Китай в новой стратегии НАТО

462

used image: NATO Summit in Madrid, 2022 // Internet

© Гамза Л.А., 04.07.2022

Завершившийся в Мадриде саммит НАТО принял новую Стратегическую концепцию блока (NATO 2022 Strategic Concept), в которой впервые в числе главных угроз его безопасности наряду с Россией назван Китай. В обоснование в преамбуле документа подчеркнуто, что современный мир является конкурентным и непредсказуемым, и «всепроникающая нестабильность, растущая стратегическая конкуренция и продвижение авторитаризма угрожают интересам и ценностям Альянса». Там же заявлено, что блок сохранит свою «глобальную перспективу».

В разделе «Стратегическая среда» (Strategic Environment) Китаю посвящено два отдельных параграфа. Подчеркнуто, что амбиции и «политика принуждения» Китая являются вызовом интересам и безопасности НАТО, поскольку он использует широкий набор политических, экономических и военных мер для усиления позиций в мире и своей растущей мощи. Проводимые Китаем враждебные гибридные и кибер-операции, его конфронтационная риторика и дезинформация в отношении стран-членов блока подрывают безопасность Альянса. Также отмечено стремление КНР контролировать ключевые сектора технологий и промышленности, критическую инфраструктуру, стратегические материалы и цепочки поставок, использование им экономических рычагов для создания стратегической зависимости и усиления своего влияния. Особо указано на стремление Китая подорвать базирующийся на правилах международный порядок, включая космос, киберпространство и морские владения, а также на углубляющееся стратегическое партнерство между КНР и Российской Федерацией.

В то же время заявлено, что НАТО остается открытой для конструктивного взаимодействия с КНР на основе формирования взаимной прозрачности, необходимой для защиты безопасности Альянса. Одновременно организация будет реагировать на «системные вызовы» (systemic challenges) со стороны КНР и обеспечивать защиту и безопасность союзников, повышая общую осведомленность, устойчивость и готовность к защите от китайской тактики принуждения и попыток разделить Альянс.

Вслед за этим документ, прямо не называя Китай, указывает на «злонамеренных игроков», которые стремятся понизить уровень критической инфраструктуры НАТО, вмешиваются в работу государственных служб, извлекают разведданные, крадут интеллектуальную собственность и препятствуют проведению военных операций. При этом «стратегические конкуренты» и «потенциальные противники» вкладывают большие средства в технологии, которые могут ограничить Альянсу доступ и свободу действий в космосе, ограничить там его возможности, нацеливаясь на гражданскую и военную инфраструктуру и подрывая обороноспособность и безопасность союзников.

НАТО также видит угрозу своей безопасности со стороны КНР в том, что эта страна «быстрыми темпами наращивает свой ядерный потенциал и развивает все более совершенные системы доставки при отсутствии достаточной транспарентности и добросовестного отношения к контролю над вооружениями и их сокращению».

Раздел «Сдерживание и оборона» (Deterrence and Defense) также затрагивает интересы Китая, поскольку в нем заявлено, что безопасность на море является основой мира и процветания НАТО. Поэтому Альянс намерен усилить свои позиции, необходимые для защиты и противодействия любым угрозам на море, отстаивания свободы судоходства, обеспечения безопасности морских торговых путей и защиты своих основных линий связи.

В заключительном разделе «Совместная безопасность» (Cooperative Security) особо выделена необходимость усиления стратегического партнерства НАТО-ЕС по всем направлениям, в числе которых указано на необходимость реагирования на «постоянные вызовы Евро-атлантической безопасности со стороны КНР». Там же подчеркнута важность для блока ИТР, ситуация в котором «напрямую затрагивает Евро-атлантическую безопасность». Поэтому Альянс будет усиливать диалог и сотрудничество с традиционными и новыми партнерами в этом регионе для разрешения межрегиональных вызовов на основе общих интересов в сфере безопасности.

Включение Китая в Стратегическую концепцию НАТО и ее содержание вызвали острую негативную реакцию и неприятие с его стороны. Миссия КНР при ЕС решительно осудила документ, заявив, что НАТО как пережиток Холодной войны и крупнейший военный блок мира не отказался от мышления и практики создания «врагов» и продвижения блокового противостояния. Отмечается, что хотя зона обороны Альянса не выходит за пределы северной Атлантики, однако в последние годы он регулярно демонстрировал силу в регионе АТР и стремится к развязыванию там конфронтации. Подчеркнуто, что поскольку НАТО рассматривает Китай как «системный вызов» он будет вынужден реагировать на это «должным образом» если блок дойдет до действий, подрывающих интересы КНР.

МИД Китая выразил решительный протест и осудил НАТО за приравнивание развития Китая к «системному вызову» и намерение строить отношения с ним под эти углом в качестве «стратегического приоритета на следующее десятилетие». При этом было заявлено, что новая стратегия блока игнорирует факты, очерняет внешнюю политику Китая и делает безответственные оценки нормального военного строительства и национальной оборонной стратегии страны, одновременно делая попытки экспортировать в АТР «менталитет Холодной войны и копировать блоковую конфронтацию в Азии». В этой связи особо указано, что впервые в истории в саммите НАТО приняли участие приглашенные лидеры Японии и Южной Кореи, которые выразили заинтересованность в укреплении отношений с западными союзниками. На полях саммита они провели трехстороннюю встречу с участием США и договорились активизировать сотрудничество в обеспечении безопасности на Корейском полуострове. Там же впервые проведена четырехсторонняя встреча с участием лидеров Австралии, Новой Зеландии, Южной Кореи и Японии. И хотя Тайвань не был упомянут в стратегии, однако генеральный секретарь НАТО Столтенберг после ее представления заявил, что Китай «запугивает своих соседей и угрожает Тайваню». В этой связи МИД призвал НАТО прекратить безосновательные обвинения и провокационные заявления против Китая, смешивать Европу и АТР и отказаться от слепой веры в военную силу.

Новая Стратегическая концепция НАТО и ее содержание носят конфронтационный характер и отражают дальнейшее втягивание этого «оборонительного» блока в реализацию американской стратегии сдерживания Китая не только в Европе, на и за ее пределами под флагом «глобализации» его дальнейшего развития и в формате создания широкого антикитайского фронта из числа союзников США в АТР. Несмотря на округлость формулировок, отражающих достаточно высокий уровень экономических связей Европы с Китаем, в документ вошли все основные постулаты и положения Индо-тихоокеанской стратегии США. Заявленная готовность Альянса и входящих в него стран противостоять «системным вызовам» со стороны Китая не только в Европе, но и в АТР неизбежно приведет к усилению конфронтации и напряженности по многим направлениям, затронув прежде всего экономическое и технологическое сотрудничество КНР со странами ЕС в таких областях, как кибербезопасность, космос, новейшие и прорывные технологии. Одновременно активизация вовлеченности НАТО в решение многочисленных острых проблем безопасности региона также вызовет резкое встречное противодействие и ответные меры со стороны Китая.


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
26.01.2023

Отдел международно-политических проблем ИМЭМО РАН проведёт семинар по теме: «Методологические аспекты изучения мировой политики на базе системных теорий А. Богданова и Н. Лумана».

подробнее...

25.01.2023

Дмитрий Стефанович выступил соавтором Рабочего документа Комиссии по проблемам глубокого сокращения ядерного оружия «Правда или желание: прозрачность, двусмысленность и перспективы новых международных  обязательств в ядерной сфере».

подробнее...

Вышли из печати