Примаковские чтения 2021. Второй день

507

Первый день Форума 

Второй день работы VII международного научно-экспертного форума «Примаковские чтения» начался с выступления Министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова

Запись трансляции доступна на YouTube-канале ИМЭМО РАН на русском и английском языках. 

 

Сессия 5. Индия на глобальных перекрестках

Открывая сессию, член дирекции ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Вячеслав Иванович Трубников отметил, что мир быстро меняется, опутывается все большим количеством «перекрестков», где сходятся различные акторы. По мере становления полицентрического мира их взаимодействие будет укрепляться, будет расти роль нарождающихся центров силы. Крайне важно, отметил модератор, что в выступлении Министра иностранных дел России Сергея Лаврова прозвучал тезис о том, что отношения России и Индии – это «особо привилегированное стратегическое партнерство».

Сегодня Индия – признанная региональная держава, и до признания ее великой державой не хватает только постоянного членства в Совете Безопасности ООН. Россия поддерживает Индию в ее стремлении получить такой статус, и важную роль здесь играет стратегическое партнерство наших стран. Особое значение, полагает В.И. Трубников, имеет специфика индийского национального характера, в котором заложено намерение разрешать противоречия путем компромиссов. Важно, чтобы компромисс оставался основным рычагом разрешения конфликтов как внутри страны, так и на международном уровне. В настоящее время принципы неприсоединения во внешней политике Индии сменились тем, что по-английски называется “multi alignment”, или «многоприсоединение», «разноприсоединение».

Президент фонда Observer Research Foundation (Индия) Самир САРАН подчеркнул, что сегодня Индия находится на перепутье, свидетельством чего являются беспрецедентные столкновения на границе с Китаем. В этом конфликте Индия продемонстрировала свою решимость не позволить внешним игрокам вмешиваться в свои отношения с третьими странами. Однако для Индии остаются пока нерешенными вопросы о том, как реагировать на агрессивную экспансию со стороны Китая, а также какое партнерство необходимо строить с другими державами.

Что касается отношений России и Индии, то, по мнению эксперта, страны располагают потенциалом для еще большей интеграции экономик. Со своей стороны Индия может предоставить широкий спектр возможностей для развития инноваций и сотрудничества в сфере здравоохранения. Более того, двустороннее партнерство имеет огромное значение для предотвращения возникновения новой гегемонии и строительства подлинно полицентричного мира. Перед Индией, полагает спикер, стоит ряд серьезных вызовов в социально-экономической области, которые на первый взгляд не слишком заметны, но могут выйти на передний план при серьезных потрясениях. Для предупреждения таких кризисов Индии необходимо направить значительные усилия на внутреннее развитие страны, в том числе активно инвестировать в инфраструктуру. В настоящее время происходит трансформация правил миропорядка. В этих условиях для Индии важно, чтобы в его основе лежали три ключевых принципа: справедливость, равноправие и порядок.

В своем выступлении Ашок МАЛИК, политический советник Министерства иностранных дел Индии, подчеркнул, что для Индии Россия – очень близкий друг и независимый игрок на мировой политической арене. По мере движения мира в сторону многополярности значение стратегического партнерства двух стран будет только нарастать – тем более, что, несмотря на отсутствие общих границ, у стран есть общие интересы в Индо-Тихоокеанском регионе.

Многополярность, по мнению панелиста, означает, что Азия будет более стабильной. Для достижения этой цели необходимо вовлекать больше игроков и не допускать нарушений принципов многополярности. Касаясь совместных усилий России и Индии по борьбе с пандемией, Малик Ашок придает им огромное значение. Индия запустила и маштабирует производство российской вакцины «Спутник V», выстраивает децентрализованные цепочки поставок.

Современная система международных отношений находится в ситуации стресса под влиянием различного рода вызовов. Она не лишены недостатков, имеет целый ряд ограничений и нуждается в реформировании, равно как существующие многосторонние институты, приходит к выводу докладчик.

По словам Алексея Владимировича КУПРИЯНОВА, руководителя Группы Южной Азии и региона Индийского океана Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, двум державам – Индии и Китаю – тесно в одном регионе. Интересы Южной Азии и Восточной Азии неизбежно сталкиваются. Для уравновешивания этой ситуации привлекаются внешние игроки, такие как США, Япония, Австралия. Свои интересы в регионе имеют также Великобритания и Франция. Первая еще не выработала свою стратегию для региона, но находится на пути к этому. Вторая традиционно является значимым стратегическим игроком в регионе, где выступает альтернативным партнером для стран, не желающих сотрудничать с США.

В мире, где разворачивается холодная война между США и Китаем, подчеркивает выступающий, важно сохранить стратегическую независимость. Соперничество США и Китая не продлится вечно, поэтому строить на его основании долгосрочные отношения – большая ошибка. Столь же ошибочно предположение о том, что Россия всегда будет занимать пассивную позицию в Индо-Тихоокеанском регионе. Стране пора преодолеть травму холодной войны и вернуться в регион, где ее ждут.

Проблемой для развития стратегического партнерства между Индией и Россией, как полагает А.В. Куприянов, является в том числе недостаток специалистов по данной проблематике. Это в свою очередь вызывает непонимание того, зачем мы друг другу  нужны и чем мы можем быть друг другу полезны, кроме сферы торговли оружием.

Татьяна Львовна ШАУМЯН, руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения РАН, подчеркнула, что Индия не раз оказывалась на исторических перекрестках, определяющих развитие ее дальнейшей политики (холодная война, первые годы после обретения независимости). В частности, был сделан исторический выбор пойти по пути неприсоединения.    Переход Индией «ядерного порога» должен быть зафиксирован и отражен в системе международных институтов. 

Касаясь отношений Индии и Китая, эксперт считает, что они характеризуются как сотрудничеством, так и соперничеством. С другой стороны, территориальные конфликты между странами пока не имеют ясного решения. В то же время по-прежнему остаются возможности для сотрудничества Индии и Китая в рамках БРИКС, ШОС, СААРК.

Схема сотрудничества России, Индии и Китая, когда-то предложенная Е.М. Примаковым, не потеряла своей актуальности и сегодня. Однако ее реализацию осложняет то, что двусторонние отношения между тремя игроками нельзя считать равнозначными.

Сессия 6. Палестино-израильский конфликт: перспективы урегулирования

Виталий Вячеславович НАУМКИН, научный  руководитель  Института  востоковедения РАН, в своем выступлении отметил, что динамика палестино-израильского конфликта говорит о том, что надежды на создание независимого палестинского государства утрачены. Такое положение дел во многом обусловлено событиями, происходившими в период нахождения у власти администрации Трампа, которые не содействовали мирному урегулированию проблемы.

На Ближнем Востоке происходит изменение баланса сил. Конфликт в Секторе Газа оказывает существенное влияние на международные отношения.

Рагида ДЕРХАМ, основатель и исполнительный председатель Бейрутского института, подчеркнула, что для урегулирования конфликта необходимо отказаться от старых паттернов и подходов, которые продемонстрировали неэффективность, и осуществлять поиск новых путей его разрешения. При этом крайне важно учитывать фактор появления новых игроков в регионе, где существенную роль стали играть Иран и Турция, поддерживающие ХАМАС, а также Египет, который действовал от лица арабских стран и многое сделал для сдерживания конфликта.

Необходимо подготовить новую дорожную карту урегулирования конфликта и активно задействовать для его разрешения механизмы финансовой поддержки. Для достижения положительной динамики стороны конфликта должны четко понимать, где пролегают «красные линии», которые они не имеют права пересекать.

Хорошие отношения России как с Израилем, так и с Ираном – это важный ресурс для стабилизации конфликта. 

Даниэл ЛЕВИ,  президент  US/Middlle East Project, отметил, что было бы неверно рассматривать текущую динамику конфликта исключительно как его эскалацию: речь идет о более фундаментальных процессах, и прежде всего об утверждении в Израиле новой парадигмы.

Палестинская проблема – это не просто отсутствие территории, но и отсутствие равенства и справедливости. Для палестинской стороны деятельное участие в событиях в регионе невозможно без двух вещей – единства и политического обновления, которое бы позволило сформировать собственный представительный орган Палестины как национальной единицы.

Необходимо искать новые политические средства, способные изменить баланс сил. Это могут быть как новые форматы переговоров, так и санкции.

Хью ЛОВАТТ, член исследовательской группы программы ближневосточных и североафриканских исследований Европейского совета по внешней политике (ECFR), согласился с тем, что мы наблюдаем отмирание старой парадигмы разрешения конфликта, которая продемонстрировала неспособность содействовать достижению мира в регионе, и возникновение новой парадигмы, нового status quo. Среди факторов изменений – мобилизация молодого поколения в Палестине, формирование новых движений вокруг государств региона, растущие требования к урегулированию на основе равных прав для палестинцев не только на оккупированных территориях, но и в самом Израиле.

Переговоры – это единственный способ разрешения конфликта, однако нельзя подталкивать стороны к участию в них. Необходимо предоставить им столько времени, сколько необходимо. Палестине необходимо провести новые выборы, осуществлять демократизацию и либерализацию, создавать новые институты. Если система «двух государств» более не работает, остается лишь одна альтернатива – сформировать одно государство.

Николай Юрьевич СУРКОВ,  старший научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, выразил опасение, что Израилю грозит война на два фронта – угроза исходит из Сектора Газа и из Ливана. Происходит изменение отношения к Израилю со стороны международного сообщества, осуждение со стороны Европейского союза. Из-за протестов израильских арабов Израиль отказался от наземной операции в Секторе Газа.

Таким образом, растет число факторов, подталкивающих Израиль к диалогу. Израиль все более осознает, что он не является непобедимым, особенно в свете растущей роли Ирана в регионе и увеличения потенциала ХАМАС, который получил в свое распоряжение боевые беспилотники.

Василий Александрович КУЗНЕЦОВ, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, подчеркнул, что необходимо учитывать тот факт, что в условиях внутриполитической фрагментированности Израиль вряд ли способен предпринять активные шаги для разрешения конфликта.

Происходит возрождение палестинского национального движения – это долгосрочный процесс, который сегодня испытывает мощный подъем. Важно оказать Палестине поддержку с тем, чтобы это движение нашло адекватное политическое выражение, которое бы способствовало политической консолидации Палестины.

Кроме того, для разрешения конфликта необходимо содействовать повышению мотивации арабских стран к активному использованию тех новых инструментов урегулирования, которые появились в последнее время, таких как официальные прямые контакты сторон.

Сессия 7. Центральная Азия на перепутье: конкуренция или партнерство?

Председатель Исполнительного комитета – Исполнительный секретарь СНГ Сергей Николаевич ЛЕБЕДЕВ подчеркнул, что СНГ остается актуальным и привлекательным форматом сотрудничества для центральноазиатских государств – они никогда не ставили под сомнение необходимость существования этого объединения. 

Сегодня регионализация остается столь же значимым процессом, как глобализация. Центральная Азия занимает важное место в международной политике. В регионе активно развиваются новые форматы сотрудничества, такие как Каспийский форум, созданный по инициативе Туркменистана.

Другой пример – инициатива премьер-министра Казахстана Аскара Мамина об укреплении сотрудничества стран региона в сфере продовольственной безопасности. Главная задача государств Центральной Азии в современных условиях – обеспечение стабильности и безопасности в регионе, считает С.Н. Лебедев.

Директор Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан Элдор АРИПОВ в своем выступлении обратил внимание на то, что по итогам конференции в Самарканде в 2018 г. государства Центральной Азии приняли решение укреплять региональное сотрудничество. Это нашло отражение в принятии соответствующей декларации Генеральной Ассамблеи ООН. Причиной запуска этого процесса стал ряд факторов. Во-первых, принятие Узбекистаном новой региональной стратегии. Благодаря политике взаимоприемлемых компромиссов стране удалось разрешить целый пласт сложных вопросов, в том числе с Таджикистаном и Туркменистаном в сфере водоснабжения. Во-вторых, произошло «взросление» стран Центральной Азии, которые пришли к осознанию общерегиональных интересов. Это способствовало росту инвестиционной активности, развитию туризма и промышленной кооперации, в частности было создано совместное Узбекистаном и Казахстаном производство автомобилей.

Как следствие за пять лет региональная торговля выросла на 56%, приток иностранных инвестиций в регион возрос на 40%, а количество иностранных туристов с 2016 г. увеличилось вдвое. Кроме того, завершается процесс переговоров по созданию «единой шелковой визы» для Узбекистана и Казахстана с перспективой расширения ее действия на весь регион. Положительная динамика наблюдается и в решении вопросов гуманитарного приграничного сотрудничества. В 4 раза выросло количество визитов.

Важно, подчеркивает эксперт, что тренд на региональное сближение был поддержан нашими партнерами. Появились форматы «Центральная Азия+», «Россия – Центральная Азия». Это позволило запустить региональные механизмы взаимодействия, такие как Центрально-Азиатский экономический форум. Стали быстрее решаться вопросы логистики и вопросы возвращения граждан на родину в период пандемии. Однако в регионе остается еще много сложных проблем. В то же время созданные механизмы позволяют быстрее купировать даже такие острые конфликты, как недавний инцидент на таджикско-киргизской границе. Необходимо отметить, по мнению Э. Арипова, что страна  не замыкается только на себе, но и выходит за пределы региона. Активно обсуждаются вопросы межрегионального взаимодействия, например по линии Центральная Азия – Южная Азия.

Ирина Доновна ЗВЯГЕЛЬСКАЯ,  руководитель Центра ближневосточных исследований» ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН полагает, что для Центральной Азии не актуален термин «перепутье» – у этого региона нет необходимости жесткого выбора внешнеполитической ориентации. В последние годы удалось сгладить многие острые проблемы, среди которых вопросы между государствами Центральной Азии, в частности спор относительно границ и водопользования. В то же время еще возможны вооруженные столкновения приграничных общин и сохраняются системные проблемы, которые способствуют фрагментации региона.

Двусторонние и многосторонние отношения в Центральной Азии становятся все более официальными и технологичными – это признак зрелости центральноазиатских государств, национальные интересы которых принимают все более четкое оформление. Ведущие регионы мира делают ставку на модернизацию, на развитие своего человеческого капитала, что усиливает ориентацию на крупных внешних игроков, способных обеспечить их этими ресурсами. Еще одна проблема состоит в том, что конфликтные отношения на глобальном уровне проецируются на Центральную Азию.

По мнению ряда экспертов, конкурентными проектами является инициатива Китая «Один пояс, один путь», а также Транстихоокеанское партнерство США. Кроме того, в регионе разворачивается конкуренция Ирана и Турции. Стремление государств Центральной Азии реализовать транспортно-логистические инициативы на южноазиатском направлении создают возможности для партнерства с Россией, считает И. Звягельская. Эксперт приводит слова Е.М. Примакова: «Великая держава – это когда твоя страна необходима, когда с тобой хотят иметь дело». И это высказывание можно отнести не только к великим державам. Страны Центральной Азии сегодня – это те, с кем все хотят иметь дело. Они стали заметными субъектами на международной арене.

Центральная Азия – это регион с растущим демографическим потенциалом полагает Кайрат КЕЛИМБЕТОВ, Председатель Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан. Через 20 лет его население может превысить 100 млн человек. В течение 30 лет регион способен привлечь более 30 млрд долл. инвестиций.

В рамках инициативы «Один пояс, один путь» были построены тысячи километров железных дорог, что позволяет Казахстану участвовать в доставке грузов между Европой и Китаем, а также получить доступ на крупнейшие рынки сбыта. На регион активно влияют мегатренды мировой экономики – снижается значение нефти и газа, усиливается роль цифровизации. Возрастает открытость Центральной Азии для мировой экономики. Страны региона придерживается стратегии “win-win”.

Сегодня правительства стран Центральной Азии обсуждают не только визу «шелковый путь», но и особые туристические маршруты. В регионе начали с очень низкого старта, но сегодня можно с оптимизмом смотреть в будущее – есть к чему стремиться. Центральноазиатские государства хорошо знают друг друга и серьезно нацелены на стратегическое партнерство, заверил К. Келимбетов.

По словам заместителя директора по научной работе ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Станислава Вячеславовича ЖУКОВА, главный императив развития стран Центральной Азии – поддержание устойчивого экономического роста в долгосрочной перспективе. Страны региона находятся на разном уровне экономического развития. Для Казахстана актуальна проблема непопадания в ловушку «среднеразвитости», а для таких стран, как Узбекистан, важно не попасть в ловушку «слаборазвитости».

Кооперация между странами региона может помочь в решении этих задач. В регионе есть давняя проблема с внедрением новых драйверов экономического роста. Другая проблема – углеродоемкость местной промышленности. А с учетом ориентации региона на экспорт товаров в ЕС, где возобладала зеленая повестка, это может стать препятствием для торговли. Возникает необходимость найти золотую середину между декарбонизацией и экономическим ростом.

Человеческий капитал, подчеркивает российский специалист, остается главным фактором экономического роста. Система образования, унаследованная от советских времен и сохранившаяся в странах региона, может стать залогом успешного экономического роста и развития интеграционных инициатив.

Свое мнение по поводу положения Индии в регионе высказал Нандан УННИКРИШНАН, почетный научный сотрудник индийского исследовательского центра Observer Research Foundation, Нью-Дели. Для Индии страны Центральной Азии – это стратегические соседи. Регион имеет важнейшее значение в сфере безопасности, энергетики и по множеству других направлений. В Центральной Азии активно присутствуют великие державы – Россия, Китай, США. Свою роль в регионе стремится усилить Иран. Индия также заинтересована в расширении сотрудничества с Центральной Азией и усиливает свое институциональное присутствие в регионе через такие форумы, как ШОС.

В то же время болезненным вопросом для Индии является ситуация в Афганистане. Любые происходящие там кризисы отражаются на индийском субконтиненте. После ухода США в Афганистане произойдет смена политического режима, однако Талибан не хочет делиться властью. Индия активно помогает Афганистану, так как не заинтересована в его радикализации. Чтобы помочь избежать негативного сценария для Афганистана, считает ученый, государствам региона следует объединиться. «Один пояс, один путь» – это геополитический проект. Индия крайне негативно относится в возможности появления нового гегемона в Азии и предпримет усилия, чтобы предложить альтернативу данному проекту. Тем более что его инфраструктуру планируется создавать, в том числе на спорных территориях.

В настоящее время обсуждается проект железной дороги из Афганистана в Пакистан, который может быть реализован с участием Индии и стран Центральной Азии. Также возможно строительство дороги из Ирана в Индию. Важным конкурентным преимуществом Индии, которое может быть полезно для Центральной Азии – это сильный ИТ-сектор. Индия в состоянии оказать поддержку странам региона не только в сфере цифровизации, но также и в области образования по таким направлениям, как банковское дело и государственная служба. В Индии отлично понимают, что Центральная Азия – это пять разных стран. Индия будет концентрироваться на двустороннем межгосударственном сотрудничестве, «калибровать» свою политику со странами региона. Индия, подводит к выводу Н. Унникришнан, готова к сотрудничеству с другими крупными игроками в Центральной Азии, такими как Россия.

Сессия 8. Российско-американские отношения. Есть ли шанс снижения напряженности?

В своем выступлении Сергей Алексеевич РЯБКОВ, заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации, напомнил, что через неделю в Женеве состоится встреча президентов России и США.

Есть надежда, что эта встреча принесет ответы на многие вопросы. Удастся ли обеспечить тренд на нормализацию? Мы призываем администрацию Байдена активно подключиться к решению этой задачи.

Динамика современных международных отношений намного выше, чем раньше. В той системе координат, в которой мы работали многие годы, больше работать не получится. Не теряя времени, необходимо приложить максимальные усилия к фокусированной работе над новой конфигурацией в сфере контроля над вооружениями. 

Томас ГРЭМ, главный научный сотрудник Совета по международным отношениям, подчеркнул, что для администрации Байдена Китай – это главный соперник. США никогда не сталкивались со столь масштабным вызовом. Китай конкурирует с США во всех отношениях. В Вашингтоне много говорят о «стратегической перенастройке» отношений России и Китая. Мы не считаем, что такие отношения РФ и КНР продлятся долго. Тем не менее, через взаимодействие с Китаем Россия смогла привлечь дополнительное внимание США. На встрече с Путиным Байден будет представлять не только США, но и весь Запад.

Главная задача США по итогам этой встречи – сформировать предсказуемые отношения с Россией. Российско-американский диалог необходимо встроить в более широкий контекст, найти те области, в которых можно обеспечить устойчивое развитие двусторонних отношений. Хотя ключевым вопросом остается стратегическая стабильность, одной ее недостаточно. Как определить успешность саммита?

Если будет налажен устойчивый диалог, то это уже будет успех. Нужны дополнительные каналы взаимодействия: по линии внешнеполитических и военных ведомств, экспертного сообщества. Необходимы не только двусторонние, но и трех- и многосторонние форматы с участием, например, Индии и Китая. И, конечно, необходимо наладить дипломатическое российско-американское взаимодействие, чтобы послы вернулись в посольства в Москве и Вашингтоне.

Сергей Михайлович РОГОВ, научный руководитель Института США и Канады РАН, заявил, что США и Россия находятся в состоянии холодной войны, перспективы прекращения которой пока не наблюдается. В чем-то она схожа с предыдущей, в чем-то отлична от нее. Возможно, она продлится годы или даже десятилетия. Это подразумевает продолжение геополитического соперничества, политики экономических санкций, воспроизводства негативного образа США в России и России в США.

Касательно предстоящей встречи Путина и Байдена можно выразить осторожную надежду на снижение напряженности в военной сфере. К сожалению, мы скатились к новой гонке вооружений, которая ведется почти без правил. Нет и нормального дипломатического диалога. В то же время США не хотят допустить формирования направленного против них российско-китайского военного союза. Об этом говорит тот факт, что администрация Байдена стала вновь использовать термин «стратегическая стабильность», которого избегал Трамп. Президенты могут обсудить круг вопросов, по которым следует начать диалог. Во-первых, это вопрос ядерного оружия, и не только стратегического, но и тактического. Во-вторых, ракеты средней дальности. Пока США не отвечают на предложение Путина о моратории на развертывание новых ракет средней дальности в Европе.

Поражает, что многие европейские эксперты не в курсе сути предложений российского президента, которые предполагают взаимные инспекции. Тревожит то, что в западном экспертном сообществе многие предлагают обсудить предложение о неразвертывании российских ядерных ракет в Европе, при этом американские ракеты могут быть развернуты, например, в Прибалтике, что нивелирует эффективность российских систем о раннем ракетном нападении. Малое подлетное время в 3-4 минуты может спровоцировать более опасную ситуацию, чем Карибский ракетный кризис 1962 г. Очень бы хотелось, чтобы западные эксперты и администрация Байдена поняли это. Еще одна проблема – это ракеты средней дальности в Азии. Появляется возможность начать трехсторонние переговоры с участием России, Китая и США. К ним могут присоединиться Индия и даже Пакистан. Это вряд ли завершится юридически обязывающим соглашением, но какие-то правила соперничества будут установлены. В целом этот саммит будет ближе к саммиту Никсон-Брежнев 1972 г., который не сразу, но привел к установлению правил соперничества. Внутриполитическая ситуация в США непредсказуема. Если Байден внесет на ратификацию договор, который предусматривает контроль над всеми видами ядерного оружия, это будет выглядеть как победа американской дипломатии. И Сенат США может одобрить. Однако президент США может обходить процедуру ратификации путем подписания иных документов. У президента США есть набор инструментов для того, чтобы не было потребности в ратификации (исполнительное соглашение, параллельные политические обязательства).

Майкл КОФМАН, ведущий научный сотрудник Центра военно-морского анализа в Арлингтоне, сказал, что его ожидания от предстоящего саммита невысокие. Россия не занимает приоритетное место в повестке Байдена.

Вашингтон считает, что компромисс с Россией не просматривается, и не стоит уделять ей много внимания. В среднесрочной перспективе прорыва не ожидается. США рассматривают Россию как увядающую державу, а Китай как державу возвышающуюся.

Европа также утратила прежнюю значимость для США, основной фокус – это Китай. Какие вопросы могут обсудить Путин и Байден? Кибербезопасность, космос, новые типы обычных и ядерных вооружений. Все эти вопросы – элементы стратегической стабильности. Для нормализации российско-американских отношений необходимо сделать три шага: 1. Наладить дипломатическое взаимодействие; 2. Уходить от военной конфронтации и определить круг вопросов, по которым возможен диалог; 3. Элиты должны понимать, что не следует ожидать скорой разрядки отношений, однако можно предпринять определенные шаги, чтобы не допустить их дальнейшего ухудшения.

Александр КУЛИ, профессор политологии в Барнард-колледже Колумбийского университета отметил, что мы погрязли в целом ряде ловушек и стереотипов – например, что США и Россия близятся к упадку. Или что все попытки перезагрузить российско-американские отношения обречены на провал. Это происходит потому, что уничтожено взаимное доверие. Его необходимо восстанавливать с нуля – начать с относительно легких вопросов и постепенно расширять их круг.

Большая проблема – продвижение демократии. Для США – это магистральная линия, для России – источник нестабильности. У России и США разное понимание того, кто устанавливает международные правила, определяет международный порядок. По данным Института Гэллапа, 77 % американцев имеют неблагоприятное мнение о России. В России тоже очень отрицательное мнение о США.

Что мы можем сделать? Нужно признавать разность приоритетов и начать принимать позиции друг друга. Дело не в «химии» и конкретных персонах. Следует различать интересы и вмешательство, четко обозначить красные линии. Существует и соревнование разных наборов ценностей. Нам не следует избегать разговоров по внутриполитическим вопросам США и России. Также необходим диалог России и США по Китаю. Следует активизировать контакты по лини экспертного сообщества. России и США необходима эмпатия.

Виктория Юрьевна ЖУРАВЛЕВА, руководитель Центра североамериканских исследований ИМЭМО РАН, подчеркнула, что стратегическая стабильность – это хорошо и важно, но этого недостаточно. Суть проблемы в том, что между Россией и США нет отношений, а есть только взаимодействие. Отношения подразумевают наличие человеческого измерения. Если говорить образно, то российско-американское взаимодействие – это перевернутая пирамида, в нижней части которой – почти незаметный человек, а наверху – государства, которые конфликтуют.

Таким образом, сегодня мы наблюдаем дегуманизацию российско-американского взаимодействия – мы перестаем воспринимать друг друга как людей. Россия в США стала врагом номер один за последние пять-семь лет, обогнав и Северную Корею, и Китай. Большинство россиян также воспринимают США как главного врага. А без человеческого уровня отношения государств не могут быть устойчивыми. Конфликт на межгосударственном уровне еще и снижает возможности для человеческих контактов (визы, программы научных и студенческих обменов). Надежду дает взаимодействие на уровне бизнеса – средним между уровнем человека и уровнем государства. Бизнес продолжает взаимодействие на минимальном уровне.

За семь лет кризиса не произошло падения российско-американского товарооборота. То же самое происходит с пассажиропотоком, который невелик – 400 тыс. человек в обе стороны – но является постоянным на протяжении многих лет (кроме 2020 г. вследствие пандемии). И большая часть этого потока – это бизнес. Это дает надежду, что могут быть выстроены и активные отношения между людьми. И в межгосударственную повестку необходимо внести вопрос о контактах между людьми – на уровне культурных обменов, экспертного сообщества. Вопросы экологии и защиты окружающей среды для России и США могут стать базой для налаживания сотрудничества. Обе страны занимают схожие позиции по вопросам углеродного следа по сравнению с ЕС. Еще одна тема – ядерная энергетика. В этой сфере есть пространство для взаимодействия всех трех уровней – государства, бизнеса, экспертов. Главное, что необходимо и от США, и от России – это создание правительствами условий для регуманизации, создания широких контактов и связей на уровне людей.

Франко ФРАТТИНИ, президент Итальянского общества международных организаций (SIOI), полагает, что возможность для восстановления отношений между США и Россией существует. Мы хорошо помню подписание множества знаковых документов, например, создание Совета Россия-НАТО. И мы помним сложные времена – кризис в Грузии в 2008 г. Но какова ситуация сейчас? Сегодня Европа важна для новой американской администрации более, чем когда-либо. Хотя приоритет номер один для США – Китай. Байден понимает, что Европа меняется. Она больше не хочет просто двигаться в фарватере США, как это было в период президентства Обамы, когда мы слепо следовали стратегии США, вводя санкции.

ЕС необходимо укрепить свои возможности, быть автономным игроком. Мы в Италии всегда были против автоматического продления санкций. И действительно, санкции не привели к каким-либо результатам, Россия успешно справилась с ними. Байден понимает, что кроме прав человека и демократии США ничем не могут удержать Европу в рамках общей атлантической санкционной политики в отношении России. Италия рассматривает Россию как стабилизирующий фактор в Ливии, наряду с Турцией. Для этого необходимо тесно работать с Россией – без нее невозможна стабильность на Ближнем Востоке. Россия играет ключевую роль в Сирии, активно влияет на ситуацию с ядерной программой Ирана. Восстановление крепких стабильных отношений между Россией и США было бы не подарком Байдена Путину, а отвечало бы интересам всего Запада. Если США не хотят военного усиления Китая, то Байдену не стоит подталкивать Россию к дальнейшему сближению с Китаем.

Полагаю, что сближение России и Китая будет иметь негативные последствия как для России, так и для Запада. Что можно считать успехом на саммите Путин-Байден в Женеве? Думаю, это установление рамок. Это позволит восстановить нормальное дипломатическое взаимодействие. Нам нужны три предварительные условия: 1. Преодолеть взаимное недоверие и перестать воспринимать Россию как дестабилизирующую страну; 2. Выработать общую позицию ЕС и США по Китаю. При этом необходимо учитывать мнение в том числе средних и малых европейских стран; 3. Европе необходимо уметь проявлять лидерство в важнейших международных вопросах, в том числе играть роль «моста» между Россией и США.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
24.06.2021

В зале имени академика Н.Н. Иноземцева состоялось заседание Ученого совета ИМЭМО РАН. В повестке дня – доклад Ирины Звягельской «Российская политика на Ближнем Востоке: вызовы и перспективы».

подробнее...

23.06.2021

Виктор Комаровский выступил с докладом «Трудовая миграция: правовые преобразования и система регулирования в условиях возрастающей неопределенности» на VI Гусовских чтениях (Международном форуме трудового права и права социального обеспечения).

подробнее...

Вышли из печати