Уж Брексит близится...

645

© 17.10.2019, Стрежнева М.В.

used image from www.connexionfrance.com

В Брюсселе сегодня открылся двухдневный саммит Европейского совета, в котором принимают участие 28 лидеров государств-членов ЕС, глава Евросовета Дональд Туск и председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер. Речь идёт об исключительно важной (можно надеяться, что завершающей) дате в графике переговоров по выходу Великобритании из Евросоюза, поскольку лидерам стран ЕС предстоит подытожить их результаты ввиду завершения 31 октября ранее предоставленной Лондону отсрочки. Переговорщики от Соединённого Королевства и от Евросоюза сегодня утром достигли окончательного согласия по проекту сделки, хотя её одобрение законодателями в Вестминстере остаётся под вопросом. Юнкер назвал новое соглашение справедливым и сбалансированным. Он также дал понять, что лидеры стран ЕС, скорее всего, не пойдут на новую отсрочку, даже если Джонсон попросит о ней1.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон доказал свою приверженность цели достижения соглашения с Евросоюзом о «разводе» при уважении Белфастского соглашения 1998 г. (Соглашения Страстной Пятницы) о политическом урегулировании конфликта в Северной Ирландии. Однако он неоднократно подчёркивал, что так называемый бэкстоп (согласованный с Брюсселем прежним британским премьером Терезой Мэй режим поддержки пребывания Северной Ирландии в составе таможенного союза ЕС и единого европейского рынка после наступления переходного периода по Брекситу) неприемлем.

Бэкстоп в согласованном Мэй виде работал бы так, что он действительно «запер» бы Великобританию на потенциально неограниченный срок в рамки международного соглашения, привязывающего Великобританию и после выхода из ЕС к его таможенному союзу, обременительным экологическим стандартам и мерам по защите рынка труда. Вырвавшись из-под таможенных правил ЕС, Великобритания сможет заключать соглашения о свободной торговле с третьими странами. Во многом из-за бэкстопа согласованное Терезой Мэй с Брюсселем 600-страничное Соглашение о выходе (Withdrawal Agreement) трижды провалилось ранее в Палате общин. Европарламент, со своей стороны, выступил некоторое время тому назад с предупреждением, что он не даст своего согласия на соглашение, в котором не будет бэкстопа.

Между тем 4 сентября 2019 г. в Палате общин получил одобрение Акт №2 о выходе из ЕС (известный также как Акт Бенна). Он требует, чтобы правительство обратилось к Брюсселю с просьбой об очередной отсрочке в том случае, если до 19 октября в Палате общин не получит одобрения новое соглашение с ЕС – либо Палата не даст «добро» правительству на выход без соглашения. Последнее невероятно, так как британский парламент не поддерживает перспективу выхода без сделки, но до тех пор, пока окончательное согласие между Брюсселем и Лондоном по искомой сделке не было достигнуто, Акт Бенна явно не способствовал его достижению, видимым образом расхолаживая переговорщиков с европейской стороны, которых отсрочка весьма устроила бы. Однако Джонсону, настойчивому и амбициозному политику, было важно, чтобы с Брекситом, так или иначе, было покончено 31 октября и, несмотря на Акт Бенна, он не хотел просить о «бессмысленной» отсрочке, которая продлит «токсичную» неопределенность в отношениях Лондона с континентальной Европой, утверждая, что намерен идти до конца.

Джонсон 2 октября сделал Брюсселю предложение о новом протоколе по Ирландии/Северной Ирландии для замены прежнего бэкстопа. Его неофициально именовали «две границы на четыре года». Оно отделило таможенные сборы и пошлины от регулирования (правил, которые территориальные юрисдикции налагают на товары – например, стандарты, действующие в отношении сельскохозяйственной продукции). Речь теперь пошла о том, чтобы бэкстоп касался не всего Соединённого Королевства, а только Северной Ирландии. Последняя оставалась бы в общем рынке ЕС и в общей зоне регулирования с Республикой Ирландия (её регуляторная граница с Великобританией устанавливалась бы в Ирландском море2). Но одновременно формально Северная Ирландия покинула бы таможенный союз с ЕС, что порождает таможенную границу с РИ. Ассамблея Северной Ирландии (Стормонт)3 получила бы возможность проголосовать за сохранение в будущем этих двух границ или же за согласие на жёсткую границу с РИ, приближающее СИ теснее к остальному Соединённому Королевству, что фактически давало бы Демократической юнионистской партии,  как и сторонникам объединения Ирландии из транснациональной партии «Шинн Фейн», право вето в отношении действия нового режима (не противоречащее, кстати, духу Белфастского соглашения 1998 г.) после истечения заранее установленного срока (предположительно в 2025 г.). Новое предложение подразумевало перспективу большего расхождения Британии с ЕС, но за большую экономическую цену.

И в Великобритании, и в ЕС предложение Джонсона сначала вызвало смешанную реакцию, но премьер-министр Ирландии Лео Варадкар отреагировал на него позитивно, что привело к дальнейшим интенсивным переговорам по Брекситу, которые затем быстро вышли на финишную прямую. По словам Туска, «всё идёт в правильном направлении, но, как вы сами могли заметить, с Брекситом и, прежде всего, с нашими британскими партнёрами возможно всякое»4.

Главный переговорщик от ЕС Мишель Барнье на пресс-конференции в Брюсселе утром 17 октября сообщил о том, что сторонам удалось договориться о включении в соглашение законодательного решения, позволяющего избежать жёсткой границы на ирландской территории после выхода Британии из ЕС. Вторая достигнутая договоренность заключается в том, что Северная Ирландия формально остается в рамках британской таможенной территории, будучи связанной с ограниченным количеством правил ЕС. Британские власти смогут применять британские тарифы на продукцию из третьих стран, если эти товары не будут поступать на единый рынок ЕС через Северную Ирландию. Также, по его словам, стороны урегулировали вопрос налога на добавленную стоимость в СИ5.

В Брюсселе сохраняется скептицизм в отношении того, что до завершения текущего саммита удастся завершить кропотливую работу над текстом правового акта, но достижимым кажется политическое одобрение следки европейскими лидерами, которое откроет путь к завершению работы над юридически обязывающим договором в течение следующих недель.

Брексит – один из самых долгих, запутанных и дорогих «разводов» в политической истории. Если сделка получит «добро» на саммите, то за неё ещё должны будут проголосовать сначала британский парламент, собравшись на своё чрезвычайное субботнее заседание 19 октября, а затем и Европейский парламент. Одобрение сделки в Палате общин потребует 320 голосов депутатов, и подобный результат далеко не гарантирован. Ключевую роль в этом будет играть правая Демократическая юнионистская партия, которая заранее сомневается в допустимости уступок, которые Брюссель и Дублин выбили у Джонсона на заключительном этапе переговоров. Так, в какой-то момент поступила информация, что Великобритания в принципе согласилась на прохождение и таможенной границы в Ирландском море, отказавшись от идеи двух границ. В своё время Мэй отвергала подобный вариант как нечто, на что ни один британский премьер-министр не сможет согласиться.

Чем больше уступок сделал Джонсон, тем больше вероятность, что он оттолкнёт ими своих союзников в Великобритании. Лидер ДЮП Арлин Фостер заявила 15 октября, что соглашение,  которое фактически отделит таможенной границей Северную Ирландию от остальной части Соединенного Королевства, подорвет конституциональную и экономическую целостность страны. Но Джонсон надеется, что ему удастся убедить ДЮП в своей правоте, подкрепив свою аргументацию денежными компенсациями. Ожидается, что большинство консерваторов проголосуют за сделку, но лейбористы, скорее всего, будут голосовать против – тем более, что успех сделки укрепит позиции их соперника Джонсона на будущих британских парламентских выборах.

Позитивному развороту на переговорах могли поспособствовать разные факторы и соображения. Так, по мнению наблюдателей, скорейшее успешное завершение Брексита будет благоприятствовать успеху Варадкара на следующих национальных выборах в Ирландии. Опросы общественного мнения оценивают шансы Джонсона на победу на возможных внеочередных парламентских выборах в Великобритании гораздо выше, нежели шансы его оппонентов. Если бы Евросоюз продолжал удерживать Британию в своих рядах вопреки заявленной воле её собственного правительства (при саботаже со стороны британского парламента, в котором сторонники опции вообще остаться в ЕС так и не смирились со своим поражением в демократическом соревновании на национальном референдуме 2016 г.), вряд ли это как-то поспособствовало бы решению проблем демократического дефицита в европейских институтах. Между тем именно последние мощно подпитывают евроскептические настроения населения внутри самого ЕС. Упомянем, что британская партия Брексит во главе с Найджелом Фараджем по итогам выборов в Европарламент в мае 2019 г. завоевала внушительные 29 мандатов. После вступления сделки в силу начнется переходный период, завершающийся предположительно 31 декабря 2020 г., с возможностью его последующего продления, чтобы Соединённое Королевство и Евросоюз смогли вести содержательные переговоры о своём будущем экономическом партнёрстве.

Вслед за тронной речью в Палате лордов, с которой выступила 14 октября королева Великобритании Елизавета II, изложив в ней законодательную программу собственного правительства на период после Брексита, на неделе, которая начинается 21 октября, в Лондоне последует голосование по этой программе. Ожидается, что голосование в Палате общин правительство проиграет (такого, впрочем, не случалось в стране с 1924 г.). Подобный проигрыш не влечёт за собой непосредственно требования к премьер-министру об отставке, но затем не исключено голосование по вотуму недоверия правительству, которое, в случае успеха, даст 14 дней для формирования альтернативного правительства. Последнему необходимо будет заручиться поддержкой Палаты общин. В противном случае состоятся национальные парламентские выборы.

При том, что в связи с Брекситом обсуждалась и идея повторного референдума, постепенно набирая сторонников в парламентской фракции лейбористов, она не получила достаточной поддержки в Палате общин. В случае принятия положительного решения о повторном референдуме потребовалось бы продление периода Брексита на основании статьи 50 Договора о Европейском союзе, запущенной Терезой Мэй в марте 2017 г. Само по себе проведение референдума заняло бы больше 20 недель (более четырех месяцев) от самого начала и до финиша. Но не исключено при этом, что он подтвердил бы результаты 2016 г.

Если к 31 октября достичь согласия не удалось бы и отсрочка не была бы получена (последнее было бы крайне маловероятно в таком случае), Великобритания покинула бы ЕС без сделки. Тогда переходный период не состоялся бы. Бизнесу, частным лицам и публичным органам пришлось бы реагировать немедленно, реализуя планы действий по внештатной ситуации.  Великобритания обратилась бы к правилам ВТО в том, что касается торговли, а в отношении её экспорта в ЕС действовали бы европейские тарифы, разрешения и сертификации. По крайней мере в краткосрочной перспективе, всем следовало бы ожидать существенной неразберихи и финансовых потерь.

Брексит – не единственная острая проблема в европейской повестке текущего момента. Во-первых, пока на месяц (до декабря 2019 г.) пришлось отложить начало работы нового состава Европейской комиссии во главе с протеже германского канцлера Ангелы Меркель Урсулой фон дер Ляйен. Дело в том, что Европейский парламент отверг Сильви Гулар – предложенную Францией кандидатуру на членство в ЕК. Многие европейские наблюдатели полагают, что фиаско Гулар, ставленницы президента Франции Эммануэля Макрона, – это месть Манфреда Вебера, главы фракции Европейской народной партии в ЕП. Напомним, что в июле 2019 г. Макрон заблокировал прохождение немца Вебера на высший пост в ЕК, который в результате достался фон дер Ляйен. Во-вторых, Франция и Германия расходятся в вопросе дальнейшего расширения ЕС. Если Меркель настаивает на открытии переговоров о вступлении с Албанией и Северной Македонией, то Макрон, вопреки мнению Комиссии, Европарламента и большинства других стран-участниц ЕС, противится этому. В-третьих, самые ожесточённые споры сулит вызвать бюджет ЕС на 2021-2027 гг., поскольку выход Великобритании из Союза влечёт за собой огромные проблемы с его наполнением. Наконец, разногласия вызывает и турецкая проблема (военное наступление Турции на севере Сирии). Евросоюзу не удалось достигнуть согласия в собственных рядах по введению против Турции, являющейся членом НАТО и формальным кандидатом на вступление в ЕС, оружейного эмбарго. Хотя Франция, Германия и ряд других стран ЕС заявили, что впредь они не будут поставлять оружие в Турцию, ЕС не поддержал французское предложение о введении против неё экономических санкций. С точки зрения Германии, важно найти способ сохранить поддержку для Турции в вопросе о трёх миллионах беженцев и мигрантов, остающихся на её территории.

На саммите 17-18 октября, вопреки обыкновению, будут обсуждаться вопросы, пока не нашедшие в Евросоюзе своего полного решения. Единственное, в чём только и можно быть целиком уверенным на данный момент, так это в том, что встреча всё же началась в четверг, 17 октября, во второй половине дня.

Примечания:

1 Ellyatt Holly (2019) UK and EU strike new Brexit deal in last-ditch talks, 17 October. URL: https://www.cnbc.com/2019/10/17/uk-and-eu-agree-on-new-brexit-deal-boris-johnson-says.html.

2 В этом состояло исходное предложение Брюсселя по решению проблемы ирландской границы и к тому же сводились частные взгляды некоторых приверженцев Брексита в Великобритании ещё в 2016 г.

3 Ассамблея в январе 2017 г. временно прекратила свою работу.

4 Rowland Oliver (2019) Brexit: clarity expected by midnight // The Connection: French News and Views, 17 Oct URL: https://www.connexionfrance.com/French-news/Brexit/Brexit-clarity-for-British-citizens-in-France-by-midnight-says-Tusk.

5 Жесткой" границы не будет: ЕС и Великобритания преодолели ключевую проблему в соглашении о Brexit // Европейская правда: международная безопасность и евроинтеграция, 7 октября 2019. URL: https://www.eurointegration.com.ua/rus/news/2019/10/17/7101974/.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
18.11.2019

В ИМЭМО РАН состоялась презентация русскоязычной версии доклада «Отношение элит к глобальному управлению».

подробнее...

18.11.2019

Состоялся «Азиатский семинар» под руководством академика В.В. Михеева. С докладом «Гонконг: причины и последствия политических протестов» выступил Андрей Карнеев.

подробнее...

Вышли из печати