О ситуации в сирийском Идлибе

762

image from Marco Verch // twitter-trends.de/idlib-6/ under Creative Commons 2.0

© 23.03.2020, Гасанова A.Б.

Идлиб – последний регион Сирии, который остается неподконтрольным официальному Дамаску. Здесь сконцентрировалось большинство вооруженных группировок, отказавшихся сложить оружие в борьбе с режимом Асада. Речь идет об исламистских формированиях: союз протурецких группировок «Национальный фронт освобождения» и террористическая организация «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ). Кроме того, Идлиб стал оплотом для подразделений Сирийской свободной армии (ССА), а также представителей семей сирийской «умеренной» оппозиции, то есть мирных жителей. Считается, что Турция снабжает действующих здесь боевиков вооружением, бронетехникой и боеприпасами.

Идлиб – это одна из зондеэскалации, статус которых был согласован Москвой, Тегераном и Анкарой в рамках астанинских переговоров. Он отошел под ответственность Турции. Астанинский процесс стал символом плодотворного сотрудничества в формате Россия, Иран, Турция. Но если между Россией и Ираном в целом нет противоречий по сирийской проблематике, то основным камнем преткновения между Москвой и Анкарой стала как раз ситуация вокруг Идлиба. Здесь таится основной российско-турецкий спор по будущему устройству Сирии: Россия безоговорочно поддерживает официальный Дамаск, Турция же категорически отказывается признавать режим Асада в качестве легитимного руководства страны. Поэтому Анкара не хочет отдавать последний оплот режиму на откуп сирийской арабской армии.

Еще один важный фактор, который ставит Идлиб во главу угла сирийской политики Эрдогана, связан с внутриполитической ситуацией в Турции. На турецкого лидера оказывают давление националистические партии. Это, прежде всего, его партнер по коалиции, лидер ультранационалистов Девлет Бахчели, который призывает президента занять жесткую позицию в отношении Москвы и Дамаска. На этом фоне турецкий президент стремится продемонстрировать, что Анкара готова к любому исходу в Идлибе, в том числе и военному. Более того, с учетом исламистской идеологии своей партии и крайне правого национализма партнеров по коалиции Р. Эрдоган должен поддерживать образ Турции как защитницы суннитского большинства Сирии от шиитской власти Асада. Отсюда следует, что он не откажется от поддержки арабо-суннитских и туркоманских формирований на севере Сирии. Эти формирования, помимо всего прочего, также используются турками против курдского ополчения, которое Анкара намерена отодвинуть как можно дальше от своих границ.

Турецкое правительство всегда выступало против наступления на Идлиб войск Б. Асада, ссылаясь на неизбежный массовый поток беженцев на свою территорию: Турция уже разместила около 3,7 млн беженцев (больше, чем все остальные государства в совокупности). Беженцы – очередной ключевой фактор, который заставляет турецкого президента оборонять Идлиб.

Страны НАТО в этом вопросе поддерживают Турцию. Россия же привержена целям уничтожения экстремистов в этом районе иокончания войны. Сирия намерена любой ценой добиться повиновения оставшихся повстанцев. Ситуация здесь всегда была взрывоопасной из-за взаимоисключающих позиций заинтересованных сторон. Турция в таких случаях использует противоречия Запада и России в своих интересах.

В 2018 году Анкара при поддержке американцев была готова спровоцировать войну с режимом Асада за Идлиб, но в ответственный момент отступила, не получив внятных гарантий помощи со стороны западных союзников. Напряженность ситуации сняли переговоры между Путиным и Эрдоганом в Сочи конце сентября 2018 года, в ходе которых удалось достичь соглашения по демилитаризованной зоне в Идлибе. В рамках Сочинского меморандума между Москвой иАнкарой Россия обязалась не допускать активных наступательных действий со стороны Дамаска и Тегерана. Задача же Турции состояла втом, чтобы увести наиболее радикальные джихадистские группировки иих тяжелое вооружение подальше отграницы между Идлибом итерриторией, подвластной правительству Сирии.

Однако уже в январе 2019 года стало ясно, что Анкара не справляется с взятыми на себя обязательствами. Более того, экстремисты набрали обороты и взяли под контроль почти всю Идлибскую зону. ХТШ, созданная в 2017 году как союз “Джебхат ан-Нусры” и еще нескольких более мелких группировок, начала контролировать экономику Идлиба, взимать плату запересечение границы ирегулировать транспорт, передвигающийся между этим регионом иТурцией. В такой обстановке перемирие в этом сирийском регионе никогда не соблюдалось в полной мере: его постоянно срывали исламисты, на провокации которых отвечали правительственные силы.

Декабрь 2019 года был ознаменован победным наступлением сирийских войск, в результате чего от джихадистов были освобождены значительные районы на севере страны. Это вызвало негодование Турции и США. Турецкое правительство направило для защиты боевиков в Идлиб крупные армейские соединения, усиленные танками и тяжелой артиллерией. Ситуация накалялась.

В результате российско-турецких переговоров 8 января 2020 года в Стамбуле удалось договориться о режиме прекращении огня. Но террористы лишь усилили свои атаки, сирийская же армия предприняла ответные действия против экстремистов. Тогда Реджеп Тайип Эрдоган в ультимативной форме потребовал от сирийских властей до конца февраля прекратить боевые действия и отвести сирийские войска за линию Идлибской зоны деэскалации. Российское посольство в Анкаре подтвердило поддержку действий официального Дамаска в Идлибе и заявило, что не собирается его более сдерживать. Другими словами, Сочинское соглашение между Москвой и Анкарой утратило всякую юридическую силу, теперь уже в глазах обеих сторон.

Впоследствии сирийская оппозиция, а именно сторонники террористической организации «Джебхат ан-Нусра», приступила к масштабным атакам против войск сирийской армии. 27 февраля произошло очередное серьезное столкновение, когда входе атаки наконвой вИдлибе погибло 33 турецких военных. Турция возложила всю ответственность на Дамаск.

1марта 2020 г. Турция начала вИдлибе операцию «Весенний щит», поставив целью разгромить сирийские войска иполностью освободить эту зону деэскалации. При этом Эрдоган уточнил, что невоюет сРоссией иИраном, союзниками Асада. Действия Анкары не получили должной поддержки со стороны западных государств. Поначалу американский Государственный департамент вселял Турции надежды на значительную поддержку и даже снял санкции с турецкого военного руководства. Когда же встал вопрос о военной помощи, туркам лишь предложили ограниченную помощь вформе обмена разведданными и данными наблюдений. И этого стоило ожидать: США не могут смириться с тем, что Турция своевольно закупила российские С-400 вместо американских F-35. Что касается Евросоюза, открытием границ для беженцев в Европу Эрдоган лишь усугубил и без того натянутые отношения с ЕС. Таким образом, Анкара была оставлена в Идлибе в стратегическом «одиночестве», то есть сложилась ситуация, аналогичная ситуации со сбитым российским самолетом в 2015 году. Поэтому воинственная риторика Эрдогана оказалась просто сотрясением воздуха: Турция вновь оказалась перед необходимостью договариваться с Россией.

5 марта 2020 г. в Москве прошла встреча лидеров России и Турции, по итогам которой был принят совместный документ. Стороны объявили о введении режима прекращения огня по всей линии соприкосновения сторон и о создании коридора безопасности вдоль трассы М-4 «Латакия — Алеппо», которая находилась на тот момент под контролем боевиков. С 15 марта Россия и Турция должны были начать совместное патрулирование этой трассы.

Во время первого совместного патрулирования экстремисты организовали провокации: они перекрыли путь военным «живым щитом» из мирных жителей. Более того, постоянно передвигающиеся курдские формирования, которые находились в Идлибе, начали закидывать камнями и палками турецкую часть конвоя. В таких условиях в целях избежания столкновений изначально запланированный маршрут был сокращен, а само патрулирование впоследствии отложено. Турецкой стороне было предоставлено дополнительное время для нейтрализации террористических группировок и обеспечения безопасности совместного патрулирования трассы М-4.

Так или иначе, вновь ситуацию в Идлибе удалось разрешить благодаря российско-турецкому сотрудничеству. В отсутствие реальной альтернативы партнерству с Россией Анкара не пошла на обострение отношений с ней. Лавирование между Вашингтоном и Москвой завершилось в пользу последней.

Однако складывается очень сложная ситуация. Судьбу очередного перемирия в Идлибе никто предсказать не может. Во-первых, боевики формально не подчиняются турецкому военному командованию и могут по-прежнему совершать провокации. А сирийские правительственные войска будут рано или поздно на эти нарушения перемирия реагировать.

Во-вторых, не все стороны удовлетворены существующим статус-кво. Россия и сирийский режим уверены, что перемирие в Идлибе необходимо заинтересованным государствам, чтобы сохранить своеобразный «террористический анклав1» для борьбы с официальным Дамаском. Они вынужденно установили режим прекращения огня, чтобы избежать реальной войны. Западные же страны настаивают на перемирии в целях избежания гуманитарной катастрофы, то есть на сохранении нынешней ситуации без какого-либо варианта урегулирования. Что касается Турции, то она также привержена перемирию. Это можно объяснить тем, что Анкара, несмотря на готовность на словах любой ценой воевать за Идлиб, не имеет реальной возможности решить вопрос военным путем. Она отступает каждый раз, когда дело доходит до прямого столкновения.

Примечания:

1 РФ обвинила Запад в желании сохранить террористический анклав в Идлибе [Russia accused the West of trying to conserve a terrorist enclave in Idlib (in Russ.)] Available at: https://iz.ru/904756/video/rf-obvinila-zapad-v-zhelanii-sokhranit-terroristicheskii-anklav-v-idlibe (accessed 08.08.2019).


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
08.04.2020

Обращение Дирекции ИМЭМО РАН к коллективу Института

подробнее...

23.03.2020

В разделе «Аналитика» на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай» опубликовано мнение Александра Ломанова «Вирус холодной войны: США погружаются в информационное противостояние с Китаем».

подробнее...

Вышли из печати