Жаркие споры в ЕС: торможение углубления евроинтеграции сдерживает и процесс её расширения

650

© 02.11.2019, Воронов К.В.

used image - European Union flag by Yanni Koutsomitis // www.flickr.com/photos/ykoutsomitis

Если бы еврограндам,  общепризнанному «мотору евроинтеграции» – Франции и Германии удалось бы в среднесрочной перспективе достичь евроцентристского стратегического соглашения, то Европа выглядела бы совсем по-другому как в целом, так и в ряде регионов  в частности. Сейчас, признаем, нелегкое время и для стран-кандидатов на вступление (с Балкан или постсоветского пространства), и для сторонников реализации высокой идеи евроинтеграции в целом. Все эти разнородные силы стали, очевидно, невольными жертвами сумбурной, скрытой схватки между президентом Франции Эммануэлем Макроном и канцлером Германии Ангелой Меркель. Её конечным результатом стала, видимо, нынешняя неспособность ЕС проводить динамичную политику евроинтеграции, обеспечивать расширение состава и реализовывать авторитетную глобальную стратегию. На публичном, риторическим уровне все кажется благостным и вполне приемлемым в отношениях между французским и германским лидерами. Но в действительности атмосфера и связи между Парижем и Берлином стали сейчас настолько сложными, тупиковыми, изнурительными, что практически все внутренние реформы, дальнейшая динамика и расширение интеграционного блока практически прекратились.

Большинство политиков, экспертов и наблюдателей сходятся в оценке нынешнего фатального кризиса в Евросоюзе: всюду вызовы, угрозы, тупики – Brexit в Великобритании, волны эмиграции, захлестнувшие возмущенные берега Европы, череда финансовых банкротств, наступление евроскептиков и «правопопулистская волна», укрепление «зеленых» на фоне опасности глобального потепления etc. Очевидно, Макрон и Меркель расходятся в оценке целого ряда взаимных проблем. Но главное – противоречия по поводу укрепления евро, при этом Париж хочет иметь тесный банковский союз, против чего категорически выступает Берлин. К тому же Макрон не желает разрыва с президентом РФ Владимиром Путиным, утверждая, что Россия имеет большое значение для безопасности Европы. Это мнение не разделяет, видимо, Меркель, которой ближе известный евроатлантический подход. Что касается процесса расширения, то Германия последовательно поддерживает расширение ЕС, в то время как Франция традиционно настроена более скептически. Сейчас,  кажется, что несовместимость Парижа  и Берлина, которая всегда решалась компромиссами, тормозит процесс развития Евросоюза. Одной из стран, непосредственно пострадавших от этих противоречий является крошечная Северная Македония. Ей было обещано, что Скопье может вскоре начать практические переговоры о вступлении.

Эта западно-балканская недавно оформленная страна (с 1991 г.) отвечала формальным критериям для начала переговоров с Брюсселем. При огромной поддержке со стороны Скопье и Афин спор о том, как Северная Македония должна называться наконец-то был урегулирован в начале нынешнего года. Историческая сделка окончательно разблокировала путь Северной Македонии в НАТО и ЕС. Как известно Греция в течение нескольких лет применяла право вето, пока не был решен вопрос о названии этой новой республики. Сейчас подготовка её членства в НАТО идет по утвержденной дорожной карте, а процесс евроинтеграции неожиданно застопорился. Так, во время саммита лидеров ЕС 17-18 октября 2019 г. Э. Макрон наложил скандальное вето на начало переговоров о вступлении Албании и Северной Македонии. Премьер-министр последней Зоран Заев сразу же объявил о своей отставке и назначил новые парламентские выборы. Никто не разжигает националистические пожары в этой части Балкан сильнее, чем сами политические партии Северной Македонии и Греции, отдельные из которых по-прежнему выступают против сделки относительно названия этой страны.

Некоторые страны-члены объединения поддерживают твердое противодействие Франции дальнейшему расширению Евросоюза, особенно в отношении Албании. Весомый аргумент Э. Макрона заключается в том, что ЕС нужно сначала навести порядок в собственном доме, прежде чем принимать новых слабых членов. По большому счету, нынешняя позиция Парижа, безусловно, справедлива, поскольку решение вопросов, связанных с политической и экономической евроинтеграцией тесно взаимоувязаны, как и процессы её углубления и расширения. Кроме того, оказывает влияние нелиберальная волна в Польше и Венгрии, помимо неизжитой коррупции среди младоевропейцев (в Румынии, Болгарии, Хорватии и Словакии), что не дает старым странам-членам морального права легко использовать этот аргумент в качестве оправдания своего противодействия дальнейшему расширению евроинтеграции. И это несмотря на впечатляющие благотворные эффекты 4-х «европейских свобод» - роста иностранных инвестиций, свободного перемещения рабочей силы, капитала и товаров после начала процесса евроинтеграции этих стран в течение последних пятнадцати лет. У них налицо большие макроэкономические достижения и успехи, о которых подчас забывают евроскептики.

Тем не менее, для такого региона как Западные Балканы, который борется за укрепление верховенства права, защиты свобод СМИ, прекращение торговли наркотиками, огнестрельным оружием и людьми, ряд государств-членов ЕС не испытывают большого энтузиазма в отношении очередного расширения за счет слабых кандидатов. Речь даже не идет о том, что они присоединятся завтра или в самой ближайшей перспективе. Переговоры о вступлении занимают, как известно, годы, если не десятилетия. Но именно политпсихологическое воздействие этих переговоров с Брюсселем важно для создания у этих малых стран ощущения, что они защищены, привязаны к мощной еврогруппировке. Помимо прочего, это вопрос политического доверия: лидеры ЕС обещали этим малым странам вожделенное еврочленство еще в 2003 г.

Стойкая антипатия Э. Макрона к дальнейшему расширению Евросоюза не направлена, безусловно, на А. Меркель персонально или группу Бенилюкс и северные страны, которые выступают против его амбициозных взглядов на будущее интегрированной Европы. Речь идет о том, что Э. Макрон пытается вызвать столь необходимую Парижу широкую общественно-политическую дискуссию об отношениях ЕС со своими соседями в будущем. Такого рода дебаты должны отразить и зафиксировать, какую Европу хотят видеть её страны-члены. С этим связан подспудный спор о текущем расширении Евросоюза. Э. Макрон последние два года добивается углубления интеграции в ЕС, и он мало что может предъявить здесь в качестве своего наглядного результата. А за это «особое спасибо», нужно, увы, сказать Германии.

Канцлера А. Меркель, похоже, не особо интересует,  как должен выглядеть ЕС в краткосрочной или даже в более долгосрочной перспективе. Под ее руководством Германия присоединилась к другим странам, ставя на первое место интересы государств-членов, часто за счет исполнительной власти ЕС в Брюсселе, в частности, Европейской комиссии (КЕС). Её партнеры-противники пеняют на безоговорочную поддержку А. Меркель морского газопровода «Северный поток-2» или разрешение проблемы с китайским телекоммуникационным гигантом Huawei, участвовавшим в торгах за сеть 5G в Германии. Она поставила экономические интересы Германии, безусловно, на первое место, всячески стремилась избегать каких-либо затратных стратегических дискуссий о направлении будущего развития интегрирующей Европы.

Однако есть и другие большие проблемы в европейской повестке. Лидеры ЕС очень часто и справедливо кивают на проблему Brexit и курс президента США Дональда Трампа, которые отвлекают их внимание, отнимают время и ресурсы от того, чтобы полноценно обсудить будущее Европы. Это интеллектуально верно, но не совсем искренне. Напротив, Brexit и Трамп должны стать катализаторами того, чтобы европейские правительства перестали оправдываться и задали себе трудный вопрос: готова ли интегрирующаяся Европа защищать свою политическую и экономическую систему и действовать стратегически?

Таким образом, ныне вопрос о расширении Евросоюза остается прочно замороженным, также как и стратегическая проблема его углубления. ЕС подобно большому кораблю, образно говоря, находится в нелегком плавании. Если формирующийся новый состав Еврокомиссии при избранном президенте Урсуле фон дер Ляйен не остановит его нынешний хаотический дрейф и не сдвинет на новый продуктивный курс, он продолжит находиться в том же положении, в котором и находится сейчас. В Берлине и Париже это хорошо понимают, но одновременно также отчетливо  и сознают отсутствие у европартнеров глубинного единства взглядов и здоровых политических амбиций.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
18.11.2019

В ИМЭМО РАН состоялась презентация русскоязычной версии доклада «Отношение элит к глобальному управлению».

подробнее...

18.11.2019

Состоялся «Азиатский семинар» под руководством академика В.В. Михеева. С докладом «Гонконг: причины и последствия политических протестов» выступил Андрей Карнеев.

подробнее...

Вышли из печати