Три года у власти: неоднозначные достижения администрации Трампа в сфере ВЭД

1362

Дмитриев С.С., 20.01.2020

used images: Donald Trump by Matt Johnson // www.flickr.com/photos/cornstalker,
Xi Jinping from Global Panorama // www.flickr.com/photos/121483302@N02

Подводя итоги первых трех лет пребывания у власти администрации Трампа, информационная служба Белого дома охарактеризовала истекший период как эру «рекордных достижений американского народа»1. В числе наиболее значительных шагов «в направлении продвижения экономической повестки» Трампа в сфере внешнеэкономических достижений (ВЭД) называются завершение переговоров по соглашению США-Мексика-Канада (USMCA) и подписание «исторической и исполняемой» договоренности по первой фазе нового экономического и торгового соглашения с Китаем2. Отмечается, что положения указанных документов в дальнейшем могут быть заложены в основу переговорной позиции США в отношениях с другими странами. Особенно важным считается тот факт, что их содержание выходит за рамки традиционных торговых договоров. В частности, соглашение с Китаем охватывает, помимо торговли товарами, вопросы обмена услугами, интеллектуальной собственности, трансфера технологий, макроэкономической и валютной политики.

И все же главной целью американской стороны на переговорах с КНР ставилась «перебалансировка» торговых отношений, включая сокращение дефицита двусторонней торговли товарами. По итогам завершившихся 15 января в Вашингтоне торговых переговоров Китай обязался импортировать в 2020-2021 гг. товары и услуги американского производства общей стоимостью, превышающей не менее чем на 200 млрд долл. годовой уровень их импорта в 2017 г. (т.е. до введения пошлин Трампом). Другими словами, речь идет практически об удвоении американского экспорта в Китай (в 2017 г. он составлял 130 млрд долл.). В тексте соглашения закреплено также ожидание американской стороны, что после 2021 г. в течение следующих нескольких лет торговля будет развиваться по нарастающей траектории, способствуя восстановлению равновесия в двусторонних торговых отношениях.

Интересной особенностью достигнутых договоренностей является фиксация в соглашении односторонних обязательств Китая по увеличению импорта. Закупки промышленных товаров (самолеты, другое оборудование, инструменты, химические товары, фармацевтика, черные металлы, пиломатериалы) должны составить 120 млрд долл. в 2020 г. и не менее чем 131.9 млрд долл. в 2021 г. Совокупная стоимость закупок энергоносителей (СПГ, нефть, металлургический уголь) зафиксирована на уровне 30.1 млрд долл. в 2020 г. и 45.5 млрд долл. в 2021 г. Обязательства Китая по закупкам сельскохозяйственной продукции на ближайшие два года установлены в размере 80-90 млрд долл. Китай согласился также импортировать финансовые, информационные и туристические услуги на сумму не менее 99.9 млрд долл. в 2020 г. и 112.2 млрд долл. в 2021 г. (против 56 млрд долл. в 2017 г.). По экспертным оценкам, для выполнения условий соглашения, американцам потребуется наращивать свой экспорт в Китай в 2020-2021 гг. на 40% в год.

Увеличению объемов торговли сельскохозяйственными товарами и продовольствием должны способствовать зафиксированные в тексте соглашения обязательства Китая по отмене сохраняющихся нетарифных барьеров для красного мяса, мяса птицы, морепродуктов, риса, молочных продуктов, детского питания, фруктов, кормов для животных, кормовых добавок, а также сельхозпродуктов, полученных с помощью биотехнологий. Тем не менее, возможности США для наращивания в столь сжатые сроки поставок сельхозпродукции и кормов для животных, с учетом обязательств Китая перед третьими странами, достаточно ограничены. Могут также возникнуть проблемы в плане конкурентоспособности экспорта США СПГ, нефти и промышленной продукции.

Отдельные положения соглашения свидетельствуют о принципиальном отказе США от соблюдения ими международных обязательств. Расширение экспорта в Китай за счет временного ограничения поставок другим традиционным покупателям или преднамеренное сокращение закупок Китаем у поставщиков из третьих стран могут быть оспорены в ВТО. Евросоюз уже осудил сделку как возврат к «управляемой торговле», искажающей рынок. Впрочем, американцев мнение международных организаций на этот счет, похоже, мало интересует. Китай же со своей стороны поспешил заверить европейские страны, что соглашение с США не скажется отрицательно на торговле с ними.

К числу своих неоспоримых достижений американская сторона относит сдачу позиций Китаем в отношении американских требований о проведении структурных реформ в экономике, особенно в части регулирования вопросов защиты интеллектуальной собственности и передачи технологий. Известно, что в качестве одного из главных аргументов для повышения тарифов администрация Трампа выдвигала нарушение китайской стороной требований Секции 301 Закона о торговле 1974 г., в том числе касающихся инновационной продукции. Под нажимом США Китай согласился включить в текст торгового соглашения отказ от практики оказания давления на иностранные компании с целью передачи ими технологий китайским компаниям в качестве условия для внедрения на рынок, получения административных разрешений или государственных заказов. КНР взяла на себя также ряд дополнительных обязательств по транспарентности при передаче технологий, согласилась осуществлять лицензирование на рыночных условиях, а также воздерживаться от поддержки инвестиций, нацеленных на получение доступа к иностранным технологиям при реализации планов промышленного развития.

Китай согласился также устранить торговые и инвестиционные барьеры для американских поставщиков банковских и страховых услуг. Согласованы обязательства КНР по вопросу совершенствования законодательства этой страны, регулирующего вопросы валютной политики. Большинство американских экспертов уверены, что претензии американских властей к Китаю в отношении якобы имевшей место практики манипулирования валютным курсом и так являются необоснованными. Но на этот раз министерство финансов США сочло возможным еще до подписания соглашения официально исключить Китай из списка стран - манипуляторов, отменив тем самым свои же недавние распоряжения на этот счет.

Главным нерешенным вопросом остается график отмены введенных обеими странами в 2018-2019 гг. таможенных тарифов. Пока обе стороны согласились лишь воздержаться на неопределенный срок от применения пошлин, повышение которых первоначально было запланировано еще на 15 декабря 2019 г. США согласились также модифицировать (сократить примерно вдвое – с 15% до 7.5%) в течение неустановленного срока тарифы на импорт китайских товаров стоимостью примерно 100 млрд долл. Вместе с тем, останутся в силе 25%-ные тарифы на импорт из Китая промышленных частей и компонентов стоимостью 250 млрд долл. Достаточно спокойное отношение руководства КНР к перекосам в вопросе снижения тарифов трактуется китайской стороной таким образом, что действия администрации Трампа причинили американцам больше вреда чем пользы, в первую очередь из-за нарушения сложившихся цепочек поставок и снижения конкурентоспособности их экспорта. Американская сторона, напротив, отмечает прогресс в сокращении дефицита торгового баланса с Китаем – на 61 млрд долл. в январе-ноябре 2019 г. по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. В действительности же импорт США из Китая за указанный период действительно сократился на 15%, но и американский экспорт в КНР снизился на 11%. Так что основными выгодоприобретателями стали не столько США, сколько третьи страны.

В том, что касается контроля за соблюдением тарифного перемирия, предусмотрены регулярные двусторонние консультации. При этом каждой стороне позволено принимать при необходимости соразмерные шаги, которые она сочтет целесообразными. Другими словами, если США сочтут, что Китай нарушает взятые им обязательства, они смогут в одностороннем порядке восстановить отмененные или пониженные ранее пошлины на китайские товары.

После вступления в силу первой фазы соглашения, возможного спустя месяц после его подписания, американские тарифы будут покрывать примерно 64.5% импорта из Китая, а их средний уровень понизится крайне несущественно – с 21% в настоящее время до 19.3%. Сохранятся пошлины на 90% частей и компонентов из Китая, 87% одежды и текстиля, а также на значительную часть завозимого из этой страны транспортного оборудования и энергоносителей. Китайскими пошлинами возмездия будет покрываться 56.7% американских товаров, а средний уровень обложения тарифами американских товаров понизится с 21.1% до лишь 20.9%3. На практике это означает, что высокие таможенные тарифы становятся новой нормальностью в двусторонних отношениях, по крайней мере, на ближайшие годы.

Так что пока почти единственным, но крайне важным достижением дипломатии США и Китая, остается замораживание конфликта, длившегося на протяжении двух лет. Его негативными последствиями явились замедление роста экономики США и Китая, а также отрицательное воздействие на мировую торговлю в целом. В частности, в самих США на протяжении всего второго полугодия истекшего года отмечалось сокращение производства в обрабатывающей промышленности.

Не исключается, что Китай попытается использовать торговое перемирие для реализации целей своей промышленной политики. Руководствуясь соображениями национальной безопасности, эта страна проводит курс на сокращение зависимости от импортируемых из США электронных компонентов и стратегически важных видов оборудования. Так, в соответствии с указанием правительства КНР, все госучреждения обязаны в течение трех лет отказаться от импортных компьютеров и программного обеспечения. Показательно, что находящаяся под американскими санкциями компания Huawei, сумела усилить свои позиции на европейском рынке и представила модель смартфона, не использующую американские процессоры.

Вопрос о переходе к обсуждению второй фазы соглашения, в зависимости от изменений политической обстановки в стране, может стать актуальным уже в ближайшее время или быть отложен до подведения итогов президентских выборов. В ходе предстоящих переговоров американская сторона намерена уклоняться, по возможности, от обсуждения вопросов, напрямую связанных с понижением или отменой тарифов, и предпочтет сосредоточиться на структурных проблемах, не затронутых в ходе первой фазы переговоров. С точки зрения США, вопрос о возвращении тарифов к состоянию на конец 2017 г. не является первоочередным – по крайней мере, до тех пор, пока не будет завершен второй (или возможно третий) этап торгового соглашения. Напротив, Китай обеспокоен влиянием тарифов на торговлю и будет вероятно настаивать на их скорейшей отмене или поэтапном сокращении. В качестве главных тем для обсуждения американской стороной предлагаются вопросы внешнеэкономической деятельности государственных предприятий КНР и субсидирования китайской экономики. Не случайно США уже начали дискуссию с ЕС и Японией на тему борьбы с субсидиями, искажающими мировую торговлю.

США и Китай при всех условиях останутся соперниками в технологической гонке, а это означает, что противоречия между ними лишь приглушены в результате заключения договора, но полностью не устранены. Часть администрации Белого дома и Конгресса выступает за полное разъединение (decoupling) с Китаем, но преобладает мнение, что подобное решение запоздало (too late to decouple). Изучаются возможности блокирования доступа Китая к инновационным технологиям, цифровым сетям, включения в повестку дня вопросов цифровой торговли и кибербезопасности. Растет число сторонников укрепления политической составляющей переговоров – вынесения на обсуждение вопросов нарушения прав национальных меньшинств в Китае.

Остаются также опасения, что администрация Трампа, вдохновленная победами на китайском фронте, может временно переключиться на претензии к Евросоюзу и другим союзникам. Речь, в частности, может идти об импорте алкогольных напитков, о ранее объявленных пошлинах на импорт средств автотранспорта, субсидиях для авиапрома и т.д. В силу указанных причин велика вероятность того, что новая эскалация торговых конфликтов надолго останется одним из главных рисков для всей глобальной системы международных экономических отношений на годы.

Примечания:

1 President Donald J. Trump Has Delivered Record Breaking Results for The American People in His First Three Years in Office. Washington, DC, December 31, 2019

2 Economic and Trade Agreement Between the Government of the United States and the Government of the People’s Republic of China. Washington, DC, January 15, 2020

3 Bown C. Phase One China Deal: Steep Tariffs Are the New Normal. PIIE, Washington, DC, December 19, 2019


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
21.10.2020

В онлайн-режиме пройдет презентация книги известного российского журналиста А.К. Шитова «Четверть века в Америке».

подробнее...

20.10.2020

Екатерина Лабецкая выступила с докладом на международной научной онлайн-конференции «Международные отношения в ситуациях глобальной неопределенности: история и современность».

подробнее...

Вышли из печати