Десять лет назад Россия стала членом ВТО

479


used images: Russia map, WTO Logo// Internet

© Портанский А.П., 19.08.2022

22 августа 2012 г. Российская Федерация обрела полноправное членство во Всемирной торговой организации (ВТО). С той поры минуло десять лет.

Россия вела переговоры о присоединении к ВТО в течение 18 лет, опередив в этом плане Китай (15 лет). В разгар переговоров о присоединении представители экономического блока Правительства еще раз дали ясно понять, почему Россия присоединяется к организации: страна исчерпала возможность экономического роста, а тем более развития, на основе экспорта углеводородов. Необходимо взять курс на наращивание экспорта готовой продукции и услуг. Для этого, во-первых, нужна соответствующая модернизация внутри страны, во-вторых – членство в ВТО, ибо только оно обеспечивает свободный, недискриминационный доступ на мировые рынки.

Резюмируя многолетние переговоры о присоединении, можно с достаточной уверенностью сказать, что Россия получила вполне приемлемые, сбалансированные условия членства, которые с одной стороны обеспечивают достаточную защиту национального рынка, с другой открывают перед российским бизнесом возможность более свободной экспансии на внешних рынках.

Главный вопрос, который звучал все эти годы с разных сторон – что Россия получила от членства в ВТО? В этом вопросе не обошлось без некоторого заблуждения. Буквально на следующий день после обретения долгожданного места в ВТО многие, включая некоторых высокопоставленных чиновников, решили, что блага от присоединения должны свалиться на страну сразу, как манна небесная, т.е. без каких-либо усилий с нашей стороны. Ведь за плечами были 18 лет изнурительных переговоров, значит, после финиша должен быть приз полагали они.

“Работа внутри ВТО намного сложнее, чем работа по присоединению”, – одно из известных высказываний главного российского переговорщика – бывшего заместителя министра экономического развития и торговли профессора НИУ ВШЭ М.Ю. Медведкова. В Секретариате ВТО в Женеве можно услышать весьма близкие по смыслу слова: ВТО дает возможность, а не гарантию – это лишь 20% эффекта, остальные 80% достигаются внутри страны. Так, в общем-то, и произошло у нас. Немедленный эффект был, безусловно, получен – российская экономика в течение первых 2-х лет избавилась от ряда дискриминационных ограничений на внешних рынках, которые прямо нарушали правила ВТО и объем которых составлял порядка 2 млрд долл. в год. В первые годы после присоединения стал заметен рост российского экспорта в том числе продукции обрабатывающей промышленности. А, к примеру, объем производства сельхозпродукции в период 2012–2018 гг. увеличился более чем на 12% и с 2012 г. Россия стала нетто-экспортером многих сельхозтоваров, включая мед, семена специй и масличных культур, гречиху, просо, некоторые корнеплоды, макаронные изделия, мучные кондитерские изделия, мороженое, субпродукты животного происхождения, животные и растительные жиры и жмых. Это явилось результатом как внутреннего производства, так и упрощения доступа на внешние рынки.

Сразу после присоединения обнаружилась острая нехватка кадров в области торговой политики. Поэтому в течение определенного периода российской стороне приходилось нанимать иностранных адвокатов. В 2014 г. распоряжением Правительства РФ был создан “Центр экспертизы по вопросам Всемирной торговой организации”. И в последние годы юристы Центра вместе с экспертами Минэкономразвития достаточно успешно справлялись с задачами по обеспечению юридической защиты интересов российской стороны в торговых спорах. Показательными в этом плане кейсами можно считать оспаривание применения в ЕС практики так называемых энергокорректировок, не соответствующей правилам ВТО и направленной на фактическое подавление конкурентных преимуществ российских производителей металлопроката и удобрений.

После присоединения Россия получила возможность полноценного участия в многосторонних торговых переговорах, а следовательно, в выработке правил ВТО. И российская делегация весьма успешно начала реализовывать эту возможность уже через год после присоединения – на 9-й Министерской конференции ВТО на о. Бали в 2013 г., внеся конкретный вклад в принятие нового многостороннего соглашения об упрощении процедур торговли (TFA), которое снижает издержки, в том числе и наших экспортеров. Подписанные на следующей Министерской конференции в 2015 г. соглашения по экспортной конкуренции в сельском хозяйстве дали реальные преимущества российским производителям в сфере АПК в результате выравнивания условий конкуренции с производителями других стран, ранее получавшим экспортные субсидии.

Однако всё перечисленное как раз и соответствует пока примерно 20% эффекта. Остальные 80%, как отмечено выше, достигаются внутри страны. В последние годы перед завершением переговоров по присоединению ожидания будущих выгод были достаточно высоки. Был опубликован ряд прогнозов относительно предстоящих эффектов от присоединения к ВТО. Так, согласно оценкам Всемирного банка, через 5­-7 лет в экономику должно было поступать до $19 млрд в год. По данным тогдашнего вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина на апрель 2011 г., суммарный эффект от участия России в ВТО в долгосрочной перспективе должен был составить более 14% роста экономики в год. Публиковались и еще более оптимистичные прогнозы.

В основе всех этих позитивных сценариев и ожиданий лежал расчет на постепенное уверенное наращивание экспорта готовых товаров, т.е. не нефтяного экспорта (ННЭ), что должно было произойти в результате модернизационных реформ в экономике. Мировой опыт как раз свидетельствовал, что ощутимые выгоды от членства в ВТО наступают через 7-10 лет после присоединения.

Тем не менее заметных изменений в структуре российского экспорта до последнего времени не происходило. Согласно данным ФТС, в 2020 г. удельный вес топливно-энергетических товаров в структуре экспорта составил 49,6%. Доля экспорта машин и оборудования в январе–декабре 2020 года составила 7,4%, увеличившись на 0,8 процентных пункта по сравнению с 2019 г. В то же время в товарной структуре импорта наибольший удельный вес по-прежнему приходился на машины и оборудование – 47,6% (в январе-декабре 2019 года – 46,1%). При этом в товарной структуре импорта из стран дальнего зарубежья доля этих товаров была даже выше – 50,8% (в январе-декабре 2019 года – 49,3%)[1].

Особое сожаление вызывает утрата Россией в последние десятилетия лидерских позиций в некоторых секторах, связанных с высокими технологиями. Это относится, в частности, к космическим полетам или, говоря языком торговой политики, – к предоставлению международных услуг по выводу гражданских объектов на околоземную орбиту. СССР, как известно, являлся признанным лидером в данной сфере. Но в XXI в. ситуация стала меняться. Если в 1998 году РФ произвела 25 космических запусков, США – 36, Китай – 6, то к 2017 г. у американской SpaceX было уже 45% запусков, у Европейского космического агентства (ЕКА) – 40%, а у «Роскосмоса» только 15%. В 2018 г. Китай, произведя 35 запусков, обошел США с 30 запусками, а Россия заняла третье место со значительным отрывом – 16 запусков[2].

В 2020 г. отрыв России от Китая и США не изменился. С начала XXI в. Илон Маск демонстрирует, что частный бизнес может успешно работать в космической сфере. В России же в 2021 г. из-за невозможности преодоления бюрократических барьеров было объявлено о самоликвидации частной российской компании по развитию космического туризма “КосмоКурс”[3]. По схожим причинам бюрократического характера Россия опаздывает в настоящее время с внедрением современных телекоммуникационных сетей 5G, что является ключевым условием для обеспечения технологического лидерства в ближайшие годы[4].

Приведенные примеры, к сожалению, свидетельствуют об отсутствии устойчивого модернизационного тренда в российской экономике. Экономика России по-прежнему переживает системный кризис. По мнению бывшего министра экономики А. Нечаева, главной причиной стагнации, низкого уровня инвестиционной и инновационной активности является огосударствление экономики и, как следствие, подавление конкуренции, незащищенность частной собственности, высокий уровень административного и коррупционного давления на бизнес, неразвитость многих рыночных институтов[5]. В результате в ближайшие годы России вряд ли удастся достичь общемировых темпов роста.

Только отказ от существующей изжитой экономической модели с переходом на иную модель, предусматривающую проведение необходимых структурных реформ, направленных на модернизацию и развитие современных обрабатывающих отраслей, способен изменить ситуацию, кардинально диверсифицировать отечественный экспорт и позволить национальным производителям выйти на новые рынки, получив таким образом те самые масштабные выгоды от членства в ВТО[6]. Пока же упомянутые 80% эффекта от членства в ВТО остаются недополученными, хотя прошло достаточно времени в условиях свободного доступа российской продукции на внешние рынки. И причины этого никак не связаны с условиями нашего членства в ВТО или воздействием внешних факторов, а имеют сугубо внутреннюю природу.

В настоящее время в Правительстве, по поручению Президента, идет работа по актуализации стратегии участия страны во Всемирной торговой организации, для чего потребуется оценить меры государств-членов ВТО, которые ограничивают торговлю с Россией. Следует признать, что в условиях нынешнего санкционного давления, решение данной задачи будет вовсе не простым. Проблема в том, что введенные против России коллективным Западом санкции имеют политическую основу, и это сильно осложняет дело, ибо ВТО не занимается решением политических проблем.

Примечания:

[1] ФТС России: данные об экспорте-импорте России за январь-декабрь 2020 г. URL: https://customs.gov.ru/press/federal/document/267169
[2] Китай вышел на первое место в мире по числу космических пусков. РБК, 21.12.18. URL: https://www.rbc.ru/technology_and_media/21/12/2018/5c1cab859a794752496ff07e
[3] Частная компания по развитию космического туризма “КосмоКурс” объявила о ликвидации. Коммерсант, 06.04.21.
[4] РСПП попросил Мишустина разрешить зарубежные станции 5G на “полигонах”. РБК, 03.03.21.
[5] Андрей Нечаев знает, как вернуть в Россию экономический рост. Новые известия, 29.08.19.
[6] Портанский А.П. Сложный инструмент: что получила Россия от присоединения к ВТО. RBC, 22.08.17.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
04.10.2022

На сайте Российского совета по международным делам опубликована статья Никиты Белухина «Датское Содружество в прицеле великих держав» , посвящённая парадипломатии Гренландии и Фарерских островов и отношениям этих автономных территорий с Данией.

подробнее...

04.10.2022

В г. Светлогорске Калининградской области проходит Форум по вопросам безопасности и сотрудничества России и Белоруссии «Рубежи Союзного государства». В Форуме принимают участие Александр ДынкинФедор Войтоловский, Эдуард Соловьев и Иван Данилин.

подробнее...

Вышли из печати