Растущая активность банков БРИКС

2210

© 04.09.2017, Брагина Е.А.

photo from nsn.fm

В рамках БРИКС по инициативе Китая, поддержанной остальными членами этой международной организации, в её структуре  в 2013–2014 гг. были созданы два финансовых института – Новый банк развития (НБР) и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Идея их создания была впервые высказана в 2013г. Си Цзиньпином, лидером КНР, что связано со стремлением её руководства существенно повысить свое влияние не только в регионе, но и в мировом хозяйстве. Этой задаче отвечала возможность использовать собственные крупные резервы иностранной валюты, накопленные Китаем за предыдущие годы активной внешнеторговой политики, ориентированной на экспорт. В июне 2017 г. его золотовалютные резервы составляли 3056,7 млрд долл., что кратно превышало этот суммарный показатель остальных членов БРИКС1. Ещё одним немаловажным фактором стало наметившееся замедление темпов роста экономики Китая.

Создание в рамках БРИКС собственных банковских учреждений отвечало долгосрочным интересам развития остальных стран-участниц, поддержавших этот проект. В относительно короткие сроки было проведено официальное утверждение организационных структур новых институтов, определены источники их средств, предназначенных для ведения банковских операций и их основные направления. Началось формирование их собственных позиций в международных финансовых взаимосвязях. Основным направлением деятельности «новичков» было признано финансирование крупных инвестиционных проектов в странах с растущими экономиками. Сфера рабочих интересов обоих банков включает, прежде всего, страны – члены БРИКС, а также государства АТР, стремящиеся ускорить хозяйственный рост. Уже первые месяцы деятельности банков показали интерес к ним значительного числа государств, что было наглядным подтверждением спроса на внешние ресурсы в масштабах мировой экономики.

Выбор инвестиционной политики банков в немалой степени был обусловлен растущими темпами экономического развития ряда стран азиатского региона, их острой потребностью в финансовых вливаниях. По прогнозу Всемирного банка, в период до 2050 г. наиболее высокими темпами будут расти такие страны этого региона как Индия, Бангладеш, Пакистан, Вьетнам. Все они многонаселенные, с низким уровнем дохода на душу населения, нуждающиеся в притоке средств извне не только для поддержания роста, но и его модернизации. Азиатский банк развития (АБР) с сильным влиянием Японии, традиционно работающий в АТР, ныне не отвечает резко возросшим потребностям государств региона в долгосрочном финансировании.

Актуальность создания банков в структуре БРИКС, как современных финансовых институтов для решения масштабных хозяйственных проблем, подтверждена быстрым увеличением числа стран, стремящихся стать их бенефициарами. Капитал каждого из двух банков составляет 100 млрд. долл. В перспективе инвестирование этих средств за рубежом, способно обеспечить КНР, наиболее кредитоспособному члену  БРИКС, долгосрочные политические и экономические дивиденды. Как показал первый же год существования НБР и АБИИ, интерес к ним проявили государства далеко за пределами АТР.

Стремление подключиться к новым банкам, получить доступ к заемным средствам, обусловлено возможностью ускорить становление/модернизацию национальной базовой социально-экономической инфраструктуры, что соответствовало, хотя и в разной степени, долгосрочным потребностям подавляющего большинства стран в мировом хозяйстве. Для реализации таких программ необходимы крупные долгосрочные инвестиции, которые не способны предоставить обычные коммерческие банки. Например, в 2016 г. НБР одобрил семь проектов по развитию экологически чистой и возобновляемой энергетики и транспорта на общую сумму более чем 1,5 млрд долл2. Роль КНР, помимо финансовой компоненты, связанной с банками БРИКС, возрастает, так как согласно Глобальному инновационному индексу ООН 2017 г., страна заняла пятое место в Азии по уровню инновационного развития. Это предполагает возможность использования её новых технологий в ходе реализации проектов с китайским участием3.

Заемное финансирование, намеченное в качестве одной из основных задач для обоих банков БРИКС, существенно повышает их авторитет и привлекательность как международных финансовых институтов. Следствием становятся принципиальные изменения в мировой финансовой системе в целом, новое соотношение сил в чувствительной экономической, соответственно, и политической сферах мирового хозяйства. Банки БРИКС  на начальных этапах своей работы не стремятся отмежеваться от уже существующих международных финансовых учреждений, активно сотрудничают с большинством из них. Так, было подписано рамочное соглашение АБИИ и АБР о совместной работе по выполнению ряда проектов. Появлявшиеся в печати предположения, что МБРР и МВФ будут вынуждены уступить свои позиции в глобальных финансовых процессах банкам БРИКС, не отвечают реалиям современного этапа. Активная конкуренция между ними на современном этапе не формируется в силу высокого мирового спроса на финансовые ресурсы, и он растет. В середине 2017 г. президент НБР К. В. Каматх заявил о стремлении получить  уже в четвертом квартале этого года международный рейтинг, что позволит банку привлекать денежные средства на международных рынках капитала. Он высказал также надежду, что инвестиционный портфель банка в текущем году, возможно, удвоит показатели 2016 г. по объему одобренных советом директоров НРБ проектов до 2,5 - 3 млрд долл. Предполагается рассмотреть и принять 10 - 15 проектов, по два–три от каждой из пяти стран - членов БРИКС. В их числе два проекта, предложенных для реализации в России на общую сумму 560 млн долл. По словам президента НРБ, в основе работы банка и впредь будут проекты в сферах устойчивого развития и инфраструктуры, способствующей такому развитию. Упоминание устойчивого развития, популярной социально-экономической категории, рождает вопрос, насколько возможно такое развитие в современном высоко динамичном мировом хозяйстве, подверженном резким изменениям под воздействием новых цифровых технологий, и какой временной период можно считать практической реализацией устойчивого развития. Эти попутные замечания не снижают усиливающейся роли НРБ и АБИИ в системе БРИКС, ставящих целью укрепление инфраструктурной основы растущих экономик.

В одном из своих выступлений президент НБР особо подчеркнул необходимость усилить роль национальных валют пяти членов БРИКС в реализации проектов, что, по его мнению, снизит опасность их волатильности. Здравая позиция, но трудно реализуемая в условиях увеличивающейся инфляции в Индии, ЮАР, не говоря уже о Бразилии. Заслуживает внимания одно из выступлений К. Каматха в 2017 г., подчеркнувшего наличие в портфеле банка проектов, предполагающих совершенствование  государственных механизмов в странах БРИКС. Возникает вопрос - не является ли такое финансирование косвенным вторжением во внутреннюю политику государств – членов организации? Дирекция НРБ рассматривает более двух десятков новых проектов с общим объемом финансирования порядка 6 млрд  долл. Они будут реализованы в пяти странах – членах БРИКС в ближайшие два года. Самые крупные средства намечено выделить на осуществление пяти проектов в Китае (1,7 млрд долл., суверенный заем), шести - в Индии (1,8 млрд долл., также суверенный заем)4. Не совсем ясно, почему займы, предназначенные двум крупнейшим экономикам в составе БРИКС, обозначены как суверенные, т.е. с высокой степенью риска, возможностью невозврата, отказа от погашения займа и т.д. В то же время на реализацию трех проектов в ЮАР выделен суверенный заем 1,3 млрд долл. при всех слабостях её финансовой системы. Нельзя исключать, что это форма укрепления Китая в ЮАР в его конкуренции с Индией, занимающей в этой стране заметные экономические позиции. В августе 2017 г. было утверждено кредитование АБИИ двух проектов в КНР, по одному в России (460 млн долл.) и Индии.

По оценкам экспертов, для АБИИ открываются новые  перспективы. Только в развивающихся странах Азии потребности в инфраструктурном строительстве оценивается в один трилл. 300 млрд. долл. до 2030 г. С учетом темпов и масштабов урбанизации в странах региона намечено строить в городах, в первую очередь в Индии, массовое типовое жилье, рассчитанное на семьи с невысокими доходами. Особо перспективен спрос на финансовые услуги АБИИ в связи с проектом «Один пояс, один путь», (OneBelt, oneRoad (OBOR), предложенным Китаем. Цель –  строительство путей, способствующих расширению экономических, прежде всего торговых, контактов стран Азии и Европы. Эта идея была высказана Си Цзиньпином почти одновременно с решением стран БРИКС создать новые банки и первоначально не привлекла особо пристального внимания. Но в мае 2017 г. состоялся международный саммит в Пекине с участием ведущих международных организаций и глав государств, который показал, что идея этого трансконтинентального строительства вызвала широкий интерес, в том числе далеко за пределами Азии. Одновременно саммит обострил политическую напряженность в регионе. Несмотря на настойчивые приглашения хозяев пекинского саммита, в нем   не приняли участия представители Индии, знак существенного осложнения отношений между Индией и КНР. Это стало результатом того, что предложенный КНР новый международный маршрут пролегает через территории, являющиеся предметом их споров, район пересечения границ Индии, китайского Тибета и Бутана. Постоянно тлеющий пограничный спор между Индией и Пакистаном также обострился. Тем не менее, главы Индии, КНР и Пакистана встретились в столице Казахстана  Астане 9–10 июня 2017 г. на саммите ШОС, на котором Индия и Пакистан одновременно стали членами этой международной организации. Это очередное подтверждение важности контактов на высшем уровне для смягчения возникающих очагов напряженности.

На очереди 9-й саммит БРИКС, который принимает Китай 2-4 сентября 2017 г. (г. Сямэнь). Накануне его открытия Индия и КНР приняли меры для снижения высокой остроты конфликта между ними. Особенностью 9-го саммита БРИКС стало приглашение участвовать в его работе, направленное Си Цзиньпином пяти странам, расположенным на разных континентах – Гвинеи, Египту, Мексике, Таджикистану, Таиланду. В канун открытия саммита НБР и АБИИ, а также внешэкономбанки стран – членов БРИКС, подписали соглашение о кредитных линиях в национальных валютах, что должно увеличить их финансовые возможности. Активность НБР и АБИИ в перспективе может положительно повлиять на расширение внешнего финансирования стран, в том числе по линии Юг-Юг.

Примечания:

1 https//ru.wikipedia.org/wiki/резервы

2 http://www.newsru.com/finance/06jul2017/nbdvrics.html

3 Asia times.(newsletter@atimes.com) august 24, 2017

4 http://www.newsru.com/finance/06jul2017/nbdvrics.html

Работа выполнена при финансовом участии РФФИ проект №16-07-00012/16   «БРИКС: proetcontra».


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
27.05.2020

В онлайн-формате состоялся очередной научный семинар Центра европейских исследований. Тема семинара: "Польша: экономические и политические вызовы в меняющихся международных условиях".

подробнее...

27.05.2020

Александр Ломанов принял участие в круглом столе «Восточная Азия в период кризиса: пример для подражания?».

подробнее...

Вышли из печати