Стратегическая кибернестабильность – возможны ли новые договоренности?

1039

used image: Cyber Security by Blue Coat Photos // www.flickr.com/photos/111692634@N04/

© Ромашкина Н.П., 18.10.2021

28 июля и 30 сентября 2021 года в Женеве прошли два раунда переговоров РФ–США по стратегической стабильности. Российскую межведомственную делегацию возглавил заместитель Министра иностранных дел РФ С.А. Рябков, американскую – первый заместитель государственного секретаря У. Шерман. На втором заседании было принято решение о формировании двух рабочих групп: Рабочей группы по принципам и задачам будущего контроля над вооружениями и Рабочей группы по потенциалам и действиям, способным производить стратегический эффект. После встреч этих групп было запланировано третье пленарное заседание. В рамках этого комплексного диалога в Женеве проходят экспертные консультации по кибербезопасности под эгидой советов безопасности России и США.

Таким образом, сегодня можно констатировать выход на новый формат проблемы обеспечения стратегической стабильности и влияния на ее уровень со стороны информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Речь идет не только о признании наличия этой проблемы, но и о возобновлении межгосударственных переговоров на высоком уровне по данной проблематике.

Ведь еще совсем недавно на самых различных площадках звучали мнения о том, что обсуждать даже на экспертном уровне вопросы увязки ядерных и кибер-проблем в военной области нецелесообразно, что никакие договоренности в этой области невозможны и так далее.

Однако естественный процесс развития научно-технического прогресса, в том числе в военной области и в сфере ИКТ, приводит к созданию новых возможностей как наступательных, так и оборонительных вооружений. В то же время естественное осознание уязвимости от ускоренного роста вероятности применения вредоносного ИКТ в военной сфере привели к тому, что эта тема обрела новый формат.

После Заявления Президента России В.В. Путина о комплексной программе мер по восстановлению российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности от 25 сентября 2020 года, а также предложений Президента в 2020-2021 годах о необходимости подписания двусторонних (между Россией и США) документов, в частности Двустороннего межправительственного соглашения о предотвращении инцидентов в информационном пространстве, а также универсальных международно-правовых договорённостей, направленных на предупреждение конфликтов и выстраивание взаимовыгодного партнёрства в мировом информационном пространстве[1], эта проблема обрела реальное воплощение.

Так, на брифинге для иностранных военных атташе 24 декабря 2020 года Начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии В.В. Герасимов отметил: «Военное противоборство распространяется на киберпространство и космос, в результате повышаются риски возникновения инцидентов из-за вмешательства в функционирование систем управления и обеспечения применения ядерного оружия… В этих условиях ключевым элементом обеспечения военной безопасности Российской Федерации остается ядерное сдерживание»[2].

Проблема влияния ИКТ на уровень международной безопасности и стратегической стабильности также звучала во многих выступлениях и на ежегодной Московской конференции по международной безопасности Министерства обороны России в июне 2021 года.

В своем докладе на открытии Конференции Министр обороны Российской Федерации С.К. Шойгу, говоря об актуальных проблемах международной безопасности, сообщил, что «Гиперзвук, цифровизация и роботизация выходят на первый план при разработке новых вооружений. Космос и киберпространство всё активнее вовлекаются в военное противоборство. В составе вооружённых сил ряда стран создаются космические и киберкомандования, главной задачей которых является не оборона, а планирование и проведение наступательных операций в соответствующих сферах. Бережное отношение к международным обязательствам подменяется односторонними санкциями и внедрением некоего порядка, основанного на неизвестно кем придуманных правилах. Мир стремительно погружается в новое противостояние, гораздо более опасное, чем во времена холодной войны»[3].

Логично, что во время военных учений передовых в военном отношении государств, указанная проблема уже учитывается. В России, по данным Министерства обороны, подобные задачи отрабатывались в ходе учения в Кемеровской области в сентябре 2021 года: связисты общевойскового объединения Центрального военного округа отразили кибератаку условного противника на засекреченные каналы связи и обеспечили скрытое управление войсками. По замыслу учения отрабатывался один из актуальных в настоящее время сценариев вредоносного использования ИКТ: условный противник предпринял попытку сетевой атаки на засекреченные каналы связи по управлению войсками с целью искажения и подмены передаваемой информации. В ответ на эти действия был организован непрерывный мониторинг работоспособности техники и создан специальный технологический барьер, препятствующий сетевой атаке. Получая информацию об очередной попытке кибератаки, операторы в ручном режиме производили блокировку атакованного канала связи и переходили на резервные проводные и спутниковые каналы связи[4].

Важнейшим фактором, определяющим выход указанной проблемы на новый уровень, стало объявление о запуске росийско-американского диалога по стратегической стабильности по итогам встречи президентов России и США В.В. Путина и Дж. Байдена в Женеве 16 июня 2021 года. В Совместном заявлении Президентов России и США по стратегической стабильности указано, что Россия и Соединенные Штаты будут участвовать в «интегрированном двустороннем диалоге о стратегической стабильности», цель которого «заложить основу для будущего контроля над вооружениями и мерам по снижению риска»[5]. После завершения саммита В.В. Путин назвал решение начать двусторонние консультации в сфере кибербезопасности «чрезвычайно важным» – как для Москвы и Вашингтона, так и для всего мира.

По заявлениям заместителя Министра иностранных дел С.А. Рябкова, в основе будущих договоренностей по стратегической стабильности должно лежать новое «уравнение безопасности», в котором учитывались бы все факторы, влияющие на эту сферу, в том числе стратегические оборонительные и наступательные вооружения в их взаимосвязи, а также стратегические наступательные вооружения в неядерном оснащении, то есть системы, позволяющие без применения ядерных боезарядов решать задачи стратегического характера в плане поражения целей на территории другой стороны. Архиважны заявления России о том, что в этом новом «уравнении безопасности» нужно учесть ситуацию в космосе, где нарастает опасность гонки вооружений, а также проблемы кибербезопасности[6].

Таким образом, переговоры по стратегической стабильности нацелены не только на достижение нового договора по ограничению стратегических ядерных вооружений. Планируется обсуждение мер прозрачности и снижения рисков непреднамеренной или преднамеренной эскалации с использованием ядерного оружия во время кризиса или конфликта. Кроме того, предполагается провести анализ выдвигаемых доктрин, которые могут усугубить напряженность или усложнить управление возникающими кризисами.

Однако существует огромное количество проблем, затрудняющих переговоры. Речь идет об отсутствии общего понимания даже самого термина «стратегическая стабильность», что можно было предвидеть после длительного вакуума – по сути, более 20 лет – конструктивного диалога между РФ и США по этой проблематике. Логично, что в таких условиях Россия и США предлагают разные концепции, и, следовательно, имеют разные приоритеты. Спорными и сложными для достижения компромисса ожидаемо являются вопросы противоракетной обороны США и их союзников; включение в диалог всех типов систем вооружений с возможным стратегическим эффектом– как ядерных, так и неядерных; стратегические системы доставки ядерных вооружений средней и межконтинентальной дальностей; тактическое ядерное оружие; деструктивное влияние ИКТ на военно-политические процессы и т.д., и т.д.

Поэтому обсуждение вопросов кибербезопасности в рамках этих комплексных переговоров в Женеве максимально важно. Речь идёт об очень широком спектре вопросов, которые появились за долгий период отсутствия продуктивного диалога. В частности, это озабоченности России в отношении планов США по противоракетной обороне, усиливающие угрозы от вредоносных ИКТ; рост рисков милитаризации космоса и интереса к новым типам противоспутникового оружия; вмешательство в выборы и др.

На данный момент прошло четыре раунда экспертных консультаций по вопросам кибербезопасности между РФ и США под эгидой советов безопасности двух стран. Кроме того, за истекший период продолжались контакты в формате видеоконференцсвязи на уровне экспертов, обмен посланиями и сигналами на уровне посольств.

Важнейшим результатом этой работы можно считать уже само начало российско-американского диалога по этим максимально актуальным и жизненно важным вопросам. Кроме того, по заявлениям сторон, уже отработан формат участников и практика обмена мнениями помимо проведения онлайн-встреч по закрытому каналу. Запланированы новые контакты в предстоящий период.

По заявлению посла России в Вашингтоне А.И. Антонова, «Есть небольшие, но конкретные результаты в сфере пресечения хакерской активности. Мы отвечаем на все озабоченности, которые Вашингтон передает нам по установленным каналам»[7].

Однако американская сторона, пытаясь добиться односторонних преимуществ, на переговорах по кибербезопасности стремится всю работу сфокусировать исключительно на своих интересах, игнорируя российские озабоченности. Россия готова обсуждать с американцами то, что их интересует (сейчас это, прежде всего, пресечение деятельности хакерских группировок, атакующих объекты в США при помощи вирусов-вымогателей), но считает, что разговор по этой теме должен включать не только обсуждение нападения каких-то группировок на мясокомбинат с целью получения выкупа, но и многие другие аспекты: «При всем значении, которое американская сторона придает тому, что она считает хакерскими атаками кибермошенников, мы должны посмотреть на кибербезопасность и с точки зрения более прямой связки с задачей укрепления стратегической стабильности в целом»[8]. Россия, в частности, считает важным обсудить риски кибератак на элементы системы управления вооруженными силами.

Расширение тематики и повестки дня с учетом интересов России, по-прежнему, является важнейшей задачей профессионалов из различных областей, но на данном этапе, уже в первую очередь, российской дипломатии. Сдвиги в этом направлении есть, но они недостаточны. По мнению МИД России, говорить о каких-либо договоренностях обязывающего характера в этой сфере пока преждевременно, так как пока нет опыта в разработке договоренностей обязывающего характера в этой сфере в связи с задачей укрепления стратегической стабильности[9].

Действительно, проблемы разработки мер транспарентности, доверия и предсказуемости, согласования и проверки в отношении ограничений или отказа от кибервооружений сейчас могут казаться неразрешимыми, но уже сегодня необходимо приложить максимум усилий для развития диалога РФ и США, в конечном счете нацеленного на разработку и подписание документа, политически обязывающего государства отказаться от кибератак на стратегические управляющие системы друг друга для предотвращения непреднамеренного обмена ядерными ударами.

Россия рассчитывает, что диалог с США по кибербезопасности станет регулярным, если будет обсуждаться широкая повестка дня.

В контексте нового формата проблемы влияния ИКТ на уровень стратегической стабильности в настоящее время достаточно остро встает вопрос о перспективах подписания юридически обязывающих документов. Это связано со следующей проблемой. С одной стороны, в настоящее время новейшие системы оружия и военные технологии, в том числе ИКТ, создают трудности для развития контрольно-ограничительных режимов в отношении стратегической стабильности. С другой стороны, новые ИКТ-возможности объективно добавляют неопределенности, а, следовательно, повышают риски начала ядерной войны. А значит, способствуют осознанию этой глобальной угрозы, осознанию равной для всех субъектов стратегической стабильности уязвимости. А это, как доказывает история, в результате приводит к достижению компромисса, который необходим и неизбежен в целях снижения количества конфликтов с высокой вероятностью эскалации к широкомасштабной ядерной войне.

При этом осознание необходимости сохранения и развития системы контроля над вооружениями, его адаптации к наличию новых дестабилизирующих факторов, в числе которых – ИКТ, играет глобальную роль. Безусловно, на пути к новым договоренностям целесообразно продуктивно использовать многолетний опыт России (СССР) и США последовательно добиваться соглашений.

«Как бывало и в прошлом, не все инновационные технологии можно уже сейчас взять под контроль (автономные системы, орбитальные вооружения, оружие направленной энергии, киберсредства). Однако это не причина отказываться от переговоров по вопросам, которые можно и нужно решить в ближайшее время. Более того, продолжение продуктивного переговорного процесса – при ведущей роли России и США – является непременным условием последующего включения новейших вооружений и технологий в договорноправовые режимы. Это необходимо и для будущей перестройки системы контроля над вооружениями с двустороннего на многосторонние форматы»[10].

В недавнем интервью, говоря о проблеме кибербезопасности, Директор Службы внешней разведки России С.Е. Нарышкин отметил: «Конечно, мы следим за развитием в этой сфере, потому что мы не должны отстать, и мы должны обеспечить национальную безопасность, включая кибербезопасность... Мы видим, как наши партнеры наращивают свой наступательный киберпотенциал как в Соединенных Штатах, так и странах-членах НАТО, но я могу заверить, что Россия способна обеспечить и обеспечит информационную безопасность. Россия вносит свой вклад в создание системы глобальной безопасности в киберсфере»[11].

Логично предполагать, что одной из важнейших задач при этом является международно-правовое обеспечение стратегической стабильности с учетом ИКТ-угроз.

Примечания:

[1] Заявление Владимира Путина о комплексной программе мер по восстановлению российско-американского сотрудничества в области международной информационной безопасности. 25 сентября 2020 года // http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/statements/64086.
[2] Начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов провел брифинг для иностранных военных атташе. Официальный сайт Министерства обороны Российской Федерации // https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12331668@egNews.
[3] Министр обороны Российской Федерации открыл IX Московскую конференцию по международной безопасности. Официальный сайт Министерства обороны Российской Федерации // https://mil.ru/mcis/news/more.htm?id=12368274@egNews.
[4] Связисты ЦВО отразили кибератаку условного противника на засекреченные каналы связи. Официальный сайт Министерства обороны Российской Федерации // https://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12384785@egNews.
[5] Совместное заявление Президентов России и США по стратегической стабильности. Президент России // http://www.kremlin.ru/supplement/5658.
[6] Рябков: новое «уравнение безопасности» с США должно учитывать тематику кибербезопасности. ТАСС // https://tass.ru/politika/11535921.
[7] Посол Антонов рассказал о результатах диалога с США по кибербезопасности. РИА Новости // https://ria.ru/20211012/kiberbezopasnost-1754295082.html.
[8] Рябков: Россия и США провели уже четыре раунда консультаций по кибербезопасности. Коммерсантъ // https://www.kommersant.ru/doc/4910861?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop.
[9] Ждем «предметной реакции». Рябков дал оценку переговорам с США в Женеве. 28.07.2021. РИА-Новости // https://radiosputnik.ria.ru/20210728/ryabkov-1743345002.html?chat_room_id=1743345002.
[10] Арбатов А.Г. Стратегическая стабильность – оружие и дипломатия. – М.: Изд-во «Весь Мир», 2021. – 432 с. – ISBN 978-5-7777-0810-6.
[11] Dumb intelligence? Sergey Naryshkin, director of the Russian Foreign Intelligence Service. 26 Sep, 2021 // https://www.rt.com/shows/worlds-apart-oksana-boyko/535830-intelligence-information-dumb-naryshkin/.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
26.11.2021

Сотрудники Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО им. Примакова РАН приняли участие в корейско-российской международной конференции мозговых центров «THE FUTURE OF NORTHEAST ASIA AND KOREA-RUSSIA RELATIONS».

подробнее...

25.11.2021

В журнале «Международная жизнь» № 11 за 2021 год вышла рецензия на монографию ИМЭМО РАН – Ромашкина Н.П., Марков А.С., Стефанович Д.В. «Международная безопасность, стратегическая стабильность и информационные технологии». Публикация сможет оказать помощь государственным деятелям и общественности в понимании основных военно-политических аспектов проблемы информационной безопасности как в национальном, так и международном ее измерениях.

подробнее...

Вышли из печати