном уровне.

В выборах приняли участие 25 млн человек (73% от общего числа избирателей). Это высокий показатель, который, тем не менее, мог бы быть еще выше, учитывая значение и особенности избирательной кампании. По итогам выборов голоса избирателей и депутатские места распределились следующим образом: за НП проголосовали 28,7% участников голосования (123 депутатских места), за ИСРП — 22% (90 мест), за «Подемос» — 21% (69 мест) и за «Сьюдаданос» — 13,9% (40 мест)3. Остальные парламентские голоса получили мелкие левые, региональные и националистические партии, набравшие от 2 до 3,7% голосов каждая. В контексте выборных процессов, происходящих в соседней Франции, интересно отметить поражение единственной испанской правой партии Vox, за которую проголосовали всего 60 тыс. человек.

Выборы стали главным испытанием для правящей НП, выступавшей под лозунгом «Испанцам нужны стабильность, безопасность и доверие». Гарантировать это, утверждали представители НП, может только партия, «имеющая опыт управления страной в трудные времена, обеспечившая ее выход из кризиса, прирост ВВП на 3,4% в 2015 г., сокращение безработицы и увеличение занятости». Несмотря на большинство голосов, отданных в поддержку НП, ее победа выглядит далеко не однозначной. По сравнению с выборами 2011 г. она потеряла более 3 млн голосов избирателей и 63 депутатских мандата, что не дает ей абсолютного большинства в парламенте (176 мест). Это означает, что избрание М. Рахоя главой правительства далеко не гарантировано при нынешнем соотношении парламентских сил даже при условии заключения политического пакта со «Сьюдаданос», занимающей идеологически близкую консерваторам нишу между НП и ИСРП. Более того, возможность заключения такого пакта пока отвергается лидером «Сьюдаданос» А. Риверой. Кандидатура М. Рахоя вряд ли будет поддержана и мелкими националистическими партиями, прошедшими в парламент. Впрочем, с целью сохранения в стране стабильности не исключена возможность других, самых неожиданных политических альянсов НП, вплоть до самых невероятных — с ИСРП и даже с «Подемос».

Вопреки предвыборным пессимистическим прогнозам, старейшая в Европе социал-демократическая партия ИСРП (создана в 1879 г.) сохранила свои позиции главной оппозиции «правительству лжи Мариано Рахоя», хотя и показала худшие результаты за весь период демократических выборов с 1977 г. По сравнению с 2011 г. она потеряла 1 млн голосов избирателей, лишившись 30 депутатских мест. Большую их часть отобрала недавно созданная партия «Подемос». Ее лидер П. Иглесиас, профессор Мадридского университета Комплутенсе, амбициозно заявляет о том, что «Подемос» — «единственная политическая партия Испании, верная делу своих отцов и дедов, способная сегодня реально обеспечить защиту социальных прав большинства населения страны»4.

В сущности, именно «Подемос» благодаря своей готовности взять на себя миссию возрождения в стране левого социалистического движения стала подлинным триумфатором прошедших выборов, получив 21% голосов избирателей и 69 депутатских мандатов. Созданная менее года назад, она собрала под своим крылом свыше 5 млн избирателей, лишь немного уступив по этому показателю ИСРП. Значительная часть электората «Подемос» — это левая интеллигенция, молодежь, безработные, студенты, представители старшего поколения, мелкого и среднего предпринимательства. Всего за один год партии удалось создать свыше 7 тыс. партийных ячеек, действующих в 14 автономных сообществах страны. Своему внушительному успеху «Подемос» также обязана политике альянсов с крупными левыми региональными движениями, в результате которых были сформированы региональные парламентские группы, увеличившие представительство партии в парламенте на 27 депутатов.

Результаты другого политического «новичка» — партии «Сьюдаданос», созданной в 2006 г. в Каталонии на гражданской антинационалистической платформе, оказались более скромными, чем предполагалось ранее. Партия заняла лишь четвертое место, в то время как согласно предвыборным опросам она опережала даже ИСРП. В отличие от электората «Подемос», электорат «Сьюдаданос» представлен в основном избирателями отдельных регионов и муниципалитетов.

Главный итог выборов — конец существовавшей с 1982 г. двухпартийной системы с доминированием НП и ИСРП. Обе партии в совокупности получили чуть более 50% голосов избирателей (против 84,2% в 2011 г.), в то время как их ближайшие преследователи «Подемос» и «Сьюдаданос» — 35%. Насколько продолжительным окажется существование новой многопартийной системы Испании, покажет время. Ведь теоретически возможность политических союзов и даже слияний указанных партий в будущем вполне реальна. В значительной мере она может быть уже предопределена при разрешении главной интриги ближайшего постэлекторального периода, когда будет решаться вопрос о том, кто займет пост председателя правительства Испании.

Согласно статье 99 Конституции Испании, решающая роль в этом вопросе принадлежит королю (и это фактически его главная функция как главы государства). Король предлагает кандидатуру премьер-министра, исходя из результатов всеобщих парламентских выборов — на основе полученного той или иной партией абсолютного или простого (поименного) большинства в Конгрессе депутатов при условии меньшего числа голосов, поданных против данной кандидатуры. В противном случае в течение последующих 48 часов назначается второй тур выборов. Если и во втором туре необходимый результат не будет достигнут, король может предложить другие, компромиссные, согласованные между партиями кандидатуры, которые должны пройти через голосование в Конгрессе депутатов в течение двух последующих месяцев. В случае провала и этой процедуры назначаются новые всеобщие выборы весной 2016 г. Такой сценарий чреват слишком серьезными последствиями для политической и экономической жизни страны, отягощенной проблемами огромного государственного долга, безработицы, другими проблемами структурного характера. По прогнозам некоторых экономистов, существование слабого коалиционного правительства приведет к замедлению роста ВВП страны в 2016 г., усилению региональной напряженности, сложностям в проведении столь необходимых стране социальных реформ.

К чести лидеров четырех ведущих партий страны, понимание сложности ситуации заставило их еще 28 сентября 2015 г. подписать компромиссное соглашение по кандидатуре будущего министра экономики в лице Р. Рато (НП), занимавшего в 2004–2007 гг. должность директора-распорядителя МВФ. А это знак того, что и по кандидатуре премьер-министра будет найден компромисс, как это всегда бывало в новейшей истории испанской демократии (достаточно вспомнить знаменитый «пакт Монклоа» 1977 г.).

В целом, давая оценку прошедшим выборам, можно с уверенностью сказать, что они носили вполне демократический характер, если не считать некоторые негативные стороны существующей в стране избирательной системы (непропорциональное соотношение голосов избирателей и депутатских мест, полученных отдельными регионами). Результаты выборов высветили не только нынешнюю расстановку партийно-политических сил, но и, самое главное, — углубление поколенческого и идеологического противостояния в испанском обществе, раскол, с одной стороны, на «отцов и детей», а с другой — на левых и правых, по-разному реагирующих на стоящие перед страной экономические и политические вызовы.

Примечания: 

1 В пер. с испанского — «Граждане».

2 В пер. с испанского — «Мы можем».

3 El Economista. 21.12.2015.

4 El Economista. 26.12.2015.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
13.06.2024

Состоялась конференция ЦМБ «Новый миропорядок и технологическая революция». Были рассмотрены изменения в системе международной безопасности, связанные с динамичными военно-политическими, военно-стратегическими и военно-техническими процессами в условиях трансформации мирового порядка.

подробнее...

12.06.2024

На сайте журнала «Россия в глобальной политике» опубликовано интервью Александра Ломанова «Мир вокруг Китая». Почему Китаю пришлось отказаться в отношениях с Россией от формулировки «партнёрство, не имеющее границ»? Значит ли это, что границы появились?

подробнее...

Вышли из печати