Северная Европа: прессинг Пекина для продвижения своих инвестиций

745

© Воронов К.В., 31.03.2020

Малые страны Северной Европы не являются исключением в процессе экспансии инвестиций из КНР. Они остаются привлекательными объектами вложений для зарубежных инвесторов: у них стабильные и открытые системы экономики, высокие доходы населения, соответствующие знания и необходимые технологические навыки etc.[i] Однако в скандинавских странах и Финляндии общественное настроение относительно привлечения китайских капиталов в последнее время стали меняться с позитивного, на осторожное и даже негативное.

Иностранные инвестиции в Европе традиционно подвергались незначительному регулированию, формальным ограничениям. Однако с середины 2010-х годов после массового прихода на европейские рынки «стратегических покупателей» таких как Китай, произошли быстрые изменения в представлениях западной общественности относительно прямых инвестиций из КНР. Европейские государства стали более осторожны, они стали уделять больше внимания принципам взаимности, потенциальным рискам национальной безопасности, связанным с иностранными инвестициями, особенно в отношении критически важной собственной государственной и хозяйственной инфраструктуры. Таким образом, иностранные инвестиции попали в фокус европейской и национальной безопасности как со стороны властей, так и общественности. Дополнительно к этому, Европейский союз стал внедрять новые механизмы контроля иностранных вливаний. ЕС в апреле 2019 г. запустил механизм проверки иностранных инвестиций по всему пространству объединения. Система направлена на постепенное сближение национальных систем проверки и дает Европейской комиссии (КЕС) возможность принимать решения по сделкам, которые затрагивают сразу несколько стран-членов ЕС или касаются его более широких интересов.

Страны Северной Европы также находятся в процессе ужесточения своих правил, регламентаций, ограничений в отношении иностранных инвестиций, подготовки национальных механизмов их проверки. В настоящее время Китай, его крупные госкомпании, прочие хозяйственные субъекты занимают все более заметное место в ежегодных оценках угроз северных контр- и разведывательных спецслужб. В целом общественно-политические настроения среди северян заметно меняются, а текущий курс властей стремится соответствовать новым параметрам современной геополитики. В 2018 г. в Осло был принят закон, позволяющий правительству блокировать иностранные инвестиции по соображениям национальной безопасности. По мере того, как страны Северной Европы пересматривают свои позиции в отношении приходящих сюда заметных китайских капиталов, последние события показывают, что поведение Китая в субрегионе становится все более активным и напористым.

Так, в Норвегии общенациональная телекоммуникационная компания Telenor, в которой государство владеет 54% акций, выбрала на перспективу в качестве главного технологического партнера для сетей 5G шведскую компанию Ericsson, а не раскрученную китайскую Huawei. Контракт с Huawei на развертывание сети 5G и установку камер распознавания лиц мог бы создать проблемы с точки зрения законодательства ЕС о конфиденциальности и защите персональных данных, а также с точки зрения национальной безопасности страны. Норвежские власти, которые приняли это решение, были крайне обеспокоены тем, как отреагирует Пекин и как эта реакция повлияет на двусторонние норвежско-китайские отношения[ii].

В Швеции привычная риторика китайского посла осуждать местных журналистов, регулярно публично обижаться на выступление местных СМИ вызвала широкое общественное возмущение[iii].

В Дании был ряд подобных инцидентов после того, как газета Jyllands-Posten опубликовала видеоизображение, в котором вирус COVID-19 изображен в виде пяти золотых звезд на красном китайском флаге. Датские власти отвергли требования Китая о «публичном извинении за оскорбление чувств китайского народа». Глава правительства страны М. Фредериксен объяснила свой отказ «широтой свободы слова» в королевстве, хотя и выразила соболезнования в связи со вспышкой коронавируса в Поднебесной[iv].

В Финляндии также происходят аналогичные изменения в общественных взглядах на инвестиции из КНР, несмотря на завидную динамику двусторонних макроэкономических связей (в 2017 г. президент С. Ниинисте посетил с официальным визитом Пекин, а 2018 г. в свою очередь Си Цзиньпин – Хельсинки). Суоми перешла, похоже, от чисто «меркантилистского гостеприимства», оказываемого китайским капиталам, к явно обеспокоенному, критическому подходу[v].

К тому же эти недавние знаковые события проходили на фоне активного культурно-политического наступления дипломатических представительств Китая в странах Северной Европы, которые энергично проводили здесь ярмарки, выставки, презентации, музыкальные и театральные премьеры. Однако печальные события в связи с распространением коронавируса COVID-19 из далекого г. Уханя существенно подпортили на Севере имидж Поднебесной как безупречного динамичного мирового гиганта.

Чтобы исследовать недостаточно изученные аспекты проблемы прямых иностранных инвестиций, особенно из стран-членов Евросоюза, Китая и России, был реализован исследовательский проект в Норвежском институте внешней политики (NUPI). Этот авторитетный think tank в Осло недавно провел всесторонний опрос общественного мнения среди почти 5000 человек в Норвегии, Дании, Финляндии, Швеции и Исландии. Было установлено, что граждане, скорее всего, будут рассматривать механизмы проверки иностранных инвестиций как законный инструмент, по крайней мере, когда правительства не применяют их чрезмерно. Существует серьезная обеспокоенность по поводу потенциальных негативных последствий использования иностранных инвестиций в некоторых секторах, таких как энергетика, природные ресурсы, инфраструктура и др. Этот опрос также обнаружил определенные различия между возрастными группами во всех северных странах[vi].

Экономики малых стран Северной Европы всегда были более открыты, чем некоторых крупных европейских держав. Для правительств северных стран открытый поток внутренних и внешних инвестиций был всегда важен для повышения хозяйственной конкурентоспособности, экономического роста, социального развития. Следовательно, можно ожидать, что широкая общественность в этих странах будет более склонна к экономически либеральному подходу, предпочитая открытую экономику, а не строгий госконтроль за инвестициями. Опрос оказывает некоторую поддержку этой позиции. В скандинавских странах 31% граждан явно положительно относятся к иностранным инвестициям, и только 17% – отрицательно. Тем не менее, страна происхождения инвестиций имеет значение: во всех скандинавских странах, кроме Исландии.  Люди рассматривают иностранные инвестиции из стран-членов ЕС более позитивно, чем из России и Китая. Примечательно, что во всех северных странах проявляется несколько более негативное отношение к инвестициям из России, чем из КНР[vii].

Отношения северных стран к иностранным инвестициям также различаются в зависимости от их вложения в тот или иной сектор экономики. Открытием является то, что природные ресурсы для северян имеют особый уникальный статус. Респонденты во всех скандинавских странах более негативно относятся к иностранным инвестициям в природные ресурсы, чем в другие секторы, независимо от страны-инвестора. Это связано, возможно, с понятиями суверенитета и национального контроля для малых страх, что может указывать на существующий потенциал для протекционистских настроений, обоснований режимов госконтроля над инвестициями. На другом конце спектра наблюдается меньший скептицизм в отношении китайских и российских инвестиций в розничную торговлю, чем в такие сектора, как передовые технологии и инфраструктура. Молодые респонденты, особенно в возрасте до 35 лет, значительно менее скептически относятся к инвестициям из Китая и России, чем другие группы возрастных граждан. Те, кто выразил негативное отношение к китайским инвестициям (67%), чаще всего упоминали контроль над природными ресурсами и проблемы безопасности. Граждане младших возрастов, по-видимому, оценивают риски по-другому. Респонденты в возрасте 18–22 лет выражали меньшую озабоченность по поводу контроля над природными ресурсами или безопасностью, чем пожилые люди, вместо этого они ссылались на риски, связанные с окружающей средой (57%), коррупцией и условиями труда, в качестве основных причин их негативного отношения к китайским инвестициям. Эти выводы могут иметь, как считают эксперты, последствия для Европейского союза и Европы в целом. Хотя необходимы дальнейшие исследования в этой сфере, проект NUPI показывает, что существует некоторая межстрановая конвергенция: доверие к инвестициям со стороны других стран ЕС, как правило, более высокое, в то время как наличествуют серьезные опасения в отношении инвестиций со стороны Китая, РФ, КСА, ОАЭ еtс.[viii]

Таким образом, можно резюмировать,  результаты исследования указывают на две конкретные проблемы для будущей европейской политики. Во-первых,   различия между поколениями в восприятии рисков, связанных с иностранными инвестициями и возможными инвесторами; во-вторых,  граждане могут быть основательно восприимчивы к протекционистским аргументам, особенно с учетом обеспокоенности общественности по поводу контроля над природными ресурсами. Учитывая, что Пекин сопровождает экспансию своего капитала в «интегрирующуюся Европу» совместно с политическим прессингом на страны-реципиенты, европейским властям и регулирующим органам будет, вероятно, достаточно непросто найти правильный баланс между защитой интересов своей национальной безопасности (в случаях, когда массовидные инвестиции иностранцев представляют очевидный риск) и избеганием нежелательного экономического протекционизма. Особой сферой контроля служит также гражданский демократический контроль, мониторинг и оценка общественности, по крайней мере тогда, когда правительства не применяют его должным образом. Необходимость обмениваться информацией и передовой практикой по снижению потенциальных рисков, может стать преимуществом, как и общественная поддержка единой европейской политики по проверке зарубежных инвестиций. Результаты указанного опроса, проведенного NUPI,  очевидно подтверждают  эту расширящуюся тенденцию.

Примечания:

[i] Китай за год сократил прямые инвестиции в Северную Америку и ЕС на 73%. 14 января 2019. https://www.interfax.ru/business/646096

[ii] Podkast: Huawei - en risiko eller ikke? 7. mars 2019. https://www.nupi.no/Nyheter/Podkast-Huawei-en-risiko-eller-ikke

[iii] См. подробнее: актуальный комментарий на сайте ИМЭМО РАН 07.02.2020. Воронов К. Пустяковый полит-дипломатический спор Китая со Швецией – серьезное предупреждение ЕС https://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=5642

[iv] Дунаевский И. Датчане отказались извиняться за карикатуру с коронавирусом на флаге. RG.ru. 29.01.2020. https://rg.ru/2020/01/29/datchane-otkazalis-izviniatsia-za-karikaturu-s-koronavirusom-na-flage.html

[v] Китайцы стали инвестировать в финский бизнес. 27-06-2018. https://fintegra.fi/китайцы-стали-инвестировать-в-фински/

[vi] Nordmenn skeptiske til investeringar frå Russland og Kina. 2. mars 2020. https://www.nupi.no/nupi/Nyheter/Nordmenn-skeptiske-til-investeringar-fraa-Russland-og-Kina

[vii] Andersen M. S. og Sverdrup U. Holdninger til utenlandske investeringer fra Kina i de nordiske land. International politikk, Oslo, Vol 78 Nr 1 (2020), side 106–116. https://tidsskriftet-ip.no/index.php/intpol/article/view/2086/4027

[viii]Andersen M. S., Hiim H. and Sverdrup U. The Nordic shift: China’s uphill battle for public approval in northern Europe. 18th March, 2020 https://www.ecfr.eu/article/commentary_the_nordic_shift_chinas_uphill_battle_for_public_approval_in_nor


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
20.05.2020

Елена Кузьмина приняла участие в экспертном вебинаре «Председательство Беларуси в ЕАЭС: стратегии развития евразийской интеграции».

подробнее...

19.05.2020

Для членов Совета молодых ученых состоялась лекция Александра Ломанова «Китай в посткризисном мире: статус и возможности».

подробнее...

Вышли из печати