Филипп VI – новый король Испании

3721

© 16.06.2014, Понеделко Г.Н.

     Главное европейское событие, последовавшее сразу же после майских парламентских выборов – отречение от престола Его Величества Короля Испании Хуана Карлоса I в пользу своего сына принца Астурийского, дона Филиппа Бурбонского и Греческого. Коронация последнего намечена на 19 июня в Генеральных Кортесах (испанском парламенте), которым предстоит одновременно юридически санкционировать и само отречение короля, и передачу власти наследному принцу, после чего он получит имя Филипп VI.

     Согласно Конституции 1978 г. глава государства является символом единства нации, арбитром и гарантом Конституции, верховным главнокомандующим вооруженных сил страны, представляет ее на самом высоком уровне. Почти 40 лет эту миссию успешно выполнял король Хуан Карлос I, один из главных архитекторов процесса демократических преобразований в Испании и, пожалуй, один из самых популярных монархов в Европе и мире, внесший значительный вклад в систему международных отношений. Тем не менее, в последние годы репутация королевского дома, включая самого короля, была сильно испорчена в связи с его дорогостоящей африканской поездкой на «охоту на слонов» в период разгара кризиса (за что он принес глубокие извинения), а также громким коррупционным скандалом с участием некоторых членов королевского семейства. Как следствие, за последние два года некогда высокий престиж короны упал до минимума. Сегодня популярность испанской монархии как политического института оценивается всего в 3,7 балла (из 10 возможных).1

     В своем обращении к нации, говоря о причинах отречения, король, в частности, сказал, что «длительный экономический кризис, оставивший глубокие шрамы в нашем обществе, открыл дорогу надежде на обновление и исправление допущенных ошибок, чтобы доказать, что мы были и продолжаем оставаться великой нацией». В этом обновленческом процессе «необходимо передать первую линию более молодому поколению, полному новой энергии и решимости осуществить столь необходимые сегодня обществу преобразования и реформы, должным образом ответить на будущие вызовы». «Передавая корону своему сыну Филиппу, принцу Астурийскому, человеку зрелому, образованному и ответственному, пользующемуся доверием нового поколения, я вижу в нем гаранта стабильности, способного выполнить свою миссию как главы государства и начать реализацию новых надежд», – заявил Хуан Карлос I.2

     Вся жизнь дона Филиппа Бурбонского и Греческого, 30 лет пребывавшего в качестве наследного принца Астурийского, была посвящена подготовке к принятию наследства своего отца. Он родился 30 января 1968 г. в Мадриде. В 1985–1988гг., подобно отцу, прошел обучение в испанских академиях трех родов войск, получив соответствующие военные звания, прослушал курсы лекций по праву и экономике в Автономном мадридском университете, год учился в канадском колледже Лейкфилд, а в 1995 г. получил степень магистра международных отношений в Джорджтаунском иезуитско-католическом частном университете, расположенном в Вашингтоне. В мае 2004 года женился на бывшей телеведущей Летиции Ортиз, родители которой – журналисты, а дедушка был таксистом. Имеет двух дочерей, старшая из которых, Леонор де Бурбон и Oртиз (2005 г.), – возможно, будущая королева Испании. С 1996 г. принц Астурийский представлял Королевство Испании на всех инаугурационных церемониях латиноамериканских президентов. А с 2011 г. выполнял большинство функций своего отца как главы государства.

     Большинству испанцев дон Филипп, несмотря на отсутствие у него сколько-нибудь серьезного политического опыта, как, скажем, у его отца в период государственного переворота 23 февраля 1981 г., представляется самой авторитетной фигурой, лишенной «грешков» королевского семейства. При рейтинге доверия 62% населения страны с ним связывают  особую надежду на «очищение негативного образа семьи» и сохранение испанской монархии как политического института.

     Но еще более трудная работа, которая  предстоит дону Филиппу,  убедить испанцев в необходимости и полезности монархии при решении серьезных политических, экономических и социальных проблем, с которыми страна сталкивается в связи с затянувшимся финансово-экономическим кризисом. Это, прежде всего, шестилетний период отрицательных темпов роста ВВП, в результате чего Испания теряет свой статус «социального государства»,  многократное увеличение государственной внешней задолженности по сравнению с начальным периодом правления Хуана Карлоса I (6% ВВП в 1976 г. против почти 97% в начале 2014 г. и ожидаемых 99,5% к концу года) и, конечно,  резкое обострение ключевой социальной проблемы страны – безработицы,  уровень которой в 2013 г. достиг своего исторического максимума (26%).

     Главная особенность нынешней испанской безработицы – ее молодежный характер. Безработная молодежь в возрасте от 16 до 24 лет составляет почти 56% против 20% в ЕС, в том числе с начальным и незаконченным средним образованием – 50%, со средним базовым и средним профессиональным – 17% (7,6% в ОЭСР), с высшим образованием – 10,4% (4,7%). Картину социальной неустроенности жизни дополняют 9% длительно безработных, 12% семей, все члены которых не имеют работы, почти 24% экономически неактивной молодежи в возрасте 15–29 лет, которая нигде не учится и не ищет работу. По некоторым подсчетам, из-за столь высокого уровня безработицы страна теряет до 5% прироста ВВП.

     Не менее серьезные вызовы ждут будущего короля Испании и во внутриполитической сфере в связи с резким усилением сепаратистских тенденций в Каталонии и в других автономных сообществах. В первых высказываниях относительно повестки будущего правления принц Астурийский уже обозначил свою позицию по региональному вопросу как «единство и разнообразие» (unidad y diversidad), которую, однако, ему еще только предстоит отстаивать. Дает трещину и двухпартийная система с доминированием социалистов и консерваторов.  Ждет начала диалога молодежное движение «негодующих» (indignados) или «15М», оформившееся в политическое движение «Мы можем» (Podemos), лозунг которых «Нас не уважают» принят на вооружение самыми широкими кругами гражданского общества.  Все больше людей выступают за общественный диалог и более активное участие нового поколения в принятии решений по модернизации и обновлению страны на всех уровнях власти.

     Будущему монарху предстоит иметь дело и с набирающим силу республиканским движением, которое имеет в испанском обществе вековую традицию и уже однажды привело к кровопролитной гражданской войне. Если в 1998 г. число испанцев, предпочитавших монархическую форму правления, составляло 72%, а республику – только 11%, то в 2010 эти показатели составляли соответственно 57 и 35%, а в 2012 г. – 53 и 37%.3  Уже вечером в день отречения Хуана Карлоса I тысячи испанцев из 40 городов вышли на улицы с требованием проведения референдума за «право решать» (derecho de decidir)  будущее политическое устройство своей страны. Особенно многочисленные демонстрации против монархии  за президентскую республику, пусть даже возглавляемую сегодняшним наследником, проходят в Мадриде и Барселоне. И самыми активными участниками этих демонстраций являются молодые люди, выступающие под лозунгом «Испания завтра будет Республикой».

     И все же 11 июня 2014 г. в преддверии коронации Конгресс депутатов (нижняя палата Кортесов) принимает необходимый по процедуре Закон об отречении короля, дающий определенное представление о раскладе политических сил в стране, а фактически – о верности монархии и Конституции 1978 года.4   Один за другим депутаты, стоя и громким голосом отмечая различные нюансы своих политических позиций, выразили свое отношение к этому закону. Большинство депутатов (299 человек), включая почти полный состав представителей двух ведущих политических партий страны – Народной партии (Partido Popular) и Испанской социалистической рабочей партии (PSOE), а также каталонской партии «Конвергенция и Союз» (Convergencia i Unio de Cataluna) твердо высказались в пользу данного закона, считая его «важной вехой в истории Испании, сохраняющей преемственность ее традиций». Против него проголосовали 19 человек, и воздержались 23 депутата, в основном представляющие левые и мелкие региональные националистические партии Каталонии, Галисии, Страны Басков, Канарских островов и др. Среди голосовавших против особенно резким было высказывание представителя парламентской группы «Объединенные левые» (IU) Кайо Лара. По его мнению, принятие Закона об отречении короля представляет собой не что иное, как «темные маневры правительства», предпринятые чтобы узаконить «должность главы государства как частную собственность монархии». «Все, что мы сегодня хотим, – сказал Кайо, – это проведение референдума относительно того, какой должна быть будущая модель испанского государства – монархией или республикой, а еще лучше монархией или демократией, о праве быть главой государства по праву крови или на основе избирательного права. Мы хотим, чтобы эти вопросы решались не двумя ведущими политическими партиями страны на основе Конституции 1978 г., а самими испанскими гражданами в соответствии с новыми историческими реалиями».

Примечания:

1Publico. 05.06.2014

2El Economista.es. 02.06.2014

3El Pais. 6.01.2013

4 El Economista.es. 11.06.2014


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
17.07.2024

На сайте журнала «Россия в глобальной политике» опубликована статья Дарьи Моисеевой «Стратегия Орбана: ставка на суверенизм и игра против системы на грани фола». Венгерский премьер объединил суверенисткие партии в политическую группу «Патриоты за Европу», которая стала третьей силой в Европарламенте.

подробнее...

17.07.2024

Состоялось очередное заседание Ученого совета ИМЭМО РАН. На повестке дня – обсуждение о выдвижении работ сотрудников ИМЭМО РАН на соискание Премии имени академика Е.С. Варги, на соискание Премии имени Е.В. Тарле в 2024 году, другие вопросы.

подробнее...

Вышли из печати