Нью-Гемпшир: меняющееся поле лидеров

938

© 12.02.2020, Журавлева В.Ю.

New Hampshire Primary - Illustration by DonkeyHotey // www.flickr.com/photos/donkeyhotey

11 февраля президентская гонка в США продолжилась первичными выборами в Нью-Гемпшире. Это штат, в котором традиционно проходят первые праймериз в президентской кампании. В отличие от кокусов, с которых начинается избирательная кампания в Айове, праймериз – гораздо более понятный для сторонних наблюдателей элемент процесса выборов в США. Также как и кокусы – это форма предварительных выборов – т.е. избрание кандидатов от партии и делегатов на национальный съезд партий. В отличие от кокусов, праймериз регулируются властями штатов, не партиями, хотя правила избрания делегатов разрабатываются партиями. Праймериз фактически стали еще одной уступкой партий обществу, политическая активность которого постепенно росла с середины XX века. В начале 1970-х гг. Демократическая партия первая стала переходить от кокусов к праймериз, упрощая процедуру избрания кандидатов и делегатов и снижая степень контроля партийной элиты за процессом избрания президентов.

В отличие от кокусов праймериз проложили прямой путь делегатов на национальный съезд партии, минуя съезды и окружные и штатов. Но самое главное, что кандидаты от партии избираются не отдельными активистами, которые нашли время, чтобы после работы провести 3-4 часа в политических баталиях, а всеми жителями штата. Участки открыты с 7 утра до 7 вечера, и вся традиционная процедура заполнения бюллетеня не занимает больше 15 минут (если конечно не придется стоять в очереди). Получается, что праймериз – это гораздо более репрезентативная система выборов кандидатов гражданами.

Однако поскольку окончательный выбор кандидата от партии происходит на национальном съезде партии делегатами от каждого штата, праймериз, так же как и кокусы предполагают два параллельных процесса – выбор кандидатов и выбор делегатов. Если в ходе кокусов это происходит одновременно, то в праймериз эти процессы разнесены во времени. Сроки и процедура избрания делегатов также как и в случае с кокусами устанавливается отделением партии в конкретном штате.

В Нью-Гемпшире в этом году делегаты от Демократической партии на Национальный конвент избирались 25 января. Каждого участвующего в выборах кандидата должны представлять по 16 делегатов (по 8 человек от каждого округа штата). Делегатом может быть избран любой житель штата, зарегистрировавшийся в качестве сторонника Демократической партии. Для этого в срок с 6 по 10 января каждый желающий должен направить заявку на участие в отделение Демократической партии в штате, указав в ней, какого кандидата в президенты он хочет представлять на Конвенте. Каждый потенциальный кандидат мог привести на выборы любое число людей, которые будут за него голосовать. Перед голосованием каждый кандидат в делегаты имел право выступить перед собравшимися. Список избранных делегатов опубликован на сайте отделения Демократической партии Нью-Гемпшира и был представлен гражданам на избирательных участках в ходе праймериз. 25 апреля избранные окружные делегаты соберутся в отделении Демократической партии для избрания еще дополнительных 8 делегатов, председателя и членов постоянного комитета Национального конвента.

Всего на Национальном конвенте Демократической партии Нью-Гемпшир представляют 24 делегата, связанных результатами праймериз. Каждый из кандидатов в президенты получает определенное число из 24 делегатов, пропорциональное тому числу голосов, которые он или она получили в ходе праймериз. Минимальный порог, который должен был преодолеть кандидат для получения делегатов – 15%.

Помимо этого, у штата есть еще 9 «автоматических» или суперделегатов – неизбранные делегаты, поддержка которых того или иного кандидата не зависит от результатов всеобщего голосования в ходе праймериз. Как правило, суперделегаты – это представители партийной элиты от каждого конкретного штата: губернаторы, сенаторы как действующие, так и бывшие, бывшие президенты страны, бывшие главы комитетов партии. Число суперделегатов определяется партией на основе бонусной системы за партийную лояльность штата: число партийных представителей от штата в выборных органах власти, поддержка инициатив партии и т.д. Общий процент суперделегатов на Национальном конвенте Демократической партии не превышает 15%. Каждый суперделегат сам решает, какого кандидата он будет поддерживать. И на это решение оказывается серьезное давление, как кандидатами, так и партийным истеблишментом. Чаще всего наибольшее число суперделегатов получают кандидаты, поддержанные истеблишментом партии, который и представляют суперделегаты. Так, в частности, было в 2016 году, когда Х. Клинтон изначально имела преимущество над Б. Сандерсом, будучи кандидатом от истеблишмента, которое последний мог преодолеть, только набрав значительно большее число «связанных» делегатов на этапе первичных выборов.

По всей видимости в этом году борьба за суперделегатов будет особенно острой, потому что показатели официального кандидата от истеблишмента Дж. Байдена за первые две недели первичных выборов стремительно ухудшились. По предварительных результатам праймериз в Нью-Гемпшире, он не перешел 15% барьер и не получил ни одного делегата от штата, фактически вылетев из пятерки лидеров.

Нью-Гемпшир, также как и Айова, не определяют будущего победителя. Во-первых, в силу того, что штат этот преимущественно белый (91%), со средним подушевым доходом выше, чем по стране. Во-вторых, потому что он малочисленный и потому представлен на Национальном конвенте партии всего 33 делегатами из 4750. Однако именно эти праймериз исторически формировали лидерское поле, ограниченное двумя, реже тремя кандидатами, за рамками которого оставались те, чьи шансы на победу постепенно сходили на нет к середине гонки.

Между тем, складывается впечатление, что в этом году лидерское поле все еще может меняться и установиться не раньше, чем после первого супервторника. Во-первых, в целом поле кандидатов от Демократической партии оказалось гораздо более плотным, чем оно было в 2016: по итогам двух первых выборов сложилась скорее четверка лидеров, чем двойка или даже тройка. Разрыв между основными кандидатами в этой четверке небольшой, особенно между Б. Сандерсом и П. Буттиджичем, которые фактически поменялись местами в Нью-Гемпшире. Расстановка между еще двумя кандидатами изменилась в Нью-Гемпшире. Э. Клобушар серьезно обогнала Э. Уоррен, выйдя на третье место, а последняя даже не смогла преодолеть 15% барьер, не получив в результате ни одного делегата.

Очевидно, что значительная часть избирателей не определились со своим выбором до последнего момента – как показывают опросы на выходах с избирательных участков, многие принимали решение в последний момент. По всей видимости, демократический электорат оказался перед сложным выбором. С одной стороны, демократы хотят быть уверены, что их кандидат будет способен победить Трампа на национальном уровне, а с другой стороны, они, также как общество в целом, недовольны властью, партиями и хотят перемен. В эту дилемму сложно уложить какого-то одного кандидата из всего множества, представленного партией. Это объясняет сохраняющуюся высокую конкуренцию между лидирующими кандидатами и высокую же степень неопределенности каждой из гонок.

Во-вторых, очевидно, что ставка истеблишмента на Дж. Байдена может оказаться проигрышной и с большей вероятностью в ближайшее время партийной элите придется менять своего фаворита. Дж. Байден рассматривался истеблишментом как кандидат, который с наибольшей вероятностью может победить Д. Трампа в силу своих умеренных позиций. Оба первых штата представляют хороший полигон для проверки этого тезиса. Айова – умеренно консервативный штат, поддерживающий Республиканскую партию, а Нью-Гемпшир – не только штат, периодически меняющий свои партийные предпочтения (так называемый свингстэйт), но и еще 10-й штат с самым большим числом независимых избирателей (42% при 28% по стране). Это самая важная характеристика при оценке шансов Дж. Байдена на общенациональную победу, ведь независимые кандидаты – это именно те, которых не устраивает радикальность обеих партий и на кого направлена программа умеренных кандидатов, таких как Дж. Байден. Конечно, впереди еще штаты с большим процентом афроамериканского населения, на поддержку которого рассчитывает бывший вице-президент. Но, скорее всего, первые выборы показывают, что, несмотря на изначально высокий рейтинг, Байден постепенно сходит с дистанции.

Неудачи Байдена могут быть связаны с неожиданным успехом Э. Клобушар, которая, также выступая с центристских позиций, при этом лишена главного недостатка Дж. Байдена – тесных связей с истеблишментом. Ее растущие показатели после первых двух голосований могут свидетельствовать о том, что именно она может занять нишу того самого компромиссного кандидата. И если Э. Уоррен, как один из двух самых леволиберальных кандидатов, скорее всего уже проиграла Б. Сандерсу в борьбе за левый электорат, Э. Клобушар, обойдя Байдена, имеет все шансы выйти на прямую конкуренцию с другим фаворитом – П. Буттиджичем.

Однако окончательный расклад сложится только после вхождения в гонку еще одного кандидата-центриста – М. Блумберга, который впервые появится в бюллетенях избирателей в первый супервторник. С его появлением конкуренция между центристами обострится и победит тот, кого протестный избиратель сочтет в меньшей степени представляющим интересы истеблишмента.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
19.02.2020

Состоялось заседание Ученого совета Института. На повестке дня был представлен доклад Эдуарда Соловьева на тему «Новый этап украинского кризиса: основные вызовы и тенденции развития».

подробнее...

18.02.2020

За заслуги в изучении российско-индийских отношений Алексей Куприянов и Яна Садовникова награждены медалью "За выдающиеся академические успехи памяти профессора Г.Л. Бондаревского".

подробнее...

Вышли из печати