Неизменный глобальный союз: как в Великобритании видят будущее Королевского флота

1102

Royal Navy Type 45 destroyer HMS Diamond by Defence Images // www.flickr.com/photos/defenceimages/
(under Open Government License at www.nationalarchives.gov.uk/doc/open-government-licence/version/3/)

© Крамник И.А., 23.03.2021

Опубликованный британским правительством обзор стратегии в сфере обороны, безопасности, развития и внешней политики (Global Britain in a competitive ageThe Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy)[1], а также представленный министерством обороны Великобритании обзор Defence in a competitive age[2], предусматривают, впервые за длительное время, возвращение Королевского флота к глобальным задачам – пусть и в ограниченном масштабе. Этот подход может означать стремление Соединенного Королевства закрепить за собой более значимую роль на фоне выхода из Евросоюза, однако экономические реалии заставляют задавать вопросы относительно реализуемости подобных надежд.

Флот, как и остальные виды вооруженных сил, призван обеспечить защиту интересов Великобритании и ее союзников перед лицом растущих угроз, среди которых особо выделяется рост военной (в частности, военно-морской) мощи КНР, а также «агрессивная политика» России. При этом в отличие от документов времен холодной войны, прямо ориентировавших Королевский флот в первую очередь на действия в Атлантике, вновь принятая стратегия говорит о необходимости поддержания глобального присутствия.

Ключевая роль в поддержании глобального британского военно-морского присутствия возлагается на авианосное ударное соединение, боевым ядром которого станут два свежепостроенных корабля – «Куин Элизабет» и «Принс оф Уэлс», как минимум один из которых должен постоянно находиться в строю. Предстоящая первая боевая служба авианосца «Куин Элизабет», который должен в 2021 году зайти в Средиземное море, на Ближний Восток, и в Индо-Тихоокеанский регион, прямо названа в предисловии к The Integrated Review, подписанном премьер-министром Борисом Джонсоном, «наиболее амбициозным глобальным развертыванием сил Соединенного Королевства за два десятилетия»[3].

Ставка на возможности авианосного соединения, укомплектованного истребителями пятого поколения, в качестве инструмента глобального присутствия и взаимодействия с союзниками отмечена и в обзоре Минобороны – что составляет радикальный контраст по сравнению, например, с подходом 1981 года, где главной задачей Королевского флота называлась защита Атлантики от возможного прорыва ВМФ СССР, а главной силой флота в войне на море считались многоцелевые атомные субмарины с торпедами и противокорабельными ракетами на борту[4]. Этот же подход прослеживается и в документе 1975 года, где атомные подводные лодки были названы основным приоритетом на фоне сокращения прочих сил флота – от многоцелевых авианосцев до фрегатов, эсминцев и дизельных субмарин[5].

Вместе с тем, назначив авианосную группу на роль основы боевого потенциала Королевского флота, Лондон сохраняет ключевую черту, определяющую развитие британских ВМС на протяжении последних шести десятилетий: этот потенциал обеспечивается в первую очередь взаимодействием с союзниками. Координация с ВМС США, чьи корабли наравне с британскими будут включены в состав АУГ, и Корпусом морской пехоты (который будет представлен эскадрильей F-35B, аналогичных тем, что используются собственно британским флотом и ВВС) является одной из ключевых составляющих боеспособности новой британской авианосной группы.

Здесь следует обратить внимание, в числе прочего, на содержание учений НАТО с участием «Куин Элизабет», состоявшихся осенью прошлого года, по итогам которых, в частности, Первый морской лорд адмирал Энтони Радакин и его американский коллега, начальник военно-морских операций ВМС США адмирал Майк Гилдэй договорились о работе над взаимозаменяемостью авианесущих кораблей и авиационных подразделений[6]. Ключевая задача этой работы – обеспечение возможности совместных операций ВМС США и британского Королевского флота с использованием палубной авиации обеих стран без затрат времени на слаживание. Этот процесс упрощается благодаря единому истребителю, уже упомянутому F-35B, состоящему на вооружении авиации корпуса морской пехоты США, а также ВВС и авиации ВМС Великобритании.

Если говорить о кратком изложении целей и перспектив британской морской мощи в ближайшие 20 лет, то они выглядят следующим образом:

  • Численность «боевого ядра» несколько подрастет – к началу следующего десятилетия Королевский флот должен будет иметь более 20 фрегатов и эсминцев вместо 19 в настоящее время.
  • Обеспечение ядерного сдерживания остается одной из главных задач флота, наряду с глобальным присутствием.
  • Великобритания планирует нарастить свой потенциал специальных глубоководных работ, в частности, за счет ввода в строй нового исследовательского судна, на которое будет возложена, в числе прочего, защита имеющейся подводной инфраструктуры от возможных атак.
  • Будут радикально обновлены противоминные силы – в первую очередь за счет ввода в состав флота перспективных безэкипажных/опционально обитаемых тральщиков-дронов.
  • На вооружение флота поступят новые противокорабельные ракеты.
  • Королевская морская пехота, также как и Корпус морской пехоты США, пройдет через радикальную реформу, целью которой является формирование современных сил быстрого реагирования с самостоятельным ударным и оборонительным потенциалом, способных стать боевым ядром операций в прибрежной зоне.
  • В интересах флота планируется разработка фрегата и эсминца нового поколения (проект 32 и проект 83 соответственно), появление которых ожидается в 2030-х, а также перспективной подлодки, которая должна в будущем заменить серийный на сегодняшний день тип «Эстьют».

Вопросы разработки и серийного строительства кораблей нового поколения – основной пункт, заставляющий сомневаться в реализуемости планов обновления флота в целом. С учетом предстоящего массового списания находящихся на сегодняшний день в строю фрегатов проекта 23 (два из которых планируется списать до срока ради экономии средств в интересах перспективных разработок и программ), это означает необходимость ввода в строй до 2030 года не менее 13 фрегатов новой постройки – и последний раз такие темпы обновления надводного флота Великобритания показывала в 1990-е годы. Необходимость серьезных вложений в разработку кораблей и подлодок уже следующего поколения, тем более одновременно с расходами на серийное строительство новых боевых единиц, может в условиях не самого лучшего состояния экономики оказаться слишком тяжелым грузом. Примеры решения таких дилемм у Великобритании есть – объемы планируемого строительства и наличные силы флота ранее уже сокращались в пользу перспективных разработок[7], но иногда и перспективные разработки так и не воплощались в жизнь – как минимум в задуманном объеме. Интересно будет сравнить этот процесс с развитием ВМС США, которым в наступившем десятилетии также предстоит решать вопрос наращивания корабельного состава одновременно с его качественным обновлением – включая создание нового стратегического ракетоносца. При этом значительная зависимость Великобритании от американских разработок в этой сфере несколько облегчит задачу для Лондона, как минимум частично перекладывая груз на лидера Альянса, но не снимет его полностью.

В целом же можно с полным основанием сказать, что, как уже отмечено выше, развитие британского флота продолжается в рамках политики, заданной более пяти десятилетий назад. Основа этой политики была сформулирована министром ВВС Великобритании Эдвардом Шеклтоном в ходе парламентского отчета по вопросам обороны 22 февраля 1966 г.: «Мы ясно даем понять, что в будущем Великобритания не будет принимать на себя зарубежные обязательства, которые могут потребовать от нее проведения крупных операций без участия союзников»[8]. Тогда британское военное ведомство отказалось от ряда амбициозных программ, включая строительство собственных ударных авианосцев нового поколения.

Перспективы Королевского флота тогда же спрогнозировал глава оппозиционной на тот момент фракции консерваторов в палате Лордов Питер Кэррингтон, в прошлом первый лорд адмиралтейства и будущий министр обороны Великобритании. «Это конец Королевского флота как силы, способной проводить глобальные операции. Как он сможет действовать, лишившись всей своей воздушной разведки и всего остального, кроме незначительной части ударного вооружения?», – спросил Кэррингтон, отвечая на доклад Шеклтона. С этого момента британский Королевский флот развивался в первую очередь как элемент глобальной морской мощи НАТО, опираясь главным образом на американскую техническую и технологическую поддержку, с соответствующими последствиями для политической роли Соединенного Королевства в целом.

… Эта ситуация, несмотря ни на какие изменения в качестве нового вооружения и военной техники, пока остается неизменной.

Примечания:

[1] Global Britain in a competitive age – The Integrated Review of Security, Defence, Development and Foreign Policy \\ https://www.gov.uk/government/publications/global-britain-in-a-competitive-age-the-integrated-review-of-security-defence-development-and-foreign-policy
[2] Defence in a competitive age \\ https://www.gov.uk/government/publications/defence-in-a-competitive-age
[3] The Inegrated Review.
[4] The United Kingdom Defence Programme: The Way Forward. p.p. 8-9 \\ http://fc95d419f4478b3b6e5f-3f71d0fe2b653c4f00f32175760e96e7.r87.cf1.rackcdn.com/991284B4011C44C9AEB423DA04A7D54B.pdf
[5] Statement on the Defence Estimates 1975 \\ http://filestore.nationalarchives.gov.uk/pdfs/small/cab-129-181-c-21.pdf
[6] U.S., U.K. Navies Working to Achieve ‘Interchangeability’ in Carrier Forces, Collaboration on Unmanned and AI \\ https://news.usni.org/2020/10/20/u-s-u-k-navies-working-to-achieve-interchangeability-in-carrier-forces-collaboration-on-unmanned-and-ai
[7] Statement on the Defence Estimates 1975, p.p. I-21, I-37
[8] The Defence Review 1966 \\ https://api.parliament.uk/historic-hansard/lords/1966/feb/22/the-defence-review-1


Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
14.04.2021

Отдел европейских политических исследований провел международный семинар «100-летие Рижского мирного договора и современные проблемы российско-польских отношений»

подробнее...

13.04.2021

По итогам работы трёхсторонней группы экспертов России, Индии и США опубликован совместный доклад по ситуации в Афганистане «2021: Afghanistan’s Year of Reckoning».

подробнее...

Вышли из печати