Хорошие новости из Китая

193

used photo: China by Rain Rannu // www.flickr.com/photos/rainrannu/

© Салицкий А.И., 07.05.2020

Седьмого мая 2020 г. на сайте Главного таможенного управления (ГТУ) Китая (customs.gov.cn) опубликована сводка о внешней торговле страны за четыре месяца нынешнего года. Согласно этому документу, вывоз товаров составил 678.3 млрд долл., уменьшившись всего на 9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Импорт (620 млрд долл.) снизился лишь на 5.9%. Активное сальдо внешней торговли сократилось до 58.3 млрд долл., что на 32.6% меньше чем год назад.

Важно, что в апреле, вопреки прогнозам Bloomberg, товарооборот Китая сократился всего на 5% (если считать в долларах), причем экспорт из Поднебесной слегка превысил 200 млрд долл., увеличившись на 3.5% по сравнению с прошлогодним апрелем. Импорт, правда, порадовал меньше (155 млрд долл.), уменьшившись на 14.2%, что легко объяснить снижением цен на топливо и сырье.

Доля полностью изготовленных из китайских компонентов товаров в экспорте КНР достигла 67%, остальное пришлось на продукцию, сделанную с использованием импортных компонентов, зарубежных деталей и узлов. 12.2% товарооборота страны осуществлялось беспошлинно.

О географическом распределении внешней торговли Китая в первом квартале 2020 г. можно судить по данным таблицы 1 – они более подробны, чем сводка за апрель.


Таблица 1. Торговля КНР с отдельными партнерами в январе-марте 2020 г., млрд долл., %

Источник: ГСУ КНР, stats.gov.cn

Заметно значительное сокращение торговли с развитыми странами. Особенно примечательно сохранение в положительной зоне торговли со странами АСЕАН, страны группировки впервые вышли на первое место среди крупных партнеров Китая, опередив ЕС. Наблюдается, таким образом, экономическая консолидация в зоне свободной торговли Китай - АСЕАН, учрежденной в 2005 г.

С учетом данных за апрель прирост товарооборота между этими двумя партнерами составил 5.7%, что совсем неплохо, учитывая воздействие санитарных мер по защите от коронавируса на промышленные предприятия. Экспорт Китая в страны Ассоциации увеличился на 3.9%, импорта оттуда – на 8%.

Торговля со странами ЕС (27), вторым по значению торговым партнером Китая, сократилась достаточно равномерно: вывоз КНР уменьшился на 6.6%, импорт – на 6.4%. Актив торгового баланса со странами ЕС сократился на 7.1% до менее чем 30 млрд долл.

США находятся на третьем месте среди крупных партнеров Китая. Экспорт КНР в США сокращается из-за тарифных барьеров, снижение за первые четыре месяца года достигло 15.9%, это меньше, чем за первый квартал, а импорт из США уменьшился на 3%. Вывоз в Японию за четыре месяца снизился на 2.2%, ввоз – на 2%, сальдо торгового баланса сложилось в пользу страны восходящего солнца.

В особую группу партнеров в Китае относят страны, участвующие в Инициативе «пояса и пути» (ИПП). Товарооборот с ними увеличился на 0.9% и составил более 30% всей внешней торговли КНР.

Общая картина изменений в географическом распределении китайской внешней торговли однозначно свидетельствует о том, что в тяжелые для мировой экономики времена усиливается консолидация развивающихся стран Азии. Это указывает на наличие значительного потенциала специализации и кооперирования, образовавшегося в ходе модернизации их хозяйств, на возможности частично переориентировать связи с Западом на внутриазиатскую консолидацию, которая со многих точек зрения полезна и нашей стране.

Структуру внешней торговли Китая также затронули некоторые изменения. Уменьшился экспорт электротехники и автомобилей, одежды и пластмасс, мебели, обуви, чемоданов и сумок, игрушек и смартфонов, повысился вывоз текстиля, медицинских масок.

Серьезно снизились закупки Китаем автомобилей – до 238 тыс шт со снижением на 29.8%.

В противоположность многим прогнозам обвала сырьевых и энергетических рынков, Китай порадовал производителей сырья, продовольствия и топлива увеличением закупок. За четыре первых месяца 2020 года ввезено 360 млн т железной руды (рост на 5.4%), 170 млн т нефти (рост на 1.7%), 130 млн т угля (рост на 26.9%), 32.3 млн т природного газа (рост на 1.5%).

Импорт соевых бобов составил за четыре месяца 24.5 млн т, увеличившись на 0.5%, сократился на 4.9% импорт пластмасс, на 9.6 млн т уменьшился ввоз нефтепродуктов, вырос до 41.2 млн т ввоз проката, увеличившись на 7.4%. Заметно (на 10.4%) повысился импорт рафинированной меди и проката, составив 1.7 млн т. Практически на уровне прошлого года остался ввоз электротехники (снижение на 0.3%), на 31.1% увеличился импорт интегральных микросхем – до 160 млрд шт.

Все очевиднее, что хозяйство КНР выходит из спада, вызванного эпидемией, а также торговой войной Трампа против Поднебесной. В улучшении внешнеэкономических показателей немалую роль сыграли стимулирующие меры правительства и Народного банка Китая, проводившиеся с осени 2019 г.

Отметим, что уже осенью 2019 г. Народный банк Китая (НБК) начал стимулирование экономики – в связи с весьма заметным снижением экономической динамики: с 6.4% в первом квартале 2019 г. рост ВВП снизился до 6.2% во втором и 6.0% в третьем.

Последовательно, с небольшим шагом, снижались ставки по основным типам кредитов, а также понижалась норма резервирования для банков. В декабре 2019 г. министерство финансов одобрило выпуск провинциями первой порции специальных облигаций для финансирования инфраструктуры общей стоимостью примерно 140 млрд долл., в 2020 г. их выпуск продолжится. В апреле сообщили о предварительном утверждении нового выпуска объемом 325 млрд долл. Руководство НБК при этом предостерегает от использования кредитов для «надувания» сектора недвижимости.

Обсуждается вопрос о снижении ставок налогов на тех, кто получает от 5 до 50 тыс. юаней в месяц (курс доллара равен примерно 7 юаням), и повышении ставок для миллионеров и миллиардеров.

Судя по принятым к маю 2020 г. мерам, в Пекине решили пока не прибегать к сверхкрупной закачке денег в экономику. Увеличены государственные расходы, в том числе адресная помощь наименее обеспеченным слоям населения, применяются льготные кредиты производителям медицинского оборудования, отсрочки по выплатам налогов, арендной платы, погашению долгов банкам и т.п. Продолжилась либерализация условий работы в Китае иностранного капитала, в том числе на финансовых рынках. В то же время от перехода к полной конвертируемости юаня по счетам движения капитала Китай пока воздержится.

Стержнем преодоления спада в хозяйстве, как отмечалось в докладе премьера страны Ли Кэцяна на заседании правительства 12 марта, будут не темпы роста, а решение проблемы занятости, позднее ключевое значение этого параметра в экономической политике страны на ближайшую перспективу подтвердил и Си Цзиньпин.

Парадоксально, но экономическая и даже политическая консолидация в регионе происходит теперь и вследствие торговой войны Трампа с Китаем – на этот побочный эффект в Вашингтоне вряд ли рассчитывали. Между тем страны ЮВА, в общем, приветствуют подъем Китая, готовы содействовать примирению сторон: обострение конфликта сверхдержав для них в целом опасно и невыгодно, хотя маневры между Пекином и Вашингтоном могут быть и продуктивными [Chang 2020].

Нам еще предстоит стать свидетелями стабилизации хозяйств Китая и стран-соседей. Но эта пауза может быть заполнена подготовкой к предстоящему подъему проекта «пояса и пути» и сопряженных с ним планов. Некоторые бизнесмены еще до кризиса говорили о необходимости нового плана Маршалла, а не просто снижения процентной ставки [Brown 2019]. Ведущую роль государственных банков в финансировании такого рода масштабных проектов, а также зеленого развития подчеркивают эксперты ЮНКТАД, разочарованные неолиберальными подходами к экономическому развитию и практикой частных и ряда международных кредитных организаций [UNCTAD 2019].

Литература:

Brown D (2019). As global growth slows, the world needs a new Marshall Plan, not lower interest rates // South China Morning Post, 24.06.2019. URL: https://www.scmp.com/comment/opinion/article/3015762/global-growth-slows-world-needs-new-marshall-plan-not-lower

Chang P (2020). How Southeast Asia’s Chinese diaspora could play a leading role in defusing Sino-US rivalry // South China Morning Post. 03.04.2020. URL: https://www.scmp.com/comment/opinion/article/3077940/how-southeast-asias-chinese-diaspora-could-play-leading-role

UNCTAD (TDR 2019). Trade and Development Report 2019: Financing a Global Green New Deal. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/tdr2019_en.pdf


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
29.05.2020

Александр Дынкин принял участие в вебинаре «Covid-19 and cheap oil in Russia: an explosive mix?», прошедшем в ISPI. 

подробнее...

29.05.2020

В информационном агентстве «Интерфакс» состоялась первая онлайн-сессия «Примаковских чтений» на тему «Россия и постковидный мир».

подробнее...

Вышли из печати