К итогам выборов в германский бундестаг. Проигравшие победители?

230

used images: Bundestag by malditofriki (www.flickr.com/photos/joseptarres/, main page),
голосование в ФРГ (Internet)

© Васильев В.И., 30.09.2021

Поствыборная арифметика, включая явку избирателей 76,6%, подтвердила ожидания более 60% немецких респондентов на смену федерального правительства страны. Позитивный ресурс «большой коалиции» во главе с канцлером А. Меркель – политическим долгожителем – исчерпан. Итоги отражают запрос граждан ФРГ на сохранение социально-экономической стабильности с привычным для рядового немца комфортом, на изменения в сферах образования, науки, здравоохранения, доступного жилья, цифровой модернизации, умеренной «зеленой» трансформации без ущерба базовым отраслям экономики. Закрепление ведущих позиций Германии в Европе также входит в приоритетные интересы избирателей – экспорт немецкой продукции гарантирует благополучие.

Результат СДПГ в 25,7% обрадовал не всех. Итоги разочаровали интеллектуалов, политтехнологов, усилия которых были направлены на возможное возрождение былых рейтингов партии в 35-40%. По гамбургскому счету, ренессанс германской социал-демократии так и не состоялся. Этому предшествовали глубокая аналитическая работа, организационные выводы, модернизация алгоритмов привлечения новых сторонников, попутчиков СДПГ. Экспертиза причин катастрофического поражения СДПГ на общегерманских выборах в 2017 г. с результатом 20,5 %, извлеченные из позорного фиаско уроки привели к выводу об опасном превращении старейшего политического массового объединения в «партию без народа», из «носителя надежды» в «трагического героя». Обращение бывших 9 председателей СДПГ к однопартийцам внесло вклад в осмысление прошлого партии, её актуального состояния, в разработку контуров позиционирования в будущем. Это был призыв прекратить «внутренние окопные войны», направить энергию на споры с политическими противниками, поддержать обновление первых эшелонов партии, активизировать поиск новаторских схем мобилизации электорального резерва. Включение в предвыборную борьбу 2021 г. представителей деловых кругов, молодежных, женских, общественных организаций, в том числе известных ученых (среди них – старший сын В. Брандта), профсоюзов смогло помочь СДПГ избавиться от некоторых исторически сложившихся образов обюрократившейся партии с левацкими идеями либо радикальными неолиберальными проектами. Осязаемую динамику в избирательный цикл 2021 г. внесли земельные выборы в Рейнланд-Пфальце, Меккленбург-Передней Померании, Берлине, где руководители правительств от социал-демократов удержали и закрепили свои позиции.

Кандидат в канцлеры от СДПГ О. Шольц сумел грамотно использовать административный ресурс: в качестве министра финансов он обладал широкими полномочиями по планированию, распределению финансовых потоков при преодолении пандемии, последствий наводнения в западных регионах страны. Сегодняшний итог СДПГ – лишь скромная победа, обязывающая вовремя гасить внутрипартийные «бои местного значения», доказать способность к обновлению страны, модернизации ЕС.

Итоговые параметры ХДС в 18,9%, ХСС – в 5,2% свидетельствуют о том, что избирательные штабы партий провалили тактические замыслы, не смогли достигнуть стратегической цели. Дискуссии о глубоком системном кризисе германского консерватизма в эпоху А. Меркель не то чтобы пресекались, но и не поощрялись, был востребован прагматизм с быстрым положительным итогом. ХДС/ХСС с их невнятными сценариями, сама фигура «плюшевого А. Лашета» с личными просчетами не сумели превратить премьера самой густонаселенной земли Северный Рейн – Вестфалия (СРВ) в «предвыборный локомотив номер один». Это непростительная ошибка кадровой политики Меркель. За скромный итог ХСС личную ответственность несет премьер Баварии, лидер этой партии – М. Зёдер.

СвДП с 11,5% – выразитель классической либеральной модели общества и государства – смог закрепить электоральную нишу для партии. Свободные демократы уважительно относятся к традициям партии, её кумирам В. Шеелю, Г.-.Д. Геншеру. Они сохраняют элементы методологии разработчиков Фрайбургской программы СвДП 1971 г., с внутренними и внешнеполитическими акцентами обеспечения социального равновесия в обществе, повышения влияния ФРГ на международной арене.

«Зеленые», с амбициозной планкой достижения победы в более 20%, смогли расширить свое влияние, но лишь с 14,8%, заставив руководство партии серьезно задуматься как о кадровой политике, так и о позиционировании в стране, Европе, мире. Сторонники экологистов, их попутчики, были озабочены не только и не столько слабостью кандидата А. Бербок на пост канцлера, сколько стремлением приукрасить страницы ее биографии, планами возможного радикального «зеленого поворота». Стали говорить о надвигающейся «зеленой диктатуре» с социально-экономическими последствиями для обывателя, обескураженного к тому же прожектами по срочному внедрению альтернативных источников энергии с запретом «Северного потока-2» и т.д.

Отдельного внимания заслуживают Левая партия (ЛП) и «Альтернатива для Германии» (АдГ). ЛП теряет своих активистов вследствие глубоких разногласий между сторонниками участия партии в федеральном правительстве и партийцами, не созревшими до отхода от доктрины ГДР в отношении НАТО. Партию покинули молодые, перспективные политики, готовые уже десять лет назад пойти на компромиссы с СДПГ в вопросах внешней политики. В эпоху председателя партии, канцлера Г. Шредера, в СДПГ намекали на возможное объединение германских социал-демократов с посткоммунистами ГДР, поскольку оба течения, дескать, представляют в целом традиции, интересы общегерманского рабочего класса. Не получилось.

АдГ несколько утратила свое влияние, но её результат с 10,8% голосов не должен притуплять бдительность общественно-политических сил ни в ФРГ, ни в Европе, ни в РФ. Националистическое крыло партии не отказывается от своих опасных воззрений на мигрантов, Вторую мировую войну. Конечно, это дело самих немцев, кого они избирают в бундестаг, но российской стороне не следует поддерживать контакты с теми, кто ставит под вопрос Холокост, массовые преступления нацистов против славян, других народов. В фокусе внимания ЛП и АдГ также комплекс проблем внутренней интеграции ФРГ после воссоединения Германии. Они разоблачают, например, немецкий вариант «бархатной революции», «добровольное изгнание в рай», что до сих пор остается болезненной рефлексией для части населения новых федеральных земель.

Сейчас идет жесткий политический торг, цветная мозаика коалиции во многом будет определяться условиями и предложениями и «Зеленых», и СвДП. Правительственная связка с участием СДПГ, «Зеленых», СвДП («Светофор») важна и для ФРГ, и для ЕС, и для РФ. Она покажет, насколько профессионально переговорщики способны настроить механизм регулирования развития страны по пути реформ, насколько он эффективен в противодействии «броуновскому движению» внутри ЕС с его опасными внутренними разногласиями. Конфигурация с участием ХДС/ХСС, СвДП и «Зелеными» («Ямайка») находит большую поддержку и в политическом классе, и в бизнесе, среди сторонников «зеленого фланга». Возможность «большой коалиции» СДПГ–ХДС/ХСС «держится в уме», но у части социал-демократов воспринимается как нежелательная политическая конвергенция двух партийных блоков с возможной дальнейшей потерей СДПГ своего влияния. Примечательно, что в дискуссиях между известными идеологами СДПГ и ХДС еще в 1985 г. первые не смогли найти убедительный ответ на реплику консерваторов об отсутствии принципиальных различий между ценностными установками двух «народных партий».

При всех актуальных разногласиях партии – кандидаты на участие в федеральном правительстве намерены найти компромиссы при разработке Коалиционного соглашения. Документ должен быть так насыщен европейской проблематикой, чтобы ни на континенте, ни в мире ни у кого не было бы сомнений в европейской сущности Германии. Такой подход представители ведущих партий уже демонстрируют на «Конференции о будущем», призванной активизировать процесс европейской интеграции с участием дуэта Берлин-Париж, общественных объединений ФРГ, других стран ЕС. Предстоит решить множество задач – от преодоления социально-экономических последствий пандемии, миграции, сокращения разрыва между богатыми и бедными, социального отчуждения, пенсионного обеспечения, проведения изменений в сфере строительства жилья до борьбы с антисемитизмом, расизмом.

К власти в Берлине пришло поколение политиков, которые не считают себя чем-то обязанными России, у них вклад СССР в восстановление германского единства ассоциируется исключительно с именем М.С. Горбачева. Стремление новой России к закреплению статуса великой державы с многопартийной системой (при всех издержках), гражданским обществом (проблемы налицо), современной, пока еще слабой моделью экономики, у политического класса ФРГ вызывает раздражение. Неприязнь к развитию РФ с сильной армией мотивирована мифическими опасениями по поводу воссоздания советской империи с её угрозами и ЕС, и НАТО, и бывшим республикам СССР. Хотя в Москве не питают иллюзий к таким настроениям, а к высокомерным подходам адаптировались, хорошо понимают взаимозависимость и важность сохранившейся, хотя и деформированной системы двусторонних отношений, уважительно сохраняют традиции и богатый опыт прежних поколений русских и немцев. Но Москве следует, наконец, понять существо т.н. новой европейской восточной политики, в которой правящий класс ФРГ отводит России второстепенное место как стране с богатыми источниками сырья, рынку сбыта экспортной германской продукции. Участники любых правительственных цветовых комбинаций будут последовательно оказывать давление на Москву для выполнения комплекса Минских соглашений, хлопотать о «бессрочном» транзите российского газа в Европу по устаревшей транспортной системе Украины. Возможны нюансы в семантике позиционных документов каждой из партий по РФ, но Коалиционное соглашение будущего правительства будет отражать синтез компромиссных подходов, в которых каждая правящая партия непременно найдет свое «неформальное отношение» к политике Кремля. Берлин, как правило, дисциплинированный союзник США в рамках НАТО, ведущая держава в Евросоюзе, будет и дальше реализовывать национальные интересы через общеевропейские программы, учитывать озабоченности Польши, балтийских стран, Украины. Партии не отойдут от практики согласования совместных подходов с США на российском направлении. Эксперты-международники СДПГ заявляют, например, о плотном взаимодействии с Вашингтоном по выработке единой линии в отношении Москвы. Не подлежит сомнению, что на пожелания Москвы четче проявлять собственный профиль в двусторонних отношениях, немцы продолжат ссылаться на обязательства в рамках ЕС, НАТО, а применительно к Украине, Молдавии, Белоруссии – на моральную ответственность Берлина за мир, европейские стандарты жизни, высокие показатели производительности труда в промышленности, сельском хозяйстве этих стран.

Содержание Коалиционного соглашения даст возможность оценить стратегические императивы внутренней и внешней политики ФРГ, в том числе и на российском направлении. Как будет складываться баланс между сотрудничеством и конкуренцией, покажет практика контактов между новым правительством, бундестагом ФРГ и соответствующими структурами РФ. Делать прогнозы о перспективах отношений РФ–ФРГ сложно.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
23.04.2024

Центр североамериканских исследований в рамках исследовательского проекта «Стратегическое противостояние США с Китаем» выпустил первый научный доклад «Монитор противостояния США-Китай 2023». Доклад представляет собой анализ и мониторинг ключевых событий 2023 г. в конфликтных отношениях США и Китая.

подробнее...

19.04.2024

Наталия Ромашкина выступила с докладом на III Всероссийской научно-практической конференции «Правовое обеспечение национальной безопасности. Десять лет закону о стратегическом планировании в Российской Федерации».

подробнее...

Вышли из печати