К вопросу о легализации параллельного импорта

2752

© 08.11.2014, Загашвили В.С.

Вопрос о разрешении параллельного импорта дискутируется в России на протяжении ряда лет. В начале ноября 2014 г. обсуждение получило новый импульс в связи с возникшей идеей использовать параллельный импорт для обхода санкций, наложенных странами Запада на поставки ряда товаров в Российскую Федерацию. Сначала несколько слов о предмете дискуссии.

Параллельный импорт представляет собой ввоз товара в страну без разрешения правообладателя. Речь не идет о подделках или контрабанде. Продукция подлинная, на нее нанесен товарный знак, охрана которого продолжает действовать и в стране импорта. Все вполне легально при условии, что закон страны импортера не требует от него получить разрешение правообладателя на ввоз товара. Действует ли такое требование в той или иной стране, зависит от принятого в ней подхода к исчерпанию исключительных прав владельца товарного знака.

Возможны три варианта. Первый – международный. В этом случае исчерпание прав интеллектуальной собственности наступает после первой продажи товара в любой стране мира. После этого его можно перепродавать, не спрашивая разрешения правообладателя. Если в основу законодательства положен этот принцип, как, например, в Канаде, то японский телевизор, проданный в любой стране мира, можно затем свободно импортировать в эту страну. По сути дела, введение международного принципа исчерпания прав и означает разрешение параллельного импорта. В США также применяется международный принцип исчерпания прав, хотя и с определенными оговорками. В России он применялся в 90-е годы и в начале 2000-х годов.

Второй вариант – национальный. Здесь исчерпание прав наступает после введения товара в оборот на национальном рынке. Это самый строгий вариант, именно при таком подходе требуется разрешение правообладателя на импорт, и параллельный импорт, таким образом, запрещен. Такой порядок установлен статьей 1487 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой «не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия». Импортированный товар затем свободно обращается на внутреннем рынке.

Третий вариант – региональный. Он представляет собой версию национального подхода, расширенную до масштабов интеграционного региона. Концепция регионального исчерпания прав используется в Европейском союзе, а также, с 2012 г. в Таможенном союзе (соглашение «О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности» подписано в конце 2010 г., вступило в силу с начала 2012 г.). Ввезя товар с санкции правообладателя в одну из стран союза, его можно далее свободно перепродавать в другие страны, входящие в интеграционное объединение. Такой порядок представляется вполне отвечающим принципам функционирования единого экономического пространства. В то же время, применительно ко всему интеграционному объединению принцип регионального исчерпания прав равнозначен запрету на параллельный импорт.

В мире не сложилось единого подхода к регулированию параллельного импорта. В разных странах действую различные режимы. Везде, в том числе в России, неоднозначность толкования отдельных положений законодательства служит почвой для возникновения судебных разбирательств, обычно инициируемых правообладателями. Правила ВТО предоставляют национальным правительствам полную свободу в установлении того или иного режима исчерпания прав. Статья 6 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности подчеркивает, что «ничто в настоящем Соглашении не должно использоваться для решения вопроса об исчерпании прав интеллектуальной собственности».

Рассматривая вопрос о целесообразности отмены запрета на параллельный импорт в России, нужно учесть ряд моментов, говорящих «за» и «против» такого решения.

За запрет параллельного импорта, как правило, выступают сами правообладатели, поскольку это позволяет им в определенной степени контролировать рынок и влиять на уровень цен. Разумеется, межбрендовая конкуренция сохраняется в любом случае, однако практика показывает, что в странах с национальным режимом исчерпания прав (равносильно запрету параллельного импорта) уровень цен в целом выше, чем в странах, где параллельный импорт разрешен. Конечно, нужно учитывать, что правообладатели и их дистрибьюторы понесли определенные расходы на продвижение своей торговой марки. Кроме того, компании, инвестировавшие средства в организацию производства в России, хотели бы окупить свои вложения, что легче сделать в условиях запрета на параллельный импорт. При разрешении параллельного импорта результатами маркетинговых усилий правообладателей могут совершенно бесплатно пользоваться импортеры, только вступающие в игру. Однако верно и другое: правообладатели продвигают свой товар по всему миру, и соответствующие расходы включаются ими в цену, независимо от того, в какой стране товар был выпущен в оборот.

Очевидно, что поскольку воспрещение параллельного импорта способствует монополизации рынка, а его легализация, напротив, усиливает конкуренцию и ведет к снижению цен, введение международного режима исчерпания прав отвечает интересам потребителей. В России одни и те же товары стоят дороже, чем в ЕС или США. Да, в ЕС также действует региональный принцип, но необходимо учитывать превосходящий, по сравнению с российским, размер рынка, а также тот факт, что многие ведущие бренды имеют европейское происхождение. Не исключено, что запрет на параллельный импорт, способствуя монополизации российского рынка, является одной из причин различий в уровне цен. Соответственно, можно ожидать, что легализация параллельного импорта будет способствовать снижению цен на российском рынке. С социальной точки зрения это представляется достаточно важным, особенно в условиях обозначившейся перспективы падения реальных доходов населения.

Однако выгодное потребителям снижение цен имеет и оборотную сторону, которая также имеет свое социальное измерение. Став дешевле, импортные товары вступят в конкуренцию с отечественными производителями, для которых низкая цена является главным фактором конкурентоспособности. А это уже вопрос сохранения рабочих мест, чрезвычайно актуальный в условиях вероятной рецессии.

Кроме того, ослабление контроля со стороны правообладателя повышает риск введения в оборот контрафактной продукции, которой и так немало на российском рынке. Данная проблема решается в мире посредством таможенного контроля. Необходимые для этого правовые нормы разработаны ВТО, они действуют во всех странах, входящих в эту организацию, в том числе и в России. Но в полной мере работать эти нормы могут только при достаточно высоком качестве таможенного администрирования и исключении случаев сговора и иных правонарушений в процессе осуществления таможенного контроля. Эту проблему в России пытаются решить много лет. Впрочем, коррупционные схемы возникают и в условиях действующего запрета параллельного импорта.

Использование международного принципа исчерпания прав может иметь двоякие последствия для уровня качества импортируемых товаров. С одной стороны, облегчается ввоз не только подделок, но и подлинной продукции неудовлетворительного качества (не адаптированной к условиям российского рынка, просроченной и т.п.). С другой стороны, международный принцип исчерпания прав способствует повышению качества продукции, поставляемой на менее требовательные рынки. Если в условиях преобладания национального принципа производитель мог поставлять продукцию более высокого качества на рынки развитых стран и менее высокого – на рынки развивающихся, то в условиях преобладания международного принципа, когда выпущенный в оборот товар может оказаться где угодно, ему приходится обеспечивать необходимое качество всей своей продукции.

Наиболее дискуссионной представляется идея использования параллельного импорта для обхода санкций. Конечно, можно найти пути приобретения многих товаров помимо сбытовых каналов, авторизованных производителем. Но особый интерес для России представляют не все товары, а высокотехнологичные изделия, включая производственное оборудование и продукцию двойного назначения. Здесь возможности неофициального приобретения крайне ограничены. К тому же сложное оборудование нуждается в длительном послепродажном обслуживании, которое, как правило, осуществляется квалифицированными специалистами, располагающими соответствующей документацией, программным обеспечением и запасными частями. Обеспечить все эти условия при приобретении оборудования, подпавшего под санкции, обходными путями представляется весьма затруднительным.

В целом, по нашему мнению, потребностям современной мировой экономики в наибольшей степени отвечает принцип международного исчерпания исключительных прав правообладателя. Очевидно, что именно такой подход в наибольшей мере соответствует условиям деятельности на формирующемся глобальном рынке и способствует развитию транснационального производства на основе глобальных цепочек добавленной стоимости. Кстати, распространение международного принципа исчерпания прав стало возможным благодаря международной унификации и гармонизации законодательства, что в идеале призвано обеспечить повсеместную и равную защиту интеллектуальной собственности.

Вместе с тем, нужно учитывать наличие ряда доводов против разрешения параллельного импорта. Возможно, выход заключается в выборочной легализации параллельного импорта, осуществляемой с учетом особенностей различных сегментов рынка. Собственно, именно такой подход предлагают сторонники параллельного импорта. Для того чтобы учесть интересы иностранных правообладателей, построивших своих заводы в России, запрет на параллельный импорт их продукции может быть оставлен в силе. В любом случае, речь идет о постепенной легализации параллельного импорта, растянутой во времени до 2020 г.

В России в пользу легализации параллельного импорта высказывается Федеральная антимонопольная служба. Ее оппонентами являются Минэкономразвития и Минпромторг, Однако независимо от того, какая точка зрения окажется превалирующей, решать вопрос о параллельном импорте Россия в одиночку не может. Как члену интеграционного объединения, ей придется добиваться консенсусного решения всех его участников.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
05.08.2022

Вышел из печати 2-ой номер журнала «Россия и новые государства Евразии» за 2022 год. Номер открывает статья о кооперационных связях ЕАЭС с третьими странами. Большое внимание, что вполне естественно, уделено Украине.

подробнее...

28.07.2022

Вышел первый выпуск подкаста «Лаборатория ИМЭМО» – проекта ИМЭМО РАН, в рамках которого эксперты Института будут делиться своими размышлениями и выводами об актуальных международных проблемах, а также о долгосрочных тенденциях в мировой политике, безопасности и экономике.

подробнее...

Вышли из печати