Новый этап во взаимоотношениях Филиппин и США

544

used image: US Naval Base in Subic Bay (Philippines) // Internet

© Рогожина Н.Г., 07.04.2023

Заняв пост президента США, Дж. Байден в отличие от своего предшественника Д. Трампа стал проводить активную политику сближения со странами Юго-Восточной Азии, которые являются ключевым звеном американской Индо-Тихоокеанской стратегии, направленной на укрепление позиций страны в регионе и противодействие росту влияния Китая. Большинство стран ЮВА придерживается принципа равноудалённости от стратегической конкуренции между США и Китаем, проводя политику хеджирования, избегая принятия чьей-либо стороны, что, безусловно, накладывает отпечаток на характер их взаимоотношений с Вашингтоном. Попытки администрации Дж. Байдена заручиться поддержкой стран ЮВА в формировании антикитайской коалиции проваливаются, поскольку те придерживаются принципа инклюзивности в построении региональной архитектуры безопасности. И, тем не менее, рост опасений по поводу экспансионистской деятельности Китая в регионе, а также сохранение с ним территориальных споров по Южно-Китайскому морю заставляют страны ЮВА рассматривать США как важнейший элемент поддержания стратегического баланса сил в ИТР.

Возможности США по укреплению своих стратегических позиций в ЮВА значительно возросли с заключением нового соглашения с Филиппинами, которые являются их союзниками по договору. Это тем более важно, поскольку отношения между странами заметно ухудшились в период правления Р. Дутерте, который сделал ставку на развитие прочных экономических и политических связей с Китаем.

Политика расширения военного сотрудничества с США стала проводиться при новом президенте Ф. Маркосе-младшем. В ходе визита в феврале этого года в страну министра обороны США Ллойда Остина была достигнута договоренность о предоставлении американским военным доступа к четырем военным базам, в дополнение к пяти уже имеющимся в соответствии с Соглашением о расширенном оборонном сотрудничестве (EDCA) от 2014 г.

В результате общее количество объектов EDCA достигло девяти, что приведет к крупнейшему американскому военному присутствию в стране за последние 30 лет. Американские солдаты покинули Филиппины в 1990-х годах, и конституция страны теперь запрещает иностранным войскам находиться там на постоянной основе.

Соглашение EDCA, основанное на Договоре о взаимной обороне между двумя странами 1951 г., позволяет США осуществлять ротацию войск на Филиппинах для длительного пребывания, строить объекты в отведенных местах. Данное соглашение имеет для США принципиальное значение как в плане усиления своих позиций в Южно-Китайском море, так и укрепления плацдарма в случае возникновения вооруженного конфликта из-за Тайваня. Получение США доступа к филиппинским территориям, стратегически расположенным в центре Индо-Тихоокеанского региона (часть из их находится на расстоянии всего 100 морских миль от Тайваня), усилит американское военное присутствие в регионе и позволит лучше отслеживать активность Китая в Южно-Китайском море и вблизи Тайваня.

Филиппины же, в свою очередь, надеются, что расширенное присутствие американских войск может стать более надежным средством сдерживания дальнейших китайских вторжений в воды, на которые претендуют Филиппины, а также рассчитывают на поддержку США в чрезвычайных ситуациях в случае резкого обострения отношений с Китаем по спорным территориям в Южно-Китайском море. Как отметил в своем интервью Nikkei Asia президент страны Ф. Маркос-младший, соглашение с США направлено на защиту интересов Филиппин в спорном Южно-Китайском море.

У Филиппин есть еще один мотив для предоставления США расширенного доступа к своим военным объектам. По их расчётам, EDCA будет способствовать передаче более совершенной военной техники для модернизации национальных вооруженных сил. Два союзника также рассматривают возможность совместного патрулирования в спорных водах для повышения оперативной совместимости и защиты суверенных прав Филиппин в богатом ресурсами районе.

Расширение оборонного сотрудничества с Вашингтоном идет рука об руку с углублением военных связей с другими союзниками США – Японией и Австралией. С Японией рассматривается вопрос о заключении оборонной сделки в стиле Соглашения о визите войск и обсуждается возможность заключения трехстороннего оборонного соглашения между США, Филиппинами и Японией. Австралия, наряду с Японией, в последние годы также регулярно участвует в ежегодных филиппино-американских военных учениях. Австралия и Филиппины также договорились вести регулярный оборонный диалог на высоком уровне в целях углубления военного сотрудничества. Результатом активизации оборонных связей Филиппин с США, Японией и Австралией может стать появление нового четырехстороннего союза, в котором Филиппины станут важным компонентом возглавляемой Вашингтоном стратегии «интегрированного сдерживания» Китая.

Естественно, что подобное развитие событий вызывает недовольство китайской стороны. На новое соглашение Филиппин с США Китай отреагировал достаточно резко. Мао Нин, представитель министерства иностранных дел Китая, обвинил США в «обострении региональной напряженности и угрозе региональному миру и стабильности». Говоря о Филиппинах, он отметил, что они должны позаботиться о балансировании своих отношений с обеими странами. Однако Китай вместо укрепления взаимодействия с Филиппинами, на которое рассчитывало руководство страны (свой первый официальный зарубежный визит как новый президент Ф. Марко-младший совершил в Пекин в январе 2023 г.), пошел на обострение конфликта в Южно-Китайском море.

Вряд ли можно считать простым совпадением тот факт, что спустя всего несколько дней после визита министра обороны США Ллойда Остина на Филиппины, Китай, по мнению официальных лиц Манилы, совершил провокационную акцию против филиппинского корабля береговой охраны, использовав лазерное оружие, чтобы ослепить команду судна, находящегося вблизи оспариваемой второй отмели Томаса в Южно-Китайском море. Это спровоцировало новый виток напряженности в китайско-филиппинских отношениях. Ф. Маркос-младший вызвал главного посланника Китая, чтобы выразить «серьезную озабоченность» по поводу беспрецедентного инцидента.

В свою очередь, Государственный департамент США не преминул поддержать протест Филиппин. Было заявлено, что США будут защищать Филиппины, союзника по договору, если филиппинские вооруженные силы, самолеты и корабли подвергнутся атаке в Южно-Китайском море.

Выступая перед филиппинскими военнослужащими, Ф. Маркос призвал их быть бдительными, поскольку внешняя угроза безопасности страны становится все более «сложной» и «непредсказуемой». Он отметил, что филиппинская армия переключила свое внимание, с борьбы с мусульманскими и коммунистическими повстанцами и другими внутренними угрозами, на внешнюю оборону на фоне давних территориальных споров в Южно-Китайском море.

Эта проблема обсуждалась в ходе визита президента Филиппин в Пекин в январе 2023 г. Однако поездка, от которой ждали конкретных результатов, не привела к какому-либо серьезному прорыву в нерешенных вопросах, связанных со спорами в Южно-Китайском море. Две страны не смогли договориться о каких-либо конкретных сделках по снижению напряженности на море и/или совместной разведке энергетических ресурсов в спорных районах.

Но было бы преждевременным делать вывод о том, что Филиппины сделали окончательную ставку на США в защите своего суверенитета и продвижения национальных интересов. С одной стороны, президент Ф. Маркос-младший, зная, что большинство филиппинцев недовольны действиями Китая в Южно-Китайском море, хочет показать своему народу, что он не будет так дружен с Пекином, как его предшественник Р. Дутерте. Опрос, проведенный агентством по изучению общественного мнения Pulse Asia, показал, что подавляющее большинство респондентов поддержали растущее оборонное сотрудничество с США, чтобы сдержать амбиции Китая в Южно-Китайском море.

С другой стороны, внешняя политика Ф. Маркоса-младшего может оказаться непоследовательной и изменчивой, если учесть тот факт, что еще во время своей избирательной кампании он выступал за диалог с Китаем, считая это единственным способом предотвратить вооруженную конфронтацию в регионе. Он предупреждал, что использование военного союза Филиппин с Соединенными Штатами для защиты суверенных прав страны в Южно-Китайском море ведет к катастрофе, и, придя к власти, первоначально сделал ставку на Китай, которого он назвал «самым сильным партнером» Филиппин в восстановлении экономики после пандемии.

Экономическое сотрудничество с Китаем является явным приоритетом для Маркоса. В условиях растущего государственного долга и большого количества незавершенных инфраструктурных проектов он крайне заинтересован в привлечении китайских инвестиций. Осознавая, что филиппинская экономика зависит от торговли с Китаем, и что вооруженные силы страны слабы, он пытается убедить Китай в том, что предпринимаемые им усилия по укреплению оборонного потенциала не направлены против Пекина.

К тому же при проведении своего внешнеполитического курса Ф. Маркос-младший должен учитывать и наличие в стране внутренней оппозиции из прокитайски настроенных представителей правящей элиты. К числу последних относятся губернаторы приграничных провинций и, главное, сестра лидера страны – глава влиятельного комитета по иностранным делам в филиппинском сенате Мария Имельда «Ими» Маркос. Она обвинила филиппинское правительство в том, что оно напрасно провоцирует Китай и, предоставив американским войскам доступ к самым северным базам, потенциально может втянуть Филиппины в крупный конфликт в будущем. Благодаря ее стойкому противодействию филиппинские военные были вынуждены пересмотреть решение о выборе места проведения крупных учений с США.

Само же высшее руководство страны, несмотря на перспективу углубления оборонных отношений с США и их партнерами в Индо-Тихоокеанском регионе, не уверено, что они смогут помочь Филиппинам быстро развить базовую инфраструктуру и модернизировать недостаточно оснащенные национальные вооруженные силы. Пока неясно, готовы ли США предоставить передовую военную технику по доступной цене в обмен на доступ к филиппинским базам. К тому же филиппинские власти опасаются, что любой резкий поворот в сторону США может привести к оттоку потенциальных китайских инвестиций, что будет иметь крайне негативные экономические последствия в условиях, когда ни США, ни другие западные державы еще не дали гарантий, что смогут компенсировать эти инвестиционные потери.

Нельзя исключать того, что в ближайшие годы во внешней политике Филиппин могут произойти новые повороты. Последние два десятилетия показывают, что страна имеет тенденцию резко колебаться между соперничающими сверхдержавами в зависимости от внутриполитических условий и предпочтений правящей элиты. Сегодня Филиппины по мере роста напряженности в Южно-Китайском море зависят в стратегическом плане от США, которые используют их заинтересованность для укрепления своего военного присутствия в Индо-Тихоокеанском регионе. Однако такое сближение угрожает не только нарастанием политических противоречий с Китаем с серьезными экономическими последствиями для Филиппин, но и появлением риска быть втянутым в конфликт между сверхдержавами, особенно в случае вооруженной конфронтации из-за Тайваня. Это заставляет Филиппины искать компромисс, пытаясь балансировать между США и Китаем в интересах собственной безопасности, проводя политику хеджирования. Ф. Маркос будет стремиться максимизировать объем торговли, помощи и политической поддержки, которую Филиппины могут получить от Китая и Соединенных Штатов, не вызывая отчуждения какой-либо державы.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Новости Института
23.05.2024

Никита Белухин выступил с докладом «Между Арктикой и Балтикой. Региональные и национальные аспекты в стратегической культуре и безопасности стран Северной Европы» на I научно-практическом межрегиональном форуме «Арктика – наш общий дом».

подробнее...

23.05.2024

В конференц-зале им. акад. Н.Н. Иноземцева состоялся научно-практический семинар директора ИМЭМО РАН Ф.Г. Войтоловского на тему «Ядерное сдерживание в полицентричном мире». Основными докладчиками выступили А.Г. Арбатов и Д.В. Тренин.

подробнее...

Вышли из печати