Рейтинг «мягкой силы» The Soft Power 30

12342

© 22.07.2015, Харитонова Е.М.

В июле 2015 г. международная консалтинговая компания Portland опубликовала рейтинг «мягкой силы» государств мира под названием The Soft Power 30. Согласно его результатам, Великобритания является мировым лидером с точки зрения «мягкой силы», за ней следуют Германия и США. Китай занял 30-е место в данном рейтинге, Россия же не попала в первую тридцатку1.

The Soft Power 30 дополнил список существующих попыток измерить «мягкую силу» стран и сопоставить их между собой. Его автор, Джонатан МакКлори, руководил созданием первого комбинированного рейтинга в этой области – исследования Soft Power Index, которое начиная с 2010 г. ежегодно публиковалось британской некоммерческой организацией Институт управления (Institute for Government) в партнерстве с британским журналом Monocle2.   Рейтинг The Soft Power 30 также использует данные, полученные с помощью исследования общественного мнения.  Однако, результаты опросов, в которых участвовали 7500 человек в 20 странах мира, в меньшей степени влияют на общий результат, чем другие показатели. По словам авторов рейтинга, предпочтение «объективным данным» объясняется стремлением оценить, прежде всего, ресурсы или «активы» мягкой силы, которыми обладает та или иная страна.

Термин «мягкая сила» (soft power) был предложен американским политологом Джозефом Наем в конце прошлого столетия. В статье с одноименным названием, опубликованной в журнале Foreign Policy в 1990 г., он рассуждает о распределении сил в мире, возникшем после окончания «холодной войны»3, В этом изменившемся мире возрастает роль информационных технологий и коммуникаций,  успешность государства зависит не только от военной или экономической мощи, но и от способности быть привлекательным и добиваться того, чтобы «другие хотели того же, чего хочешь ты».  В  дальнейших работах Дж. Най развивает и дополняет свои идеи, однако понятие «мягкая сила» – то есть сила, основанная на привлекательности национальной культуры, ценностей и внешней политики – остается центральным в его концепции и противопоставляется силе «жесткой», базирующейся на принуждении или подкупе. Позднее он также добавляет термин «умная сила» (smart power) для обозначения сочетания «мягкой» и «жесткой» силы.

В предисловии к публикации рейтинга The Soft Power 30 Дж. Най в очередной раз пишет о возрастающей роли «мягкой силы» в международных отношениях. По его словам, для достижения желаемых результатов правительства должны, прежде всего, оценить имеющиеся в их распоряжении ресурсы и понять, где они могут быть применены.

Таким образом, составители исследования и сам Дж. Най в первую очередь делают акцент на измерении существующего потенциала «мягкой силы» государств и лишь затем – на результатах, которые могут быть достигнуты при его эффективном использовании. Оценка «мягкой силы» в рамках исследования The Soft Power 30 проводится на основании 65 показателей, распределенных по шести категориям. В качестве критериев, в частности, рассматриваются позиции стран в других рейтингах, таких как Индекс восприятия коррупции международной неправительственной организации Transparency International или ранжирование национальных футбольных сборных Международной федерации футбола (ФИФА). Кроме того используются самые различные данные, например, статистика туристической отрасли, объем расходов на образование, уровень грамотности населения, количество зарубежных представительств, число подписчиков официальных страниц глав государств в социальных сетях или наличие на территории страны объектов из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Лидерские позиции западных держав в итоговой таблице данного рейтинга, безусловно, не являются сюрпризом. Сама по себе идея «мягкой силы», разработанная Дж. Наем, подразумевает взгляд на мир с позиции США и запада в целом, задавая тем самым дискурс, которому неизбежно приходится следовать другим участникам международных отношений. Именно это, по мнению исследователя британского Королевского колледжа Ю. Киселевой, объясняет двойственное отношение российских политических деятелей к данной концепции. С одной стороны, «мягкая сила» представляется средством для упрочения позиций страны на международной арене, но одновременно с самого начала задает определенные рамки и стандарты, соответствующие, прежде всего, западным ценностям, нормам и идеалам как единственно возможным4.

Вполне ожидаемо и первое место Великобритании в указанном рейтинге. Если не западным державам, в том числе, России и Китаю, неизбежно приходится подстраиваться под лидеров и искать свое место в заданной системе координат для увеличения собственной «мягкой силы», то Соединенное Королевство, напротив, принадлежит к числу создателей такой системы. По выражению премьер-министра Дэвида Кэмерона, страна является «сверхдержавой с точки зрения ‘мягкой силы’» (soft power superpower)5. Его слова подтверждаются высокими позициями Великобритании и в других рейтингах, относящихся к измерению привлекательности страны, в том числе, основанных на опросах общественного мнения. Успехи Британии объясняются не только наличием определенных преимуществ перед другими государствами, но главным образом тем, как именно она использует существующие ресурсы для формирования благоприятной внешней среды. На протяжении длительного времени представители британских элит предпринимали немалые усилия для того, чтобы создать институты и механизмы, транслирующие британскую «мягкую силу» в разных странах мира и позволяющие добиваться поставленных целей. В качестве примеров можно перечислить Всемирную службу Би-Би-Си, Британский совет, стипендиальные программы для студентов из-за рубежа, масштабную деятельность по развитию туризма и по содействию международному развитию. Позиции британских университетов в мировых рейтингах и репутация национального образования не только вносят вклад в увеличение «мягкой силы» государства, но и работают на достижение экономических показателей. Так, в 2011 г. доходы страны от экспорта образования составили 17,5 млрд. ф. ст.6 Великобритания также уделяет значительное внимание деятельности, направленной на усиление координации между различными акторами, а также на мониторинг и оценку эффективности реализуемых программ.

Однако  представители британского истеблишмента осознают и стоящие сегодня перед Британией вызовы. Трансформация существующей системы мирового порядка и появление новых центров силы требует от страны активизации работы на всех направлениях. Так, комитет по «мягкой силе» и влиянию Великобритании, созданный в Палате лордов в рамках парламентской сессии 2013-2014 гг. заключает, что Британия должна более активно и гибко взаимодействовать с «сетевыми структурами будущего», такими как Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Африканский союз, лига Арабских государств и т.п.7. Кроме того, ряд существующих тенденций вызывает тревогу британских экспертов. Так, по словам представителя британского аналитического центра Королевский институт международных отношений (также известного как Чэтэм-хаус) Робина Ниблетта, перспектива выхода страны из Европейского союза представляет величайший риск для «мягкой силы» Великобритании8.

Авторы рейтинга «мягкой силы» The Soft Power 30 также не оставляют без внимания трудности, стоящие перед сегодняшними лидерами. Новые вызовы связаны и с финансовыми ограничениями (так, например, государственное финансирование программ Британского совета в 2013-2014 гг. уменьшилось на 25%, по сравнению с 2010-2011 гг.) и со стремительным развитием информационных технологий и возрастающей ролью социальных сетей, а также с влиянием многих других факторов. Таким образом, данный рейтинг призван не только зафиксировать существующее положение дел, но и привлечь внимание участников международных отношений к необходимости активизировать деятельность, направленную на увеличение «мягкой силы». Публикуя результаты исследования, компания Portland тем самым заявляет о себе как об эксперте в этой области и рекламирует свои услуги в области международных коммуникаций, связей с общественностью и брендинга. Интерес коммерческих компаний к тематике «мягкой силы» и другим близким направлениям, а также увеличение конкуренции в этой сфере свидетельствует о том, что концепция, предложенная Дж. Наем, по-прежнему продолжает быть актуальной.

Примечания:

1 См.: McClory, J. The Soft Power 30. Portland, 2015. Available at: http://softpower30.portland-communications.com/pdfs/the_soft_power_30.pdf.

2 См. напр.: McClory, J. The New Persuaders III. A 2012 Global Ranking of Soft Power. Available at: http://www.instituteforgovernment.org.uk/sites/default/files/publications/The%20new%20persuaders%20III_0.pdf.

3 См.: Nye, J. Soft Power. Foreign Policy, No. 80, Twentieth Anniversary (Autumn, 1990), pp. 153-171.

4 Kiseleva, Y. Russia's Soft Power Discourse: Identity, Status and the Attraction of Power. Politics, 2015. doi: 10.1111/1467-9256.12100.

5 Riley-Smith, B. David Cameron: take pride in shared roots. The Telegraph,  08.02.2014. Available at: http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/scotland/10625976/David-Cameron-take-pride-in-shared-roots.html.

6 International Education Strategy: global growth and prosperity. 29.07.2013. The Department for Business, Innovation and Skills (BIS). London. Available at: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/340601/bis-13-1082-international-education-accompanying-analytical-narrative-revised.pdf (accessed 10.02.2015).

7 См.: UK House of Lords (2014). Persuasion and power in the modern world: House of Lords paper 150. Session 2013-14. S.l., Stationery office, 2014. p. 81.

8 См.: UK House of Lords. Soft Power and the UK’s Influence Committee. Oral and written evidence. V.2 p. 736.


Комментарии (1)

Надежда Асатиани

Лена, вы отмечаете, что "по словам представителя британского аналитического центра Чэтэм-хаус Робина Ниблетта, перспектива выхода страны из Европейского союза представляет величайший риск для «мягкой силы» Великобритании". Не могли бы вы дать оценку нынешнему состоянию "мягкой силы" Великобритании, после ее выхода из ЕС? Спасибо! С уважением, Н.Асатиани. 04.09.2016.


Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
22.02.2024

В Нью-Дели состоялось подписание меморандума о взаимопонимании Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е. М. Примакова Российской академии наук и Центра исследования боевой деятельности сухопутных войск Индии.

подробнее...

21.02.2024

Состоялось очередное заседание научно-теоретического семинара ЦСЭПИ по теме «Наука, религия, общество в динамике современного мира». С докладом выступил Евгений Рашковский.

подробнее...

Вышли из печати