Транстихоокеанское партнерство и ВТО: взаимодополнение или подрыв устоев глобального регулирования мировой торговли?

4417

 © 26.10.2015, Рогожин А.А.

После почти шести лет продолжительных переговоров Транстихоокеанское партнёрство (ТТП), являющееся крупнейшим в мире торговым соглашением, было наконец-то подписано 5 октября 2015 г. двенадцатью странами Тихоокеанского региона. Соглашение по ТТП было достигнуто вне рамок ВТО, являющейся единственной международной организацией, занимающейся вопросами и правилами торговли между странами на глобальном уровне.

Станет ли ТТП могильщиком многосторонних соглашений ВТО в области международной торговли? По мнению большинства экспертов, за исключением, пожалуй, китайских, ТТП может функционировать параллельно ВТО, хотя в ходе обсуждения итогового варианта соглашения были высказаны (в частности экспертами из стран Юго-Восточной Азии, ведущих активные торговые операции с КНР), определённые опасения геополитического характера, согласно которым ТТП может оказаться стратегическим инструментом США, предназначенным для сдерживания Китая.

Примечательно, что в отличие от других двусторонних и региональных преференциальных торговых соглашений (ПТС), заключение именно соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве породило разнообразные прогнозы относительно будущего ВТО. Если одни эксперты сочли ТТП дополнением к существующей многосторонней системе торговли, то другие выразили озабоченность, что ТТП может представлять угрозу системе ВТО и на практике станет геостратегическим рычагом влияния США в Азии.

Оптимисты подчёркивают, что историческое соглашение, объединяющее страны Тихоокеанского региона, отнюдь не ставит крест на будущем ВТО и не ведёт к ослаблению многосторонней системы торговли, основанной на правилах ВТО. Они заявляют, что ТТП и ВТО могут работать параллельно, а не за счёт друг друга, и что ТТП не ведёт к разделению мировой экономики на торговые блоки без участия большинства членов ВТО.

Согласно правилам ВТО, члены организации могут подписывать двусторонние или региональные ПТС, которые предоставляют сторонам, в них участвующим, условия наибольшего благоприятствования в торговле, при том, что вся двусторонняя торговля между странами-участниками подобных соглашений подпадает под действие ПТС. Так что некоторые полагают, что ТТП представляет собой всего лишь ещё одно ПТС, хотя и крупномасштабное.

Интересно отметить, что эта радужная картина мирного сосуществования между ТТР и ВТО ранее разделялась и Роберто Азеведу (Roberto Azevêdo), действующим генеральным директором ВТО, ещё до того, как ТТП было подписано. В мае с. г. Азеведу отверг идею о том, что соглашение о свободной торговле ТТП нанесёт ущерб усилиям ВТО по консолидации многосторонней системы мировой торговли.

Признав провал переговорного процесса ВТО в рамках Дохийского раунда, он указал на тот факт, что многие вопросы, сдерживавшие торговые переговоры, неизбежно носят двусторонний, а не многосторонний характер. Таким образом, ТТП и другие соглашения о свободной торговле не только представляют собой более стабильные институциональные механизмы разрешения подобных проблем, но и усиливают открытую и недискриминационную, основанную на равенстве, многостороннюю систему торговли в рамках ВТО.

Многие исследователи из академических кругов и политики также предполагают, касаясь вопроса о взаимодействии между ТТП и ВТО, что их следует рассматривать как параллельные и взаимодополняющие организации, а не как конкурентов. Саймон Лестер (Simon Lester), аналитик в области торговой политики Института Катона, либертарианского консервативного аналитического центра, утверждает, что ТТП не может рассматриваться как жизнеспособная альтернатива ВТО, которая основана на обширной сети правил и процедур в области международной торговли и внутреннего протекционизма.

Аналогичным образом Бернард Хоукемен (Bernard Hokeman), профессор Института Европейского университета (European University Institute) и бывший глава департамента международной торговли Всемирного банка, подчёркивает, что ТТП никогда не заменит соглашение ВТО, особенно в области поддержки либерализации доступа на рынки и процедур разрешения споров между развивающимися странами.

Критики ТТП преимущественно представляют страны, не вошедшие в ТТП, а также бывших сотрудников ВТО. Они утверждают, что ТТП является уловкой США, призванной обеспечить выполнение их геополитических целей, и сигнализирует о неправильном функционировании ВТО и несоответствии этой организации современным требованиям. Однако и они не могут отрицать, что заключение соглашения по ТТП произошло быстрее, чем это ожидалось многими, а тянувшийся долгое время и так и ни к чему и не приведший Дохийский раунд торговых переговоров в рамках ВТО в целом признан полностью провалившимся.

Супачай Панитчпакди (Supachai Panitchpakdi), бывший генеральный директор ВТО (2002-2005 гг.), недавно заявил, что ТТП является торговым соглашением, выстроенным вокруг интересов США, которое возвращает глобальную систему торговли обратно во времена до создания ВТО в 1995 году. Он утверждает, что Региональное комплексное экономическое партнёрство (Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP) является более удачным вариантом объединения для развивающихся стран Азии, таких как Китай и ИндияБ1.

Пессимисты полагают, что ТТП символизирует возрождение принципов баланса сил, которого придерживаются реалисты, и подрывает дух мультилатерализма, которому привержены сторонники неолиберализма.

Ещё одной довольно распространенной точкой зрения является мнение, что ТТП – это элемент геополитической стратегии США, призванный усилить союзнические отношения с Японией, укрепить "разворот" в сторону Азии и сдержать и ослабить растущее влияние Китая в Азии и во всём мире. Инициировав процесс создания ТТП без участия в нём Китая, Вашингтон сумел задать новые правила игры в Транстихоокеанском регионе. С этой точкой можно согласиться, ибо очевидно, что роль лидера (но, заметим, не инициатора!) в создании столь масштабного соглашения в АТР смогли сыграть только США, преследующие свои многочисленные экономические и политические интересы в регионе.

Однако, во-первых, вряд ли стоит акцентировать "антикитайскую" направленность соглашения. Это малопродуктивно, учитывая объём и многообразие китайско-американских торговых отношений. Во-вторых, следует помнить о том, что ТТП является "открытым и развивающимся" соглашением, что означает возможность присоединения к нему новых участников в будущем. Некоторые союзники США в Азии, включая Южную Корею, Тайвань, Таиланд и Филиппины, уже выразили свою заинтересованность во вступлении в эту организацию. Если ТТП расширится и включит в себя большее количество стран, доминирующая роль Китая в межрегиональной торговле может ослабнуть.

А вот этого КНР будет всячески избегать, и не исключено, что в удобный для себя момент Китай сочтёт необходимым присоединиться в ТТП, пусть и не в качестве равновесного с США лидера. Не случайно КНР отреагировала на подписание этого соглашения с осторожностью и даже, в определённой степени, положительно. После подписания ТТП министр торговли Китая Гао Хучэн (Gao Hucheng) заявил, что все азиатско-тихоокеанские торговые соглашения, включая ТТП, могут способствовать дальнейшей либерализации торговли и инвестиций, региональной интеграции и глобальному экономическому росту.

Несмотря на существующие опасения в отношении геополитических элементов ТТП и их последствий для развивающихся стран, пока ещё слишком рано говорить о том, что ТТП знаменует собой крах ВТО и реальный отход от принципов мультилатерализма. Более приемлемо предположить, что речь идёт скорее о диверсификации институтов международной торговли.

Следует также отметить, что ТТП и ВТО акцентируют своё внимание на различных проблемных областях. Соглашения ВТО устанавливают юридически обязательные правила снижения тарифов и субсидий и обеспечивают механизмы разрешения споров для развивающихся стран. ТТП, с другой стороны, хотя и имеет потенциал пойти дальше ВТО в области снижения тарифов, в большей степени акцентирует своё внимание на торговле и проблемах, с ней связанных, включая защиту прав интеллектуальной собственности, прямые иностранные инвестиции, правительственные закупки, деятельность государственных компаний, защита труда и окружающей среды.

Подобные вопросы обычно порождают сильное противодействие со стороны групп интересов внутри стран-участниц соглашения, а также усложняют торговые переговоры. Недавно заключённое соглашение ТТП свидетельствует о том, что правительства могут предпочесть работать с последствиями этих регуляторных действий в области торговли с помощью региональных и преференциальных торговых соглашений, нежели в формате многостороннего торгового соглашения ВТО, включающего 159 стран мира.

Несмотря на возможное разобщение с ВТО, заключение ТТП позволяет предположить, что институциональные механизмы торгового сотрудничества начинают диверсифицироваться, удерживаясь при этом в рамках текущей приверженности ВТО к мультилатерализму.

Примечания:

1 Супачай Панитчпакди – подданный Королевства Таиланд, которое, в отличие от некоторых других своих партнёров по АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Малайзия и Сингапур), пока воздержалось от вступления в ТТП.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
08.03.2021

Александр Ломанов выступил по видеосвязи с докладом на Форуме аналитических центров и СМИ по глобальному экономическому развитию. Мероприятие организовали Китайская международная издательская группа, Китайский институт инновации и стратегии развития, французский Фонд перспектив и инноваций.

подробнее...

05.03.2021

Состоялась встреча Олега Давыдова с советником Посольства Республики Корея в Москве Ким Ги Хёком. Обсуждались вопросы, связанные с текущей ситуацией на Корейском полуострове, включая политику администрации США в отношении КНДР и по ядерной проблеме.

подробнее...

Вышли из печати