Интеллектуальная собственность в американо-китайском соглашении

1296

© 20.01.2020, Мамедьяров З.А.

image from Bruce Detorres // www.flickr.com/photos/brucedetorres

15 января президент США Дональд Трамп и вице-премьер Китая Лю Хэ подписали в Вашингтоне первый пакет документов торгового соглашения, призванного разрешить американо-китайский торговый конфликт. Документ (полное название – Economic and Trade Agreement between the Government of the People's Republic of China and the Government of the United States of America. Phase One) включает в себя восемь разделов: интеллектуальная собственность, трансфер технологий, торговля пищевой и сельскохозяйственной продукцией, финансовые сервисы, макроэкономическая политика и вопросы валютного курса и прозрачности, расширение торговли, двусторонняя оценка и урегулирование споров, заключительные положения.

Ключевое место в документе занимает тема интеллектуальной собственности –  с раздела, посвященного ей, начинается соглашение. Два года назад именно обвинения в адрес Китая в краже американской интеллектуальной собственности стали поводом для начала торговой войны и введения первых пошлин на китайские товары (раздел 301 закона о торговле 1974 года). Согласно опросу, проведенному CNBC в марте 2019 года, каждая пятая американская компания считает, что китайские компании незаконно использовали ее интеллектуальную собственность хотя бы раз в течение года. Семь из 23 опрошенных компаний ответили, что становились жертвами кражи интеллектуальной собственности со стороны Китая,  по крайней мере, один раз за последнее десятилетие. Официальные лица Вашингтона неоднократно указывали, что Пекин поддерживает утечку технологий из компаний США в качестве своеобразной платы за то, что этим компаниям разрешено вести деятельность в Китае.

Первая фаза торговой сделки призвана облегчить выявление кражи или подделки интеллектуальной собственности. Так, в соглашении содержатся положения о защите конфиденциальной информации, относящейся к коммерческой тайне, которая, как считают в США, недостаточно защищена китайским законодательством. Документ разъясняет действия, недопустимые в отношении коммерческой тайны: электронное вторжение (взлом электронных информационных систем), нарушение или побуждение к нарушению обязанности не разглашать информацию, которая является секретной или предназначена для сохранения в тайне, несанкционированное раскрытие коммерческой тайны, несанкционированное использование коммерческой тайны при обстоятельствах, обусловливающих ограничить ее использование. В соглашении прописано, что уголовные процедуры и наказания в Китае должны, «по крайней мере, включать в число запрещенных действий случаи присвоения коммерческой тайны путем кражи, мошенничества, физического или электронного вторжения в незаконных целях, а также несанкционированного или ненадлежащего использования компьютерной системы». Кроме того, соглашение обязывает Китай представить «План действий по усилению защиты интеллектуальной собственности» в течение 30 дней после подписания сделки. План должен включать «меры, которые Китай примет для выполнения своих обязательств» и «дату, к которой каждая мера вступит в силу».

Китай обязан обеспечить, чтобы бремя доказывания переносилось на обвиняемую сторону – обвиняемая сторона должна предоставлять доказательства либо того, что она не злоупотребляла коммерческой тайной, либо что коммерческая тайна общеизвестна и легкодоступна и, следовательно, не является коммерческой тайной. Также Китай должен определить использование или попытку использования коммерческой тайны как «срочную ситуацию», которая дает его судебным органам право вынести предварительный судебный запрет на основании конкретных фактов и обстоятельств дела. В документе подчеркивается, что Китай обязан запретить несанкционированное раскрытие коммерческой тайны или конфиденциальной деловой информации государственными служащими, сторонними экспертами или консультантами в ходе любого уголовного, гражданского, административного или нормативного разбирательства.

Особое внимание уделяется интеллектуальной собственности в фармацевтической отрасли – так, в рамках соглашения китайское правительство обязуется защитить патентообладателей от компаний, копирующих их лекарственные препараты. В частности, Китай должен создать систему для уведомления патентообладателя о том, что другая компания пытается продавать копию его препарата. Кроме того, Китай обязан создать процедуры для юридического или судебного разбирательства по вопросам нарушения патентного права в фармацевтической отрасли, а также предусмотреть оперативные методы правовой защиты – например, предварительный судебный запрет. Следует отметить, что соглашение не предполагает усиления правовой защиты для патентов на биопрепараты.

Крупнейшие фармацевтические компании США уже много лет стремятся выйти на гигантский китайский рынок. Если Китай действительно выполнит соглашение, то это будет большим успехом для них, значительно расширится рынок сбыта «большой фармы». В то же время, это способно простимулировать и развитие собственной фармацевтической отрасли в Китае – власти страны намерены договариваться с американскими и другими зарубежными производителями о значительных скидках на продукцию (доступ к рынку в обмен на низкие цены), и, возможно, о локализации производства.

Однако трансфер технологий и локализация – серьезная проблема в отношениях США и Китая, также послужившая причиной торговой войны. Этим вопросам посвящен второй раздел документа. Администрация Трампа не раз выражала публичное недовольство тем, что правительство КНР обязывает зарубежные компании при выходе на китайский рынок локализовывать производство, обучать китайских специалистов и передавать китайским компаниям технологии. Например, так произошло с производством ветроэнергетических установок и солнечных панелей — в результате трансфера зарубежных технологий Китай стал одним из крупнейших производителей ветроустановок и абсолютным лидером в области производства солнечных панелей.

В рамках подписанного соглашения стороны «подтверждают важность осуществления трансфера технологий на добровольных, рыночных условиях». В соглашении Китай обязуется не требовать от зарубежных компаний трансфера технологий. Кроме того, в сделке присутствует положение, что стороны соглашения не будут поддерживать трансфер зарубежных технологий в отрасли, отмеченные в их промышленных планах – вероятно, речь идет о программе «Сделано в Китае 2025», в которой среди приоритетных отраслей указаны информационные технологии, робототехника, аэрокосмическая техника, высокотехнологичное морское оборудование и транспорт, железнодорожное оборудование, альтернативные источники энергии, энергетическое оборудование, новые материалы, медицина и сельскохозяйственная техника.

На первый взгляд, заключенное соглашение заставляет Китай действовать по правилам США: пошлины с китайских товаров так и не сняли, КНР должна увеличить закупки американских товаров и при этом соблюдать условия американцев в области интеллектуальной собственности и трансфера технологий. C другой стороны, растущие технологические компании Китая в перспективе сами заинтересованы в обеспечении прав на интеллектуальную собственность. Пока китайские регуляторы оставили за собой свободу действий в случаях, связанных с «особыми обстоятельствами» или «национальными интересами», но если КНР стремится увеличивать экспорт высокотехнологичной продукции в развитые страны, то соблюдать западные стандарты охраны интеллектуальной собственности в любом случае придется.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
08.04.2020

Обращение Дирекции ИМЭМО РАН к коллективу Института

подробнее...

23.03.2020

В разделе «Аналитика» на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай» опубликовано мнение Александра Ломанова «Вирус холодной войны: США погружаются в информационное противостояние с Китаем».

подробнее...

Вышли из печати