Украинский кризис и Китай

684

used images: Xi Jinping, US, EU, China Flags // Internet

© Михеев В.В., Луконин С.А., 12.04.2022

В связи с развитием событий на Украине Китай оказался в ситуации сложнейшего политического выбора.

С одной стороны, Пекин не может прямо осудить Россию – его главного политического партнера в глобальном противоборстве с США. Отсюда: критика и неприятие американских санкций против России, обвинения США в том, что своей политикой расширения НАТО именно они спровоцировали конфликт и продолжают нагнетать ситуацию распространением ложной информации (например, о просьбе России к Китаю оказать ей военную помощь). Аналогично этому, по мнению Пекина, американская военная помощь Тайваню и наращивание военного присутствия в Южно-Китайском море нагнетают напряженность в этом регионе. На Западе такую позицию Пекина трактуют как поддержку Москвы.

С другой стороны, Китай не может поддержать российскую специальную военную операцию против Украины, «примеряя» на себя (с учетом своих проблем сепаратизма Тайваня, Гонконга, Тибета и Синьцзяна) переход Крыма к России и отделение Донбасса. Отсюда: открытая поддержка суверенитета и территориальной целостности Украины и не прямая, но весьма явная пикировка китайского министра иностранных дел Ван И, утверждающего, что «только сам народ может давать характеристику своему режиму» с российским МИД, говорящем о том, что украинский режим «недемократичный и нацистский».

В последнее время позиция Китая, похоже, начинает постепенно меняться не в сторону России. Китайское руководство, не столь определенно, но все же пытается дистанцироваться от конфликта, называя его проблемой европейской безопасности. Пекин продолжает критиковать антироссийские санкции, но дает понять, что в этом вопросе его интересуют прежде всего китайские корпорации, которые, развивая сотрудничество с Россией, могут попасть под вторичные санкции США и интересы которых Китай будет защищать. Пекин предоставляет через Венгрию и Польшу гуманитарную помощь Киеву, повторяет, что он развивает и будет развивать взаимовыгодные отношения и с Россией, и с Украиной.

Посол КНР в США, в ответ на американскую критику позиции Китая, в конце марта заявил, что происходящее на Украине – «это не то, что Китай хотел бы видеть». И что, если бы Китай знал о начале российской специальной военной операции, то «сделал бы все, чтобы ее предотвратить».

В китайском обществе отношение к самой Украине и к китайской политике на этом направлении не однозначное. В социальных сетях молодежь поддерживает военную операцию, проводя аналогии с Тайванем: именно так надо поступить и со сторонниками независимости на Тайване. Официальные власти не пресекают такую поддержку, но поясняют разницу между двумя ситуациями: Украина – суверенное государство, Тайвань – часть Китая. Направляя тем самым стрелы по США: говорить о санкциях против Китая по Тайваню, аналогично санкциям против России по Украине не обоснованно, т.к. Тайвань – внутреннее дело Китая.

Однако, по мнению гонконгских СМИ, китайское руководство просто блокирует мнения несогласных с военной операцией и китайской позицией. В этой связи большой интерес в Китае и за рубежом вызвала статься китайского политолога Ху Вэя, заместителя председателя Центра исследований общественной политики Государственного Совета, эксперта в области марксизма и политологии, председателя Шанхайской ассоциации исследований государственной политики и профессора Шанхайской коммунистической партийной школы – учебного полигона для партийных кадров. Автор написал, что он ожидает, что Россия столкнется с огромными военными и экономическими проблемами на Украине, в то время как Китай станет более изолированным от мира, «если не предпримет шагов по разрыву отношений с Путиным».

Статья Ху под названием «Возможные результаты российско-украинской войны и выбор Китая» была опубликована на китайском языке 5 марта 2022 г. на сайте американо-китайского онлайн-издания Центра Картера. После того как статья набрала более 100 тыс. просмотров ее китаеязычная версия была заблокирована.

Однако то, в чем совпадает мнение большинства китайских политологов, это то, что Китай ни при каких обстоятельствах не должен оказаться в том экономическом и внешнеполитическом положении, в котором оказалась сегодня Россия.

Подобное восприятие Пекином уроков украинского кризиса вызвало позитивную реакцию на Тайване. Руководитель Бюро национальной безопасности острова дал прогноз относительно того, что, памятуя о российском опыте глобальной изоляции, Пекин вряд ли пойдет на военную интервенцию Тайваня по крайней мере в ближайшие два-три года.

Последние события конца марта-начала апреля выявили дополнительные нюансы в китайском подходе к Украине: не сводить все мировые проблемы к украинскому кризису, уделять внимание проблемам безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, прежде всего в Южно-Китайском море, ситуации вокруг Тайваня, искать пути углубления экономического сотрудничества Китая с США и ЕС.

В мартовском разговоре с Президентом Дж. Байденом в ответ на давление США с требованием не помогать России обходить американские санкции китайский лидер акцентировал важность развития двусторонних китайско-американских отношений на основе Шанхайского коммюнике, 50-летие которого отмечается в этом году и которое заложило основу для нормализации отношений между Пекином и Вашингтоном. Си говорил о необходимости снижения американских пошлин на китайские товары, снятия других ограничений на деятельность китайских компаний и инвестиции, а также особо подчеркнул «неразрывность китайской и американской экономик» (в 2021 г. взаимный товарооборот вырос почти на 30% до 760 млрд долл. С Россией – на 37% до 140 млрд долл.).

Продолжая тему сотрудничества, Си вновь повторил идею о совместной ответственности США и Китая за глобальную безопасность, которая не исчерпывается украинской тематикой и включает вопросы военно-политической стабильности в АТР, в частности в Южно-Китайском море и Тайваньском проливе, Индийском океане и других регионах мира.

Американская сторона, реагируя на стремление китайского руководства играть наравне с США роль мирового лидера, но не оставляя своей главной на сегодня цели – «оттянуть» Китай от России по Украине, включила в арсенал средств вовлечения Китая тему исторической перспективы, считая этот вопрос особо важным для Пекина накануне 20-го съезда КПК. «Что о нас напишут в будущих учебниках истории» в связи с нашими действиями по Украине – таков был лейтмотив нового направления американского воздействия на Пекин.

Телефонный саммит и параллельные события подтвердили устоявшийся двухуровневый характер китайско-американских отношений: поиск Пекином вариантов улучшения ситуации на высшем уровне и нарастающее пропагандистское давление на Вашингтон на других уровнях китайской дипломатии. На протяжении первых месяцев 2022 г. Китай в варианте докладов, заявлений китайских руководителей, публикаций в СМИ и т.п. усиливал критику США по вопросам «неправильной» американской демократии и правам человека (навязывают свои стандарты другим странам), «неправильному» американскому мультилатерализму (вмешательство во внутренние дела других стран), по «несправедливым» обвинениям в адрес Китая по теме эпидемии COVID-19 (Китай – главный виноватый), по обострению ситуации в ЮКМ (наращивание военного присутствия США) и вокруг Тайваня (поставки вооружений острову) и т.п. В контексте украинских событий Пекин продолжает обвинять США в «разжигании кризиса» своими шагами по расширению НАТО, двойными стандартами в контроле за работой биологических лабораторий на Украине, распространением «ложной информации» и т.д.

Еще более явно стремление Пекина «разбавить» украинскую тематику в своей внешней политике другими важными для Китая вопросами проявилось во время состоявшегося в начале апреля 2022 г. телефонного разговора (первого за два года) Си с руководством ЕС (Ш. Мишель и У. Фон дер Ляйен). В ответ на, аналогичные американским, требования ЕС к Китаю (не помогать России, «надавить» на Москву и т.п.) Си призвал ЕС «иметь собственное понимание Китая» (не подсказанное США), «не привязывать мировую повестку дня исключительно к Украине» и развивать отношения между Китаем и ЕС как между «двумя крупными рынками». Си подчеркнул необходимость ускорения экономического сотрудничества с ЕС, скорейшей ратификации подписанного еще в 2020 г. инвестиционного соглашения, наращивания взаимных инвестиций, сотрудничества по экологической проблематике и т.п.

Подчеркивая приоритетную роль ЕС для китайской экономики, Си выступил с новой интеграционной идеей – «сопряжения» и «синхронизации» новейших экономических долгосрочных стратегий развития Китая и Евросоюза. В качестве подтверждения своего подхода «мир нельзя привязывать к Украине» и стремления к улучшению связей с ЕС Китай дал обещание, что не будет предпринимать специальных шагов, чтобы помочь России обойти западные санкции. Хотя и будет продолжать нормальное экономическое сотрудничество с Россией, как и с Украиной и другими странами.

Характерно, что в китайских сообщениях о результатах этих двух важнейших для Пекина видео-саммитах главное внимание было уделено обсуждению двусторонних отношений с США и ЕС. После чего краткой строкой было сказано о том, что стороны обменялись взглядами на украинскую ситуацию в соответствии «с известной принципиальной позицией Китая».

Стремление Китая к диверсификации своей внешнеполитической активности проявилось и в организации в конце марта 2022 г. 3-й встречи соседей Афганистана на уровне министров иностранных дел с участием представителей Китая (министр иностранных дел Ван И), России (С. Лавров), Пакистана, Ирана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана. Пекин традиционно использовал встречу для критики санкционной политики США как в отношении Афганистана, так и против Китая и других стран, обозначил свое стремление играть роль лидера в нормализации отношений с талибами. Однако, по мнению иностранных аналитиков, Пекин не проявил пока готовности стать первым в дипломатическом признании «Талибана»*.

х                         х

х

В завершение. Связывая украинский кризис, собственную экономическую ситуацию, задачи поддержания политического благополучия накануне 20-го съезда КПК, а также задачи стратегического противостояния с США и постоянного набора очков в этом соревновании, китайская политическая мысль постепенно и осторожно переходит на новые для Пекина позиции. Чем дольше будет продолжаться кризис на Украине, тем труднее будет Китаю оставаться на нынешних позициях доброжелательного для России нейтралитета – без ущерба для собственного глобального политического имиджа и экономических отношений с Европой и Америкой.

* запрещенная в России террористическая организация.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
19.05.2022

На сайте ИМЭМО РАН размещён 1-й номер квартального бюллетеня "Российский Экономический Барометр" за 2022 год на русском языке.

подробнее...

18.05.2022

Олег Давыдов принял участие в онлайн-заседании в рамках трехстороннего (Китай-Россия-США) экспертного диалога по вопросам безопасности и снижения рисков на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии. 

подробнее...

Вышли из печати